Глава дипмиссии США в Беларуси: прорыва в отношениях нет, но главное сейчас — диалог

США ценят усилия Минска по Украине, но на отношение к проблеме прав человека это не влияет...

Новый глава американской дипломатической миссии в Беларуси Скотт Роланд работает в нашей стране уже более трех месяцев — вполне достаточный срок, чтобы осмотреться и хотя бы в общих чертах понять, что здесь к чему. С вопроса об этом и началась беседа кореспондента БелаПАН с поверенным в делах США. 



Скотт Роланд (Scott M. Rauland)
— поверенный в делах США в Беларуси. Прибыл в Минск 30 июня 2014 года. На службе в Госдепартаменте США с 1993 года. Работал в Азербайджане (1993-1994), Германии (1995-1998, 2005-2007), Пакистане (1998-2000), Эквадоре (2000-2003), России (2003-2005), Афганистане (2008-2009), Малайзии (2010-2012). Последние два года до приезда в Беларусь занимал должность директора Программы советников по международным делам при Бюро по военно-политическим вопросам Госдепартамента.

В 1981 году в университете Чикаго получи степень бакалавра по истории европы, в 1986 году в университете штата Агайо получил степень магистра в области русского языка и литературы.

В 1982-1984 годах преподавал английский язык в немецком Висбадене. С 1990 по 1993 годы дистанционно преподавал русский язык в сельских школах штата Висконсин. Женат, имеет двоих детей. Владеет русским, немецким и испанским языком.

— Господин Роланд, расскажите о своих впечатлениях после первых месяцев работы в Беларуси? У вас уже сложилось общее представление о ситуации в нашей стране, о проблемах в белорусско-американских отношениях?

— Я здесь уже три месяца. И мне очень нравится. Вы, наверное, знаете, что я здесь был уже дважды в 80-х годах. Впервые это было летом 1983 года, я был здесь месяц с немецкой туристической группой. А второй раз в 1988 году я работал гидом на выставке «Информатика в жизни США». Конечно, в то время не было разрешено иностранцам выезжать за пределы столиц бывших республик. Так что тогда я не мог познакомиться с другими частями Беларуси.

Я могу сказать с точки зрения туриста, что первые впечатления здесь за 25 лет были очень хорошие. Было очень интересно увидеть, как развивался Минск, как изменился. Я бы сказал, что в лучшую сторону.

Но мне было интересно посмотреть и посетить и другие части Беларуси. Так, например, в августе я был в Бресте, посетил Брестскую крепость, вручил сертификат финансирования местной организации в рамках Посольского фонда культурного развития*. Кроме этого, я побывал во многих заповедниках и на озерах — в Беловежской пуще, Березинском биосферном заповеднике, на Браславских озерах. Могу сказать, что природа — это самый настоящий ресурс для Беларуси. Думаю, что это, наверное, будет играть значительную роль в развитии туризма.

Что касается развития американо-белорусских отношений, могу сказать, что я посвятил большую часть своих первых трех месяцев здесь вот этой теме. Например, в июле после того, как я сам приехал сюда, в Беларусь прибыл шестой американский дипломат-консул. Это позволило нам расширить перечень категорий виз, за которыми могут обращаться белорусские граждане здесь, в Минске.

Сентябрь был особенно насыщен событиями для нас. В нашем посольстве мы приняли самую высокопоставленную американскую делегацию за последние пять лет. Беларусь в Нью-Йорке организовала инвестиционный форум, который возглавил премьер-министр.

Мы рассматриваем пути сотрудничества и изучаем области, которые представляют общий интерес. В то же время центральной темой в вопросе улучшения наших отношений остается большее уважение демократии и прав человека в Беларуси. Нам хотелось бы иметь конструктивные отношения с Беларусью.

— Что вы можете сказать по поводу нынешних торговых отношений Беларуси и США? Есть ли позитивная динамика? За счет чего может быть увеличен товарооборот?

— Все страны стремятся к тому, чтобы нарастить свой экспорт. Ни США, ни Беларусь не являются здесь исключением. Сферы, в которых наши страны преуспели больше всего и, в первую очередь, за счет частных компаний, — это компании, которые сейчас работают в Парке высоких технологий, где американские компании и капитал закрепились. Это такие компании как EPAM и Exаdel. Их существование означает дополнительные рабочие места и прибыль для обоих наших государств.

Есть и другие сферы, в которых ведется сотрудничество. Так, например, американские компании поставляют двигатели и узлы трансмиссии на некоторые ведущие промышленные предприятия Беларуси, такие как МАЗ и БелАЗ. И, насколько мне известно, «Белавиа» сейчас собирается закупать самолеты, произведенные компанией «Боинг». Я также хочу привести такой пример, как «Макдональдс», рестораны которого в Беларуси являются едва ли не самыми посещаемыми в Европе.

Что касается белорусской стороны, то такая компания как «Санта Импэкс Брест» наращивает поставки своей продовольственной продукции в США.

Очень важно для белорусских компаний найти свою собственную нишу на американских рынках и использовать свои сравнительные преимущества. Это утверждение справедливо и для американских компаний.

— Вы уже упоминали первый белорусско-американский инвестиционный форум, который прошел в Нью-Йорке 22 сентября. Премьер-министр Беларуси Михаил Мясникович оценил его как результативный. По его словам, представители деловых кругов США проявили к форуму «достаточно высокий интерес». А как США оценивают прошедший форум в Нью-Йорке? Вы можете назвать конкретно американские компании, которые заинтересовались сотрудничеством с Беларусью?

— Американские компании, как и другие, всегда стремятся использовать любые возможности, которые перед ними открываются, чтобы нарастить поставки своей продукции на экспорт или привлечь больше инвестиций. Я считаю очень важным то, что Беларусь попыталась диверсифицировать своих инвесторов и расширить свои экспортные рынки. И прошедший форум является первым шагом в этом направлении.

Что касается интереса американских компаний к Беларуси, то наши частные компании самостоятельно принимают решения относительно того, где и каким образом осуществлять инвестиции, не уведомляя об этом правительство. Но, конечно, они при этом следуют законам США и законам страны пребывания.

К нам после форума американские компании пока не обращались. Но мы считаем, что это нормально. На такой предварительной стадии это обычно и не происходит. Дальше, когда начинается более подробное изучение той или иной компанией рынка страны, тогда они могут обратиться к нам.

— Какая сфера белорусской экономики, кроме уже упомянутой вами IT-сферы, наиболее привлекательна для американского бизнеса? Что необходимо предпринять в первую очередь для повышения интереса западных инвесторов к Беларуси?

— Давайте я просто выскажу свою точку зрения относительно того, что может сделать Беларусь привлекательной в глазах возможных экспортеров и инвесторов. Во многом это будут те же черты, которые существовали и 30 лет назад еще в 80-х годах. В частности, это высокообразованная и трудолюбивая рабочая сила. Не изменилось и выгодное географическое положение Беларуси, которая находится в коридоре между Востоком и Западом.

Но 30 лет назад было трудно использовать в полной мере эти возможности. Сейчас их использование гораздо шире.

Я хотел бы еще сказать, что меня очень поразила и удивила как человека, которому достаточно много пришлось путешествовать по миру, инфраструктура. Давайте обратимся к наиболее очевидному ее элементу — дорогам. Я хорошо знаю уже белорусские дороги. В частности, достаточно много пользуюсь дорогами на Вильнюс, на Брест. И я хочу сказать, что в Беларуси хорошие дороги, чего нельзя сказать о некоторых странах-соседях.

Еще один момент, который бы мне хотелось подчеркнуть, коль скоро мы говорим об экономике и инвестициях, — это важность инвестиционного климата, то есть того, на что обращают внимание иностранные компании, когда приходят на рынок из Беларуси. Должен существовать прозрачный, предсказуемый инвестиционный климат, который обеспечивает необходимую правовую базу и в котором нет дискриминации иностранных инвесторов в сравнении с национальными производителями. В стране должен существовать механизм, которым государство осуществляет верховенство закона и права и прислушивается к той озабоченности, которую могут высказывать деловые круги.

Если когда-то бизнес сталкивается с какими-то проблемами, то правовая система должна обеспечивать механизм их разрешения. Если все эти факторы существуют, то это будет привлекать иностранных инвесторов в различные области вашей экономике. И мы говорим не только об американцах.

— А насколько Беларусь соответствует всем этим ожиданиям прозрачного рынка, хорошего инвестиционного климата?

— Этот вопрос, скорее, лучше адресовать потенциальным инвесторам. Посольства США по всему миру занимаются тем, что защищают интересы своих граждан и компаний. При том, что достаточно много историй успеха работы в Беларуси, например, как у «Макдональдса» или EPAM, есть и определенная озабоченность. Нам известны случаи, когда компании сталкивались с трудностями и проблемами. Совершенно очевидно то, что эта та сфера, в которой есть что улучшать.

— В сентябре Минск посетила межведомственная делегация США, которая, как вы сказали, была самой высокопоставленной за последние пять лет. Состоялись встречи с официальными лицами и представителями гражданского общества Беларуси. Сделаны ли уже по итогам визита какие-нибудь выводы и рекомендации для правительства США по дальнейшей политике в отношении Беларуси?

— Могу сказать, что не было каких-то особых прорывов. Но, тем не менее, мы очень рады, что межведомственная правительственная делегация смогла прибыть в Минск и пробыть здесь с визитом три дня. Она включала в себя представителей Министерства обороны, Агентства США по международному развитию и Бюро по вопросам прав человека и демократии Госдепартамента. Они встречались в Беларуси с широким кругом людей не только в правительстве и МИД, но и с представителями гражданского общества, политической оппозиции, деловых кругов.

И как отметил на пресс-конференции по итогам визита один из представителей делегации, дипломатия — это диалог. Одна из целей визита заключалась в изучении возможностей по расширению взаимодействия с властями Беларуси. В то же время делегация обращала внимание на давнюю озабоченность США относительно необходимости большего уважения к правам человека и соблюдению демократических норм в Беларуси, что остается главным в вопросе улучшения двусторонних отношений. Они также призвали к освобождению политзаключенных.

— Существуют ли предпосылки для отмены Соединенными Штатами санкций, которые введены в отношении белорусских физических и юридических лиц? И возможна ли отмена санкций без освобождения политзаключенных?

— США всегда четко высказывали свою позицию в отношении Беларуси. Они продолжают призывать к освобождению всех политзаключенных и восстановлению их в гражданских и политических правах. Санкции были введены в ответ на нарушения базовых свобод и наличие политзаключенных.

Бывший госсекретарь Хиллари Клинтон и бывший министр иностранных дел Сергей Мартынов отметили в совместном заявлении, которое было сделано в декабре 2010 года, что большее уважение к демократии и правам человека в республике остается центральной темой в вопросе улучшения двусторонних отношений и является жизненно важным для развития страны и ее граждан..

— То есть без освобождения политзаключенных санкции отменены не будут?

— Не хотелось бы спекулировать на эту тему. Давайте не будем забывать о том, что санкции были утверждены Конгрессом США. Отмечу лишь, что в 2008 году, когда в Беларуси были освобождены политзаключенные, власти США пересмотрели санкции.

— Тогда же в 2010 году, когда было сделано заявление Мартынова и Клинтон, Беларусь и США договорились о сотрудничестве по ликвидации белорусских запасов высокообогащенного урана. Но в 2011 году, после разгона мирной демонстрации в день президентских выборов и ужесточения санкций со стороны США, Беларусь заявила, что собирается приостановить сотрудничество в этой сфере. Как обстоят дела на данный момент? Есть какие-то позитивные сдвиги в этом вопросе?

— Вы правильно отметили, что в августе 2011 года Беларусь приостановила свое участие в программе, которая была разработана и профинансирована Министерством энергетики США. Программа имела своей целью замену высокообогащенного урана низкообогащенным для ведения различных научных работ. Это, кстати, было бы более безопасно и дешевле. Кроме того, это соответствовало бы всем нормам МАГАТЭ.

Но, несмотря на приостановку участия Беларуси в программе в августе 2011 года, США и Беларусь продолжают сотрудничать в области нераспространения ядерных материалов. В частности, в вопросе предотвращения незаконного транзита расщепляющихся ядерных материалов. Мы также надеемся, что Беларусь собирается следовать заявленной ею цели избавиться от всех запасов высокообогащенного урана.

— Некоторые эксперты высказывают мнение, что на фоне событий в Украине Запад уже не рассматривает Беларусь как «последнюю диктатуру Европы» и готов на некоторые уступки ради улучшения отношений. Какова позиция США по данному вопросу?

— Думаю, что это два вопроса, к которым мы должны подойти очень внимательно и не смешивать содержащиеся в них понятия. Мы ясно заявляли о том, что ценим вклад Беларуси в процесс разрешения кризиса в Украине, включая тот факт, что она выступила в качестве принимающей стороны для встречи трехсторонней контактной группы и встреч между евразийской тройкой и ЕС.

США выступают в поддержку мирного разрешения конфликта, которое бы обеспечило суверенитет и территориальную целостность Украины в рамках ее международно-признанных границ. И мы ценим и приветствуем усилия Беларуси, которые направлены на реализацию этих целей и которые выражаются в том, что она либо принимает у себя, либо участвует во встречах.

В то же время, как я уже говорил ранее, большее уважение к демократии и правам человека в республике остается центральной темой в вопросе улучшения двусторонних отношений и является жизненно важным для развития страны и ее граждан.

— Насколько тесно США координирует с Евросоюзом свою политику в отношении официального Минска?

— Я бы сказал, что мы взаимодействуем очень тесно. Уже за время моего пребывания здесь приходилось неоднократно встречаться с коллегами из дипломатических представительств стран ЕС. Такие встречи проходят не только в Минске, но и в Брюсселе, где проходит обсуждение самых разных вопросов. И Беларусь — один из них.

Мы взаимодействуем. Это выражается и в издании совместных заявлений. Считаю, что такая координация является выражением тех общих ценностей, которые мы разделяем, в частности, в вопросе важности прав человека и соблюдения демократических норм.

Думаю, что люди, которые в меньшей мере, чем вы, следят за вопросами политики, могли бы даже сказать, что США являются членом ЕС (улыбается) — настолько тесно это взаимодействие осуществляется.

— Вы уже упоминали, что штат посольства был увеличен на одного сотрудника, благодаря чему посольство смогло возобновить выдачу виз белорусским гражданам. Есть ли у вас данные о том, сколько за последние месяцы было обращений за американскими визами? И какая категория граждан преимущественно за ними обращается?

— Это очень радостное событие, при чем для обеих сторон. Как уже было сказано, в начале июля в составе посольства появился работник, который полностью занимается консульскими вопросами. С июля мы начали постепенно расширять число тех категорий граждан, которые могут обращаться за визами в посольство в Минске.

Давайте я сначала расскажу, как мы работали ранее. Фактически визы выдавались только трем категориям лиц. Первая категория — это лица старше 70 лет, так как мы посчитали, что это та группа, которой тяжело выезжать куда-то для подачи заявки на визу. Вторая — люди, у которых были чрезвычайные обстоятельства, и зачастую по медицинским причинам. Это тоже та группа, которой могло быть сложно выезжать куда-то, чтобы обратиться за визой. И третья — белорусские официальные лица при условии посещения США с официальной целью.

Сейчас, кроме этих категорий, мы принимаем заявки на визы от студентов и участников программ обмена. Также к нам теперь могут обращаться за продлением или возобновлением визы те, у кого раньше была американская рабочая виза. Но те, кто обращаются за рабочей визой в первый раз, или те, кто сменил своего работодателя в США, должны будут обращаться в другие посольства.

Также мы стали рассматривать заявки, связанные с какими-то особыми обстоятельствами. Поскольку речь шла об инвестиционном форуме в Нью-Йорке, то раньше, до появления консула, белорусские участники форума обращались бы за визами в Вильнюс, Москву, Киев или другие наши посольства. Но сейчас мы смогли сделать исключение, так как белорусская сторона нуждалась в том, чтобы визы им были выданы как можно быстрее.

Что касается количества обращений, то в сентябре мы выдали вдвое больше виз, чем в июне.

— Может быть, у вас конкретные цифры есть, сколько виз было выдано?

— Кончено. В июне мы выдали 70 виз, а в сентябре — 160.

— Есть ли специфика работы в Беларуси для западного дипломата? В чем она состоит?

— Я не вижу какого-то особого различия между работой в статусе западного дипломата и дипломата из какой-то другой части света. Мы говорили с вами о том, что США тесно координируют свою политику со странами ЕС по многим вопросам в политической сфере. Но это не только с диппредставительствами стран ЕС, но и с другими дипломатическими миссиями. И, что не менее важно, мы координируем нашу работу, нашу деятельность с международными организациями, представленными в Беларуси. Например, с ПРООН и Международной организацией по миграции.

И я бы хотел сказать, что очень впечатлен дипломатическим корпусом, аккредитованным в Минске. Я уже говорил, что мы встречаемся с ними регулярно. Дипломаты занимаются тем, что продвигают интересы своей собственной страны в стране своего пребывания. И мы это делаем всеми возможными путями. Самым очевидным примером будут прямые контакты, которые мы осуществляем с властями здесь. Для нас в первую очередь это означает Министерство иностранных дел. Но мы также работаем и с другими институтами, учреждениями и организациями от университетов до библиотек и даже Белгосфилармонии. И не только мы. В частности, несколько дней назад я посетил концерт, которые в филармонии организовало французское посольство.

Но давайте я, может быть, завершу ответ на этот вопрос на более личной ноте. Часть моей работы заключается в том, чтобы обеспечить общение между людьми, обмены между ними, благодаря которым белорусы и американцы могут из первых рук больше узнавать о странах друг друга.

В структуре Госдепартамента я всегда работал в сфере связей с общественностью. Это были программы обмена и работа с прессой. Как журналист, возможно, вы знаете, что первым директором Информационного агентства США, которое существовало до объединения его с Госдепартаментом в 1999 году, был Эдвард Марроу. Он тоже был журналистом, возможно, вы видели фильм о его жизни «Доброй ночи и удачи». Хотел бы привести его слова о том, что представляют собой обмены между людьми. Он говорил, что самым важным звеном в контактах между людьми является последний метр, последний шаг, преодолеть который можно только посредством личного контакта, когда один человек говорит с другим.

Я считаю, что программы обмена, такие как, например, приглашения профессоров по программе Фулбрайта — это замечательный способ преодоления этого последнего разделяющего метра. Надеюсь, что за время моего пребывания в Беларуси нам удастся сделать больше для того, чтобы эти программы работали.

—————
* 15 сентября 2014 года посольство США передало Фонду развития Брестской крепости сертификат на финансирование проекта в рамках программы «Посольский фонд сохранения культурного наследия».