Другие материалы рубрики «Политика»

  1. На пороге новой холодной войны. Беларусь обозначает нейтралитет
    Проводившаяся в течение двух последних десятилетий политика настолько прочно привязала нашу страну к России, что вырваться из «братских» объятий чрезвычайно сложно.
  2. Ренессанс лозунга. Безопасность снова становится фишкой Лукашенко
    И вот на фоне обезумевшего мира выходит к работягам (в темном костюме и темной же рубашке-поло, но фигурально весь в белом) строгий и мудрый белорусский вождь…


Политика

Роман Безсмертный: рано или поздно Путин толкнет Лукашенко на войну с Украиной


Как изменилась внешняя политика Украины после Майдана? Является ли геополитический разворот от России безвозвратным? На эти и другие вопросы отвечает бывший посол Украины в Беларуси (2010-2011 годы), председатель партии «Третья украинская республика» Роман Безсмертный.

Роман Безсмертный


«И Россия, и Украина имеют ядерный потенциал»

— Какие причины породили Майдан? И вообще, Майдан — это революция, народный бунт или переворот?

— В классическом понимании — это, конечно, революция. Это очень серьезный информационный сдвиг, повлекший серьезные последствия в обществе, строительстве государственной машины. Сегодня в Украине происходят радикальные революционные изменения, которые поменяли ситуацию не только внутри страны, но и поломали внешнее отношение к Украине. Обратите внимание, как резко разделился мир.

— Падение режима Януковича потребовало от Украины перестройки всей политической системы. Что уже удалось сделать после Майдана?

— Успехи очень скромные. Виной тому внешняя интервенция, которая фактически остановила реформирование общества и государства. Украина только начала бороться с последствиями режима Януковича, используя цивилизованный инструмент — выборы. По существу, сегодня идет процесс формирования истеблишмента, которому и вверят проведение реформ.

— Удалось ли официальному Киеву добиться полного признания на Западе?

— Диалог с Западом открыт и понятен для обеих сторон. Остались некоторые проблемы, сопряженные с тем, что украинское общество остается украинским, — оно не могло в один день переродиться, равно как и государственная машина. Вчерашний день очень сильно сказывается на нас — и это является одной из проблем отношений с внешним миром.

А с другой стороны, Украина на глазах удаляется от «восточного брата».

— Украина избрала европейский курс развития, но является ли геополитический разворот от России безвозвратным?

— С нынешней Россией у Украины ничего общего не будет. Или Россия начнет меняться, и тогда наше общество среагирует через выборы, или отношения между государствами и обществами продолжат усугубляться. Это значит, границы падения в двусторонних отношениях далеко не определены.

Сегодня я вижу прогнозируемое ухудшение. И ему пока невозможно даже противодействовать. Восстановить прежние отношения уже невозможно, наладить новые отношения с Россией — еще невозможно. Если Кремль будет меняться, вероятно, следующая власть в Украине поставит перед собой задачу восстановления отношений.

— Почему страна, несмотря на поддержку Запада, до сих пор не получила от него самую необходимую помощь — вооружение?

— Запад опасается, что региональный конфликт может перерасти сначала в континентальный, а потом — и в мировой. Надо иметь в виду, что оба государства, которые вступили в войну, имеют ядерный потенциал. И вы прекрасно понимаете: стрельба по малазийскому самолету — не самое страшное, на что могут пойти враги.

Отработанные в мире механизмы позволяют влиять на ситуацию торговыми, финансовыми инструментами, потенциал которых не использован в полном объеме. Сегодня весь мир пытается показать Кремлю: пора остановиться. В этом здравый смысл, рассудок и разум мира. Но если Москва не изменит свой курс, придется задействовать нежелательные механизмы.

— Вы сказали, что оба государства — и Россия, и Украина — обладают ядерным потенциалом. Но ведь Украина вывела ядерное оружие со своей территории…

— На территории Украины находится столько АЭС, что их поражение может привести к катастрофе, которых до сих пор мир не знал.

— Уже звучали политические заявления и о возможности возвращения ядерного оружия в Украину. Рассматривает ли украинское руководство этот вариант всерьез?

— Определенные политические силы имеют право на такую позицию. С моей же точки зрения, этого делать нельзя. Украина должна придерживаться правил цивилизованного мира (речь не только о статусе безъядерного государства, но и об отношении к военнопленным, цивилизованном отношении к врагу), и только тогда она может рассчитывать на его поддержку.

— Михаил Ежель, который фигурирует в списке восьми бывших министров обороны, подозреваемых в развале украинской армии, до сих пор является послом в Беларуси. Украина испытывает кадровый голод с дипломатами либо причина в ином?

— Сейчас идет следствие, и говорить о серьезных обвинениях еще рано. Более того, я очень осторожен в оценках любого дипломата, кем бы он ни был в своей предыдущей работе. Надеюсь на честное, открытое, публичное следствие — только такое и даст ответ на вопрос, есть к нему претензии или нет.


«Украина должна использовать перемирие для подготовки к войне»

— Какую стратегию реализует Кремль на Донбассе?

— Главная задача Кремля — оттяпать восток и юг Украины, создав пояс до Приднестровья, дестабилизировать ситуацию на Балканах, затем нанести удар по Прибалтике, а оттуда через Калининград попытаться влиять на Польшу и таким образом взорвать ситуацию в центре Европы… Да, этот план провалился. Однако отказалась ли от него Москва? Нет. Последние заявления премьера Медведева и президента Путина свидетельствуют: они по-прежнему придерживаются своей концепции и создают еще один плацдарм для удара — на Кавказе. Не случайно происходит объединение армий Абхазии и России.

Почему Кремль идет на это? У России больше нет ресурсов для развития имперского государства. Поэтому Москва взяла на вооружение агрессию, используя ее как инструмент решения внутриполитических проблем. Ситуация в Крыму, на Донбассе не является самодостаточной — это составляющая большого плана агрессии России по всему периметру существования своего государства.

— Почему Киев согласился на минские переговоры, которые угрожают заморозить ситуацию на Донбассе? И насколько эффективно Украина сумела воспользоваться этой передышкой?

— Украина больше всего нуждалась в перемирии. Я нигде не использовал и не буду использовать фразу «минский мир», потому что ситуация предельно ясна: если Украина хочет мира, она должна использовать перемирие для подготовки к войне. Уже очевидно: Москва не остановится на «достигнутом», значит, нужно готовить силовой отпор агрессии. Это касается не только украинского государства, но и НАТО, других блоков, которые территориально сопряжены с интересами России.

В таком свете подписание минского перемирия было очень важным для Украины. Передышка уже оправдала себя. Обратите внимание: Россия не создает на Донбассе механизмы для реализации минских договоренностей. Что свидетельствует: минские договоренности создали много проблем как для сепаратистов, так и внутри кремлевской команды.

Где допущена ошибка? В территориальной привязке подписания договоренностей. Не желая того, Киев создал проблемы для белорусского общества, неформально подняв статус Лукашенко.

Подписав договоренности в Минске, Киев создал проблемы для Европы, заставив ее пойти на диалог — министр иностранных дел Беларуси принимал участие в нескольких неофициальных диалогах. Правильнее дальнейший диалог переносить в Европу. Опасаясь этого, на последнем саммите СНГ Лукашенко разразился возмущенными тирадами: раз уж начали решать здесь, так давайте здесь решать, и нигде больше…

Я постоянно об этом говорю в Киеве, но мой голос слишком слаб, чтобы власти его услышали. Очевидно, конфетный бизнес влияет на международные отношения.

— Насколько удачным оказался выбор нового президента в условиях войны, которым стал «шоколадный король»?

— О правильности выбора свидетельствует поддержка Порошенко: в Киеве более 70% поддержки, по Украине — почти 50%. Ошибки в выборе не было.


«Кремль не оставил Лукашенко выбора»

— Украина рассматривает Беларусь как потенциального союзника, нейтральное государство или как возможного врага? Ведь Беларусь является главным и единственным военно-политическим союзником России.

— Украинцы очень дорожат отношениями с белорусами. Но обоим обществам необходимо четко понимать: можно очень много говорить о братстве и единстве, но достаточно одного выстрела, как братство превращается во вражду.

Еще больше об этом должны думать истеблишмент, элита и официальные лидеры государств. Здесь я задаюсь вопросом: а стоят ли отношения девяти и сорока пяти миллионов человек того, чтобы Лукашенко обменял их на дешевую нефть, газ и другие российские преференции? Задумайтесь, пожалуйста, над этим вопросом.

Просто вскоре перед Беларусью встанет выбор: остаются ли белорусский и украинский народы столь же близки, как сегодня, или, получив на несколько долларов дешевле газ и нефть, стать врагом Украины? У меня нет никаких сомнений, что рано или поздно Путин толкнет Лукашенко на вооруженный конфликт с Украиной. У Путина уже нет остановки — он проехал станцию, на которой мог остановиться.

— То есть, Москва потребует от Минска вступить в открытую войну с Киевом?

— Однозначно. У Путина не остается другой возможности, кроме как толкать Лукашенко на конфликт с Украиной. Путин превращается в тигра в клетке, которая сужается и может его раздавить.

— Каким образом официальный Минск может избежать втягивания в войну, и в состоянии ли белорусские власти это сделать?

— В рамках объединений, в которые вступило белорусское руководство, у него нет тормоза в руках. Ваша страна сегодня открыта, и она не сможет противостоять давлению Кремля. Поэтому уже сейчас и Казахстан, и Беларусь должны поставить вопрос об изменении правил внутри евразийского сообщества, а Беларусь — еще и внутри Союзного государства.

Минск сегодня должен задуматься о том, как диверсифицировать все кровеносные системы, которыми он привязан к Москве. Ситуация в российской экономике будет ухудшаться. Это значит, Кремль поставит вопрос роста цен. Иначе говоря, распределяя ресурсы в рамках Евразийского экономического союза, Россия будет воровать деньги и у белорусов, и у казахов.

Я не исключаю, что на определенном этапе Беларуси придется просто разрывать отношения с Россией. Сегодня российское общество готовится к войне.

— Значит, чтобы Беларусь могла хотя бы ослабить притяжение России, ей необходимо разворачиваться на Запад?

— Нужно ставить вопрос о выработке механизмов внутри интеграционных объединений с Россией. И нужно подавать сигналы цивилизованному миру, что Беларусь проведет следующие выборы хотя бы в протодемократических условиях. Потому что существующая способность белорусской власти провести демократические выборы равна нулю. Уровень кремлевской наживки, которую заглотил минский режим, не дает возможности на самостоятельную политическую деятельность.

У Лукашенко очень малый выбор: или он действует под диктовку Москвы, или его просто физически уничтожат — это видно уже невооруженным глазом. Поэтому белорусской элите, истеблишменту нужно прежде всего понять: Кремль не оставил Лукашенко выбора.

— Если судить по последним заявлениям Лукашенко, подает ли он миру сигналы о готовности провести реальные выборы?

— Для него стала шоком ситуация с Крымом, события на украинском Донбассе. Было видно, как он ищет ответ и убегает от прямого ответа, который лежал наверху. Я понимаю попытку спрятаться за фразу «нужно остановить войну», не отвечая на вопрос — это внутренняя война или внешняя интервенция? Но если он об этом говорит, значит, все время задает себе вопрос: какую задачу перед ним завтра может поставить Путин?

— Значит, вы прогнозируете дальнейшую эскалацию российско-украинской войны?

— Да. Но это уже давно не российско-украинская война. Это война России против всего мира.


Материал подготовлен с помощью MYMEDIA/DANIDA

Оценить материал:

Ваш комментарий

Регистрация

Последние Комментарии

  • Я бы вопрос о трагичности положения в Беларуси поставил бы по другому. Дело - во многочисленных “телепатах” из России, которые здесь осели. Имею в виду сотрудников Российского ФСБ, которые занимаются секретным прослушиванием (а вину за такое положение, как привычно, можно свалить на Беларусь). Государственный аппарат Беларуси в настоящее время узнаваем на сквозь. И тогда Русские оппоненты всегда появятся, как “на много умнее, на много лучше способны гадать положение, на много хитрее подавать сюрпризы”. О таком положении во очи можно убедиться по Российским Интернет зайтам, которых информацией питают из ФСБ РФ (хотя эти зайты кажутся ультра либеральными). В них уже давно помещаются выдержки высказываний A.Ликашенки, которые публично не появлялись. А что сам Лукашенко сегодня? “Он более постоянно пьяный, показывает сомнения в способностях” (такой донос прослушивателей ФСБ РФ).
  • Вопрос "Всё ли было сделано новым руководством для консолидации украинского общества, а посему надо ли было отменять закон о языке?" ожидаемо не прозвучал. Или попросили не задавать? Очередной подгон по теме "Об Украине либо хорошо, либо ничего".