Другие материалы рубрики «Политика»

  1. Всебелорусское собрание: трудяги проголосуют за застой
    Белорусский тренд при нынешних замшелых подходах властной верхушки — это сползание в ловушку бедности, на уровень условного Гондураса…
  2. Отчет спецдокладчика ООН по Беларуси: незначительные изменения маскируют отсутствие политической воли
    Такой вывод содержится в отчете спецдокладчика ООН по ситуации в Беларуси Миклоша Харасти, который будет представлен на 32-й сессии Совета ООН по правам человека.


Политика

Орден Лукашенко дали, про кредит не слышно


При очередной встрече в Москве 3 марта Александр Лукашенко получил из рук Владимира Путина орден Александра Невского (которого был удостоен еще к своему 60-летию полгода назад).

Рискнем предположить, что, будь возможность выбирать, белорусский руководитель предпочел бы денежный подарок — те или иные субсидии для спасения отечественной экономики.


Фото пресс-службы президента Беларуси

Но на момент, когда пишутся эти строки, никаких вестей о такого рода подарке нет. Это означает, что вопрос решается непросто. Хотя аналитики прогнозируют, что в той или иной форме (а возможно, и в комбинированной — частично за счет размещения белорусских облигаций, частично — в виде прямого займа) Москва, как выразился ранее Лукашенко, «плечо подставит».

Если перевести метафору на язык цифр, то Минск, по неофициальным данным, хочет, чтобы плечо было подставлено на 2,5 млрд долларов.


Когда партнеры на мели

Заседание Высшего госсовета Союзного государства прошло 3 марта на трагическом фоне — в тот же день в Москве хоронили оппозиционного политика Бориса Немцова, убитого 27 февраля рядом с Кремлем. Для многих это убийство стало зловещим симптомом мрачного будущего России.

Мрачна и статистика экономического взаимодействия партнеров, при том что на союзном саммите оба лидера сыпали бравурной риторикой относительно светлых перспектив интеграции как в рамках двойки, так и в формате Евразийского экономического союза (ЕАЭС).

Двусторонний товарооборот по итогам 2014 года снизился на 5,3% — до 37,6 млрд долларов. При этом экспорт белорусских товаров в Россию составил лишь 15 млрд 345,7 млн долларов, что почти на 9% меньше, чем за 2013 год. Нетрудно прикинуть, сколь внушительна при этом величина отрицательного для Беларуси сальдо.

Объем же торговли в рамках Таможенного союза (ныне преобразованного в ЕАЭС) уже в 2013 году уменьшился в сравнении с 2012-м и еще сильнее сократился в 2014-м. Заметьте: это падение началось задолго до обвала цен на нефть, аннексии Крыма и западных санкций против России — тех форс-мажоров, на которые союзники пытаются списать хромоту евразийской интеграции.

Путин, признав спад в двусторонней торговле, сообщил, что «подготовлен перечень совместных мер по упрощению взаимного доступа на рынки товаров и услуг российских и белорусских производителей, расширению участия поставщиков двух стран в госзакупках».

Очевидно, имеется в виду межправительственный план мероприятий по созданию дополнительных условий для развития торгово-экономического сотрудничества (коротко — антикризисный план), который в тот же день подписали премьеры Андрей Кобяков и Дмитрий Медведев.

Снимать барьеры, конечно, надо, но это не панацея, потому что из-за рецессии в принципе сужаются рынки двух стран. Проще говоря, когда оба партнера на мели, то и покупать друг у друга они будут заведомо меньше.

Антон БолточкоВпрочем, российский рынок все равно остается достаточно емким, чтобы допуск к тамошним госзакупкам помог белорусским предприятиям со сбытом, например, техники, отметил в комментарии для Naviny.by экономист «Либерального клуба» (Минск) Антон Болточко.

«Это может быть в определенном смысле выигрышем белорусской стороны», — считает эксперт, но при этом добавляет: важно, чтобы договоренность выполнялась де-факто.

Доселе партнеры по интеграции не блистали строгим исполнением взаимных обязательств по части снятия барьеров, грешили протекционизмом.

В любом случае мечта, которую высказал ныне в Москве Кобяков, — восстановить в двусторонней торговле «объем, который имели в хорошие годы», останется мечтой, пока не выйдет из рецессии российская экономика, полагает Болточко.

А это, в свою очередь, зависит не только от цены на нефть, но и от развития конфликта вокруг Украины.


Миротворчество особо не монетизируется

К слову, Лукашенко затронул украинский вопрос в диалоге с Путиным, напомнив об их февральской встрече в Сочи, когда были анонсированы минские переговоры в нормандском формате: «Многие язвили, шутили. Но сегодня все убеждены в том, что эта встреча была нужна, принятые решения реализуются».

Также Лукашенко назвал «большущим прорывом» свежее решение Петра Порошенко создать конституционную комиссию.

Речь идет, в частности, о перспективе децентрализации власти на Украине. Но до прорыва здесь ой как далеко! Киев и сепаратисты (читай: Москва) видят этот процесс абсолютно по-разному. И соответствующий туманный пункт минских соглашений, как полагают эксперты, — один из наименее реалистичных.

Некоторые из внутренних политических противников Лукашенко заявляют, что ему выгодно продолжение войны на Украине, поскольку-де дает пиаровские дивиденды.

Да, но пиаром сыт не будешь, а о серьезной монетизации миротворческих лавров пока говорить не приходится. Запад денег за геополитический эквилибр не дает, торговля с воюющей Украиной падает, а западные санкции обескровливают Россию — главного донора «белорусской модели».


Альянс отсталых режимов не способен на прогресс

Соревнуясь с российским коллегой в натужной интеграционной риторике (чувствовалась рука спичрайтеров старой школы), Лукашенко назвал судьбоносным шагом подписание 15 лет назад договора о создании Союзного государства: «Во многом благодаря союзу мы не оказались на задворках мировых и региональных интеграционных процессов».

Ну, из мировых процессов Беларусь за эти 15 лет как раз наоборот — выпала. Бесспорно же то, что долгое время Минск получал огромные дотации, прежде всего в виде дешевых энергоресурсов, что позволяло сохранять экономику а-ля «совок». Но сегодня это оборачивается падением конкурентоспособности белорусских товаров.

Вывод интеграции в формат ЕАЭС, как видим, отнюдь не спасает положения. В итоге мы имеем альянс бедных и недемократичных режимов, которые управляют национальными экономиками «по понятиям» и ту же философию переносят на уровень своего сотрудничества. Падение цен на нефть сразу подпилило сырьевой ресурс ЕАЭС, инновационного же потенциала партнеры практически не имеют.

При этом, открывая заседание Высшего госсовета 3 марта, Лукашенко неожиданно заявил, что не исключает расширения функций и полномочий ЕАЭС. Логичнее всего это можно объяснить как реверанс в сторону Путина, вдохновителя проекта Евразийского союза.

Но на самом деле в нынешнее смутное время партнеры Кремля вряд ли разгонятся отдавать некие серьезные полномочия на наднациональный уровень, читай — под патронат Москвы.

Владимир Артюгин«…В ближайшие пару лет неопределенности страны-члены ЕАЭС вероятно займут выжидающую позицию, будут учиться работать с Россией в нынешних условиях и одновременно диверсифицировать свои экономики», — прогнозирует в «Евразийском обозрении» главный редактор журнала «Валютное регулирование и ВЭД» Владимир Артюгин.

Понятно, что если Москва проиграет нынешнее противостояние с Западом, проект ЕАЭС закроется сам по себе.

В случае же сохранения или укрепления Россией своих позиций Артюгину представляется неизбежным «переход к новому уровню евразийской интеграции с приоритетом наднациональных органов управления». Точкой невозврата в таком случае станет единая валютная политика с принятием единой валюты или жесткой привязкой национальных валют к российскому рублю, считает аналитик.


Интеграция свелась к «поддержке штанов»

Итак, будущее ЕАЭС туманно, но при этом предельно ясно, что быстрые деньги Минск может получить только от Москвы.

Со своей стороны, Антон Болточко отмечает, что золотовалютные резервы России пока на достаточно высоком уровне, чтобы сумма в 2-2,5 млрд долларов, «которая примерно соответствует разрыву платежного баланса» Беларуси, не оказалась для Кремля критической.

Но в целом возможности Москвы подпитывать союзника явно уменьшаются, а соответственно, увядает и вся прелесть интеграции — как в рамках двойки, так и в формате ЕАЭС, где доминирует та же Россия.

Так что при всей бравурности интеграционной риторики речь сегодня идет об элементарной поддержке штанов «белорусской модели». Хотя бы до президентских выборов.


Оценить материал:

Ваш комментарий

Регистрация

Последние Комментарии

  • ...речь сегодня идет об элементарной поддержке штанов «белорусской модели». Хотя бы до президентских выборов. Читать полностью: http://naviny.by/rubrics/politic/2015/03/03/ic_articles_112_188367/ Возможно я ошибаюсь, но... А речь когда-нибудь была о чем то "другом"?)) (это я об экономике РБ)
  • А внешний долг какой стране вам дорог и приятен в эту пору дня? Хихи хаха...
  • ...нарастить внешний долг.
  • Сам себя не похвалишь, кто же тебя похвалит ???
  • Всё будет нормально.... Россия поможет, там даже российские граждане возмутятся, если Москва откажет Минску. Россияне уважают белорусов и это факт
  • будущее ЕАЭС туманно, но при этом предельно ясно, что быстрые деньги Минск может получить только от Москвы Читать полностью: http://naviny.by/rubrics/politic/2015/03/03/ic_articles_112_188367/ . == Халявные фашио (союзы) с совково-ваучерными бракокоррупционерами сами усугубили собственную халявную бракокоррупцию от браковсучителей до бракозащитников. И воровство халявы, пыльцы бюджета, средств из кармана даже стариков и старушек путем вначале подорожания цен, а потом, собрав инфляционную мзду, что-то компенсировав с академически мясниковским пафосом "выравнивания цен и социальной направленности".