Другие материалы рубрики «Политика»

  1. Будут ли украинские ЗРК на белорусских шасси сбивать российские самолеты?
    Далеко идущие выводы сделали некоторые СМИ на основании того факта, что Беларусь могла продать Украине партию шасси МЗКТ-6922.
  2. Политические успехи Минска на внешней арене в экономические не конвертируются
    Ничего принципиально нового касательно внешней политики в прозвучавшем на Всебелорусском собрании докладе Лукашенко не прозвучало.


Политика

Лукашенко и оппозиция: чей игнор окажется сильнее?


Пять представителей белорусской оппозиции написали в Брюссель, чтобы Европа помогла усадить Александра Лукашенко за стол переговоров с внутренними оппонентами.



Точнее, это второй пункт предлагаемой Евросоюзу дорожной карты развития отношений с Минском. Но именно за это предложение дружно ухватилась пресса. Видимо, из-за особой колоритности воображаемого сюжета: правитель, получивший по официальной версии 83,5% голосов на недавних выборах, подносит кофе не Франсуа Олланду и Ангеле Меркель, как в феврале на нормандской четверке в Минске, а тем, кого ранее упорно именовал отморозками.

Первым же пунктом, как пояснил БелаПАН подписавший письмо председатель Объединенной гражданской партии Анатолий Лебедько, идет изменение избирательного законодательства и его правоприменительной практики. Ну а третий пункт гласит о необходимости провести по демократическим стандартам уже следующую электоральную кампанию — выборы в Палату представителей 2016 года.


Нужно готовиться к несправедливым выборам

Можно поспорить, какой из этих пунктов самый фантастичный. Полагать, что Лукашенко сегодня пойдет на уступки обескровленной «пятой колонне» (а на самом деле — россыпи мелких групп, которые и между собой-то не ладят), — означает жить в параллельном мире.

Впрочем, Лебедько, демонстрируя реализм, оговаривается, что у авторов письма наготове план Б, который пока расшифровывать не время.

Письмо в Брюссель наверняка имеет смысл как напоминание Евросоюзу, склонному ныне подходить к режиму Лукашенко с позиций «реалполитик», что есть же и святые ценности. Но в плане практическом лучше сразу начинать с плана Б.

А это означает, что уже сегодня перед политическими противниками режима ребром стоит вопрос: участвовать или не участвовать (и если да, то по какому сценарию) в парламентской кампании следующего года, при том что эти выборы наверняка не будут соответствовать стандартам ОБСЕ, как и все выборы в эпоху Лукашенко.

Впрочем, перед гражданской кампанией «Говори правду», раскрутившей Татьяну Короткевич в качестве кандидата на президентских выборах 11 октября, такой вопрос не стоит. Эта структура четко нацелилась не только на ближайшие парламентские, но уже и на президентские выборы 2020 года, к которым надеется расширить популярность своей программы мирных перемен.

В то же время подписанты письма в Брюссель — а кроме Лебедько, это Николай Статкевич, Владимир Некляев, Сергей Калякин, Павел Северинец — кто принципиально, а кто по факту поставили минувшие выборы в игнор.

Если бы Лукашенко был более склонен к иронии, то по поводу идеи пяти подписантов организовать внутрибелорусский диалог с выходом на демократические выборы мог бы ядовито заметить: ну что, вы ставили меня в игнор, теперь моя очередь.

Действительно, пикантность момента в том, что те, кто вербально отказывал авторитарному руководителю Беларуси в легитимности, теперь хотят видеть его как реального властителя (ну, или того, кого он отрядит) в качестве визави за круглым столом. То есть, страшно сказать, легитимируют.


Брюссель жать на Минск не склонен

ЕС же всю дорогу легитимировал Лукашенко уже тем, что послы стран Старого Света ходили вручать верительные грамоты не на офис ОГП или усадьбу БНФ, а в резиденцию «последнего диктатора Европы».

Теперь же бессменный президент Беларуси и вовсе на коне: Брюссель приостановил на четыре месяца санкции против Лукашенко и его номенклатуры, и велика вероятность, что потом снимет вовсе.

Во всяком случае, когда на днях в Таллинне на конференции «Рубикон-2015» я спросил министра иностранных дел Эстонии Марину Кальюранд, возобновит ли ЕС санкции, если к февралю Минск не выполнит требование реабилитировать бывших политзаключенных, та фактически ушла от ответа. Мол, я была бы плохим дипломатом, если бы ответила конкретно сейчас, — «доживем до февраля».

В общем, Брюссель сегодня не особо склонен жать на Лукашенко даже в том, что касается собственно евросоюзовских условий нормализации. И уж тем более не настроен жать требованиями из письма пяти.

Да особо на режим сейчас и не надавишь. Напротив, это Минск де-факто продавил свой формат нормализации отношений: решаем прагматические вопросы на межгосударственном уровне, а «пятую колонну» аккуратненько отодвигаем в сторону.

В принципе белорусский режим так же недемократичен, как и российский, но поскольку Беларусь не империя, то на фоне авантюрной внешней политики Кремля Лукашенко получает дивиденды уже своей относительной предсказуемостью, неагрессивным болотным авторитаризмом.

Режим контролирует страну, фильтрует нелегалов, обеспечивает транзит, дает площадку для переговоров по Украине — что еще надо сегодня напуганной Крымом и Донбассом Европе? Белорусский майдан ей явно не нужен. Исходя из этого, прикиньте, сильно ли заинтересован ныне Брюссель поддерживать условно радикальную часть здешней оппозиции.

И потом, на Западе разочаровались в ее возможностях. Лозунги оппозиции слабо влияют на массу. Даже при заметном понижении жизненного уровня белорусы не рвутся на борьбу с режимом.

Впрочем, лозунги бойкотистов на минувших выборах — типа: айда в день голосования к теще на блины! — в принципе были мало похожи на мобилизацию борцов. Скорее это жест бессилия.


Режим считается лишь с сильным врагом

Бывший глава миссии ОБСЕ в Беларуси Ханс-Георг Вик (который в свои 87 бодр и ясен мыслью, в чем я убедился недавно в Берлине) наверняка польщен, что в письме пяти предлагается возобновить именно тот переговорный процесс, который он, Вик, пытался организовать в 1999 году.

Но, положа руку на сердце, тогда оппозиция была на порядок сильнее и способнее к консолидации. И если уж тогда Лукашенко смял все договоренности, то с какой стати он будет вытанцовывать перед ослабленными внутренними врагами сейчас?

Из пяти подписантов двое — Калякин и Лебедько — не смогли собрать минувшим летом даже по сто тысяч подписей за собственное выдвижение кандидатами в президенты. Трое других не имеют зарегистрированных структур, да и реальный актив налицо разве что у БХД Северинца. При этом под письмом нет подписей лидеров целого ряда других партий и движений.

Да, в свое время коммунистические власти Польши были вынуждены сесть за круглый стол с «Солидарностью». Но не под нажимом прогрессивного зарубежья, а просто потому, что в рядах легендарного профсоюза было десять миллионов поляков, страну сотрясали забастовки. И власти элементарно спасали свою шкуру. Они де-факто согласились на мягкий демонтаж режима, потому что иначе был бы жесткий.

Теоретически и белорусский режим может пойти на круглый стол. Но лишь тогда, когда оппозиция у нас будет сильна, как «Солидарность» в конце 1980-х.

Впрочем, здесь надо учитывать не только пассионарность ее лидеров, но и решимость рядовых поляков, их умение сплачиваться и степень неприятия прогнившей, навязанной Кремлем системы.

На этом фоне белорусское общество выглядит сонным царством конформистов. И пока общество таково, режим будет плевать на любые круглые столы с высокой колокольни. Как бы ни стремилась расширить пространство свободы своими уличными акциями горстка лидеров оппозиции, которые де-факто, без опоры на массу — всего лишь диссиденты.

Впрочем, не исключаю, что меркантильный интерес в отношениях с Западом (чтобы дали кредиты и пр.) подвигнет власти к некой бутафории на манер Общественно-консультативного совета при Администрации президента, действовавшего в 2009–2010 годах, во время предыдущей оттепели в отношениях с Европой.

Но авторы письма пяти в подобную структуру вряд ли попадут. Да и не факт, что захотели бы.

Оценить материал:
Средний балл - 4.88 (всего оценок: 9)

Ваш комментарий

Регистрация

Последние Комментарии

  • А чего тут возразишь? Автор отменно, со вкусом дизайнера интерьеров, расставил все рассыпанные предметы белорусской политической сцены на надлежащие им места. Да, нравится - не нравится - лично мне или кому ещё... Данность есть данность, и реализм есть реализм.
  • С этим "игнором" есть конкретные непонятки. Не, чисто по-житейски: зовёте вы человека в гости, а он не идёт. Бывает. Постоянно причина находится. После третьего-четвёртого раза естественная реакция - махнуть на него рукой. Опять же жалуются: предприниматели боятся финансировать оппозицию. Ну правильно, дам я условному Лебедько денег, чтобы он мои интересы отстаивал, а он, такой принципиальный весь, в игнор ушёл. А ты не робей, деньги на благое дело пошли - на построение гражданского общества.