Другие материалы рубрики «Политика»

  1. На пороге новой холодной войны. Беларусь обозначает нейтралитет
    Проводившаяся в течение двух последних десятилетий политика настолько прочно привязала нашу страну к России, что вырваться из «братских» объятий чрезвычайно сложно.
  2. Ренессанс лозунга. Безопасность снова становится фишкой Лукашенко
    И вот на фоне обезумевшего мира выходит к работягам (в темном костюме и темной же рубашке-поло, но фигурально весь в белом) строгий и мудрый белорусский вождь…


Политика

Евразийский кредит. Россия не торопится — Минск не обижается


Заявление министра финансов Российской Федерации Антона Силуанова о том, что Беларусь не получит предполагаемого кредита Евразийского фонда стабилизации и развития — по крайней мере, сейчас — не следует сразу читать как «Она не получит его никогда». Получит. Всему свое время.


Силуанов: мы отложили принятие решения о выделении Беларуси кредита
до того, как увидим результаты реализации структурных мер   Фото: fedpress.ru

Я не являюсь сторонником политической конспирологии, но расчет России в данном случае, как мне кажется, очевиден. Беларусь начала процесс формальной нормализации отношений с Европейским союзом. Это открывает Минску в том числе и дорогу к получению определенных финансовых ресурсов. Деньги не слишком большие, но существенные. У России они есть, но если можно их не выделять — к чему торопиться?

Как ни странно, эта пауза, достойная героини романа Сомерсета Моэма «Театр» Джулии Ламберт, вполне устраивает Александра Лукашенко в его «торговле» с Европой. Она позволяет отложить решение вопроса о размещении российской авиабазы до момента окончательного снятия с высшего белорусского руководства ограничительных санкций.

Ждать осталось недолго: февраль. До февраля и экономика потерпит, и авиабаза (в конце концов, все понимают, что ее размещение носит для России не столько военно-стратегический, сколько символический характер). Зато Европа будет посговорчивее, а вместе с ней и Международный валютный фонд, который теперь уж наверняка выделит первый транш требуемого кредита ускоренными темпами.

Есть другой момент. После первого транша, когда санкции будут сняты, белорусское правительство будет обязано исполнять взятые им на себя обязательства.

С трудом можно себе представить Александра Лукашенко, санкционирующего рыночные реформы. То есть, конечно, в 1994 году это было возможно (Михаил Чигирь и Станислав Богданкевич подтвердят), но, в конце концов, и 1996 год, и последующее укрепление вертикали президентской власти делались вовсе не для того, чтобы в стране возникали альтернативные финансовые потоки, да еще и свободно циркулирующие. Эдак и вовсе дойдет дело до попыток финансирования и альтернативных политических проектов. А вот с этим всё еще действующий глава белорусского государства смириться вряд ли сможет.

Поэтому крайне высока вероятность, что первый транш кредита МВФ единственным траншем и останется: просто выполнение условий этой почтенной организации будет признано белорусским руководством невозможным и даже нежелательным. А поскольку к тому времени санкции Запада будут сняты, можно будет вновь обратиться к гораздо более понятному и приятному — традиционному, я бы сказал — источнику денег. То есть, к России.

Кремль свою цену назвал — авиабаза. Цена для Лукашенко, на мой взгляд, вполне приемлемая: будет, в конце концов, способ повторить марш-бросок Виктора Януковича в Ростов, если, конечно, понадобится. И если мы обратим внимание на ход «торговли» по направлению Москва — Минск, то публичный обмен любезностями укладывается в памятные строки из советского телешлягера о д`Артаньяне и трех мушкетерах: «Я не сказала да, милорд! — И не сказала нет!»

Вот не нужно обращать внимание на то, что не сказано слово «да». А вот на то, что слово «нет» не сказано, обратить внимание как раз и следует. Искренне любящие друг друга союзники просто используют паузу для того, чтобы вытянуть из кармана МВФ некоторую сумму — не критическую, повторимся, всего лишь первый транш — но лишних денег не бывает.

А деньги на укрепление белорусского режима вполне соответствуют интересам и режима российского: любой, как говорится, каприз за западные деньги, кроме демократии.

Тогда становится понятным и радостный припев части белорусской оппозиции: ах, выдвиньте нашим властям те требования, которые они готовы удовлетворить! Ибо, скажем, регистрация двух-трех политических структур вместо либерализации всей сферы общественной жизни и аккредитация одного иностранного корпункта вместо смягчения всего законодательства, регулирующего информационную сферу — чем плохо? Это ведь не коренной пересмотр правоприменения Избирательного кодекса и обеспечение прозрачности на предстоящих парламентских выборах.

На это даже Александр Григорьевич пойдет с некоторым удовольствием. Только заплатите, господа!

Оценить материал:
Средний балл - 4.38 (всего оценок: 13)

Ваш комментарий

Регистрация

Последние Комментарии

  • На примере нумизматики пробовал разложить кредитную политику политиков по осям ХУZ для нас.
  • Нет, вы тут немного увлеклись нумизматикой. Я бы предложил иное; как на обменниках есть светящиеся табло по курсу каждой валюты, - точно таким же образом навтыкать повсюду, на остановках, станциях метро - экранчики с цифрами задолженности по внешним займам - каждого белоруса. Включая стариков и младенцев. Нынче это что-то около 4000 баксов. Знание суммы, которую ты лично ни у кого не брал, но при этом кому-то задолжал - хороший фактор и стимул подумать. Это знание дисциплинирует.
  • Пишется: "Силуанов: мы отложили принятие решения о выделении Беларуси кредита до того, как увидим результаты реализации структурных мер Читать полностью: http://naviny.by/rubrics/politic/2015/12/09/ic_articles_112_190442/ ." ==В политике, как и в нумизматике, Аверс от реверса не всегда легко отличить. К примеру, Аверс — это главная сторона монеты, так сказать, ее лицо. Нередко, именно чье-то лицо — «чеканный профиль» там и изображается. В политике – аверс объявляется политическим лицом «чеканный профиль» официального визита. Сообщество нумизматов сформулировало основные правила отличия аверса от реверса монеты. Их следует рассматривать в порядке убывания по значимости. Начать нужно с официальной информации банка, выпустившего данную монету. Иногда позиция банка отличается от общепринятых нумизматических норм определения аверса и реверса. В случаях, когда ни одна из поверхностей монеты не имеет изображений или надписей, указанных выше, – аверсом считают сторону, противоположную номиналу монеты. Следовательно, политический официоз – это трисоставляющая политики, которая может быть, как политический аверс или реверс, или же гурт (боковая сторона между аверсом и реверсом)? В этом и есть отличительная особенность политики политиков, да еще плюс, и себе что-то натянуть.