Ни авиабазы, ни кредита. Путин ждет, пока Лукашенко «созреет»?

Анонсированный ранее российскими генералами срок открытия авиабазы в Бобруйске — январь 2016 года — на сегодня под большим вопросом…

Интрига вокруг размещения/неразмещения российской авиабазы в Беларуси, судя по всему, перекочует в новый год. Не решены и вопросы о евразийском кредите, других формах финансово-экономической поддержки Россией пошатнувшейся «белорусской модели».

Очередной визит Александра Лукашенко в Москву 21 декабря ясности в этих делах (во всяком случае, на момент, когда пишутся эти строки) не добавил.

Лиса и виноград

Когда Лукашенко побыл там неделей раньше, Дмитрий Песков, пресс-секретарь Владимира Путина, подчеркнул: тему авиабазы два президента не затрагивали. Это несколько напомнило басню про лису и виноград.

В то же время помощник Путина Юрий Ушаков подтвердил, что два лидера обсуждали на днях (надо понимать, на встрече 15 декабря) вопрос о возможности предоставления Минску кредита, однако каких-то решений пока нет.

Накануне же назначенных на 21 декабря саммитов ОДКБ и ЕАЭС из анонсов Кремля априори вытекало, что на полях этих мероприятий отдельной встречи российского и белорусского руководителей не предусмотрено.

А поскольку ежу понятно, что они имеют друг к другу серьезные запросы, то такая театральная пауза означает одно: общий язык по спорным проблемам не найден, толочь воду в ступе нет смысла.

Все кредиты и субсидии Кремля — политические

Правда, министр финансов Беларуси Владимир Амарин заявил 17 декабря журналистам в Палате представителей, что «при оптимистичном варианте» вопрос о выделении Беларуси кредита Евразийского фонда стабилизации и развития (речь идет о 2 млрд долларов) может быть положительно решен до конца года.

Да, но, во-первых, не далее как 8 декабря российский коллега Амарина Антон Силуанов пояснял, что для начала кредиторам хотелось бы «получения конкретных результатов от реализации программы мер экономического развития, которые были заложены в план действий при получении этого кредита». На раз-два такие результаты не достигаются.

Во-вторых, столь крупные финансовые дела в белорусско-российских отношениях вообще решают не министры. Любые кредиты и субсидии, за которыми маячит силуэт Кремля — политические. Грубо говоря, без отмашки Путина никто денег не даст.

Вдобавок ко всему тот же Песков 21 декабря публично подчеркнул, что в Кремле не обсуждают вопрос снижения цен на нефть и газ для Беларуси. При желании это можно расценить как косвенный ответ на рефрены белорусского вице-премьера Владимира Семашко, суть которых сводится к тому, что при нынешней мировой конъюнктуре братьям-россиянам не грех бы продавать энергоносители союзнику подешевле.

Да, на более низком уровне о каких-то скидках переговоры идут, но, похоже, речь о копейках.

Копеечные уступки белорусскую экономику не спасут

Но копейки ситуацию не спасут. На днях белорусская Палата представителей без заморочек, за час проштамповала бюджет-2016, сверстанный в расчете на 50-долларовую нефть. Премьер Андрей Кобяков стыдливо признал по телевизору: «Бюджет 2016 года — это не бюджет развития».

Боюсь, что это и вовсе не бюджет. Так, фантазии на тему.

Утром 21 декабря баррель нефти Brent в Лондоне упал до 36,17 доллара — такого провала не было с июля 2004 года.

При таких нефтяных ценах белорусский бюджет, популярно говоря, накроется медным тазом. Цепочка следующая: чем дешевле в мире нефть, тем дешевле и нефтепродукты, продажа которых за рубеж пополняет отечественную казну.

Так что потребность в российской финансово-экономической поддержке обостряется.

Минск заинтересован не только в кредите и поставках энергоресурсов подешевле (тогда маржа нефтепереработки выше), но и в нише для своих товаров на российском рынке. А тот сужается объективно (даже если не брать в расчет проблему конкурентоспособности белорусской продукции), поскольку у самих восточных соседей экономика в рецессии. Причем та еще более нефтезависима, чем наша. Порочный круг.

Да, ну и Крым продолжает аукаться: Евросоюз проштамповал еще на полгода экономические санкции против России.

Москва воюет, партнеры не в восторге

Нетрудно понять, почему Лукашенко не рвется поддерживать Москву в ее конфликтах с Киевом, Западом, теперь вот конкретно — с Анкарой. Эти геополитические разборки рикошетом бьют как по политическим, так и по экономическим интересам Беларуси.

Армянский президент Серж Саргсян уверяет, что на саммите ОДКБ в Москве союзники поддержали Россию в конфликте вокруг сбитого турками Су-24, но никаких других свидетельств такой единогласной поддержки СМИ пока не дают. В заявлении глав государств ОДКБ о противодействии международному терроризму поминаются недобрым словом ИГИЛ, «Талибан», «Аль-Каида», однако о Турции ни гу-гу.

К слову, будучи недавно в Ашгабате, Лукашенко заявил, что «если мы допустили где-то ошибки, надо их уметь признавать... Это касается и последнего конфликта между нашей Россией и дружеской нам Турцией». Короче, поставил на одну доску.

Минск явно не хочет портить коммерцию и прочие взаимовыгодные дела с Украиной, Турцией, хрупкую нормализацию отношений с Евросоюзом и США.

В России могут сколько угодно пенять на дефицит солидарности в рамках ОДКБ, но с точки зрения партнеров Кремля организацию создавали вовсе не для поддержки его внешнеполитических авантюр.

То же можно сказать и о российско-белорусском союзничестве, в том числе военном. Лукашенко прекрасно понимает, что российская авиабаза в Беларуси — это прежде всего кулак под нос НАТО. А под раздачу в случае чего попадает и Беларусь.

Российские генералы поспешили с анонсами?

Путину ни к чему встречаться с Лукашенко, пока тот, как виноград в басне, не созрел, упрямится. Иначе по итогам встреч приходится выглядеть, говоря смачным белорусским фразеологизмом, «як мыла з’еўшы». Ну разве не смешно: кремлевский властитель с глобальными амбициями и старательно рисуемым имиджем крутого парня не смог дожать того, кого многие почитают за московского вассала!

А пока, похоже, не дожал. Иначе дисциплинированный военный человек — министр обороны Беларуси Андрей Равков вряд ли стал бы заявлять 18 декабря журналистам в парламенте, что вопрос размещения на белорусской территории российской авиабазы пока не решен и, возможно, обсуждаться не будет.

Во всяком случае, анонсированный ранее российскими генералами срок открытия авиабазы в Бобруйске — январь 2016 года — на сегодня под большим вопросом.


  • Охосспади, а чего мы решили, что Путину нужна база непременно? Может, он МЗКТ или Химволокно какое хочет? Или положено, чтобы база?
  • Без базы Россия как жила так и проживет дальше. А вот Лукашенко без кредита придется очень туго. Положение критическое. Экономика практически разрушена полностью, денег нет. Беда. "Министр финансов Беларуси Владимир Амарин заявил 17 декабря журналистам в Палате представителей, что "при оптимистичном варианте» вопрос о выделении Беларуси кредита Евразийского фонда стабилизации и развития (речь идет о 2 млрд долларов) может быть положительно решен до конца года". По словам министра, на прошедшем заседании совета фонда "в целом было принято решение положительное с дообсуждением отдельных позиций". Прочитав заявление Амарина понимаешь, кредит вот-вот будет. Но вдруг вчера вечером Шувалов делает ответный ход. И получается в России о кредите для Лукашенко ничего не слышали. Кто врет? "Первый вице-премьер РФ Игорь Шувалов заявил, что ничего не знает об обсуждении кредита Беларуси в $2 миллиарда". http://www.belaruspartisan.org/economic/328147/
  • Все кредиты и субсидии Кремля — политические Читать полностью: http://naviny.by/rubrics/politic/2015/12/21/ic_articles_112_190542/ ЕСовские кредиты вдвойне политические.
  • у вовы нават на міністэрствапраўды ужо грошай не стае: з НГ на трэць скарачаюць нават тых, хто грамчэй усіх крычаў пуціннашевсссё. "Ни авиабазы, ни кредита. Путин ждет, пока нефть снова 100+"
  • [quote="Guess"]у вовы нават на міністэрствапраўды ужо грошай не стае: з НГ на трэць скарачаюць нават тых, хто грамчэй усіх крычаў пуціннашевсссё.[/quote] Ой, блин, давайте вы только мне не будете рассказывать, что - скажем осторожно - вполне определенная позиция белорусских "независимых СМИ" в украинском конфликте объясняется исключительно велением профессионального долга и светлыми порывами души, поэтому осуществляется непременно безвозмездно, то есть даром.