Другие материалы рубрики «Политика»

  1. Всебелорусское народное собрание. Штурм головного мозга
    На мероприятиях с такой численностью людей решения не принимаются вовсе. И не разрабатываются. Открытый и результативный разговор возможен в группе численностью не более 12-15 человек.
  2. Минск готовится к визиту папы римского
    «Но подготовка и разговор об этом не означают, что визит состоится завтра, или послезавтра, или в ближайшие дни. Все визиты государственного уровня требуют тщательной подготовки».


Политика

Белорусская дипломатия на коне. Хотят подписать соглашение с ЕС и помирить Россию с Турцией


Вот так: вчера это была «последняя диктатура Европы», Александр Лукашенко отчаянно ругал западников за санкции, а ныне белорусские власти хотят подписать новый базовый документ об отношениях с Евросоюзом.


Министр иностранных дел Беларуси Владимир Макей

Это желание Минск проговорил устами главы дипломатического ведомства Владимира Макея в вечернем телеэфире 3 января.

Каким может быть этот договор? Как посмотрит Москва? Почему власти активизируют европейский вектор на фоне растущего, как показывает социология, изоляционизма белорусов?


Вероятно, начнут с договора-лайт

«Здесь вопрос в том, что это будет за соглашение», — подчеркнул в комментарии для Naviny.by аналитик Белорусского института стратегических исследований (BISS, Вильнюс) Денис Мельянцов.

Действительно, ведь российско-украинский конфликт во многом был обусловлен страстями вокруг договора Киева с Брюсселем об ассоциации.

Но белорусские власти не рвутся к столь продвинутой форме отношений с Евросоюзом. Другое дело, что и для дальнейшей их нормализации, осторожного продвижения по тем направлениям, где нащупано взаимопонимание, хорошо бы иметь хоть какую-то элементарную юридическую платформу. Ведь сейчас, как отметил Макей, «мы развиваем наше сотрудничество на основе соглашений, которые были заключены между Советским Союзом и Европейским экономическим сообществом».

Отчего такой анахронизм? Ведь два десятилетия назад все так хорошо начиналось, Европа охотно давала авансы молодой независимой Беларуси.

Действительно, в марте 1995 года правивший к тому времени меньше года Лукашенко подписал в Брюсселе соглашение о партнерстве и сотрудничестве с ЕС. Но потом в Беларуси стал резко набирать силу авторитаризм, что Европе не понравилось, и после референдума 1996 года, следствием которого стал разгон строптивого Верховного Совета, ратификацию документа европейцы заморозили.

Сегодня писать его нужно с чистого листа: много воды утекло. Мельянцов прогнозирует, что поначалу будет заключен некий «договор-заменитель», «соглашение-лайт» с акцентом на экономические, а не политические вопросы. О подобном документе, отмечает эксперт, Брюссель сейчас ведет разговор с Ереваном.


Зря смеялись, что Лукашенко только кофе подносил

Между тем режим в Беларуси не стал демократичнее. На выборах 11 октября прошлого года Лукашенко без реальной конкуренции оформил себе очередной пятилетний срок. Причем между официальной цифрой проголосовавших за него (83,5%) и данными опроса НИСЭПИ (50,8%) — колоссальная разбежка. Но никаких протестов не было — внутриполитическая жизнь придавлена асфальтовым катком.

Страх перед репрессиями, фатализм и испуг от Украины парализовали белорусский социум настолько, что оппозиционные политики даже и не звали на Площадь в день последних по счету выборов. Так что разгон, в отличие от 19 декабря 2010 года, просто не был востребован.

Ну и потом, сколько бы ни язвили, что на переговорах нормандской четверки в Минске в феврале 2015-го Лукашенко-де только кофе подносил, эта условно-миротворческая роль и в целом относительно самостоятельная линия в украинском вопросе принесла белорусскому начальству серьезные плоды.

Подводя перед журналистами итоги года, президент 30 декабря назвал минский саммит нормандской четверки событием, которое «дало толчок, послужило причиной, и даже не причиной, а поводом (это как подарок Западу) для отмены против нас разного рода санкций. Им нужен был какой-то такой мощный толчок, и они, получив его, этим воспользовались».

Да, в Минске четко уловили, что Запад перед лицом российской угрозы отодвигает вопросы демократизации Беларуси (тем более что все равно не получается) и готов оценить уже чисто геополитическое маневрирование ее руководства (об уходе на Запад речи нет, поскольку менять характер режима в планы Лукашенко не входит).


Минску все нужнее геополитическое балансирование

Так что белорусская дипломатия сегодня на коне. Министр Макей выступил отнюдь не просителем. Скорее в его речи можно уловить требовательные нотки: мол, «никаких новых предусловий, новых условий для полной отмены санкций, и Беларусь не пойдет на это».

Сейчас, напомню, санкции ЕС против 170 представителей белорусских властей и трех компаний заморожены до февраля.

По словам Мельянцова, если в Беларуси не будет серьезных репрессий против оппонентов режима, то «можно с большой долей вероятности предполагать, что санкции будут сняты в течение нынешнего года».

Со своей стороны, эксперт минского аналитического центра «Стратегия» Валерий Карбалевич спрогнозировал в комментарии для Naviny.by, что предстоящее февральское решение ЕС относительно санкций будет для Минска как минимум «более благоприятным, чем предыдущее». Если их и не отменят вовсе, то, по крайней мере, продлят заморозку на более длительный срок (полгода-год), предполагает политолог.

Его не удивляет тот факт, что белорусское руководство активизирует европейский вектор на фоне падения его популярности в глазах массы соотечественников.

Действительно, согласно декабрьскому опросу НИСЭПИ, на гипотетическом референдуме о вступлении в Европейский союз «за» сегодня проголосовало бы лишь 19,8% респондентов, в то время как «против» — 56,1%. В сентябре прошлого года соотношение было 27,5% vs. 51,9%. А скажем, в декабре 2002 года идею вхождения страны в Евросоюз поддерживало 60,9% белорусов!

Но тогда Минск уповал на блага сближения с Россией. Теперь же, когда масса разочаровалась в Европе, белорусская дипломатия, напротив, роет землю на этом направлении.

По словам Карбалевича, общество адекватно реагирует на телекартинку европейских реалий: экономические проблемы, наплыв беженцев, теракты. Но при этом у официального Минска, подчеркивает собеседник Naviny.by, обострилась потребность в геополитическом балансировании.

В условиях, когда экономическая поддержка со стороны Москвы уменьшается, а ее агрессивность растет, белорусское руководство нащупывает «другие точки опоры», считает Карбалевич.


Белорусскому режиму достаточно хозяйничать на «клочке земли»

А вообще белорусская дипломатия явно вошла во вкус, снимая сливки с миротворческих процессов.

Макей в телеинтервью 3 января приоткрыл секрет: оказывается, Лукашенко, будучи в декабре в Ашгабате, встречался с турецким президентом Реджепом Тайипом Эрдоганом.

И вот министр заявляет по поводу конфликта между Москвой и Анкарой: «Мы заинтересованы в том, чтобы этот конфликт был урегулирован как можно скорее, и готовы, если понадобится, приложить максимум усилий для этого. Точно так же, как мы это делаем по Украине».

Идею сделать Минск переговорной площадкой по ближневосточным проблемам продвигают также близкие к властям политологи.

Однако Карбалевич полагает, что в вопросе российско-турецкого урегулирования амбиции белорусского руководства выглядят неадекватными. Более того, реклама такого рода услуг, претензии на роль посредника в этом случае могут «вызвать раздражение Кремля», считает аналитик.

Да, оглядываться на Кремль Минску нелишне при любом геополитическом маневре. Это касается и отношений с Европой. В мае прошлого года, напомню, Лукашенко не полетел на саммит «Восточного партнерства» в Ригу, хотя там готовы были принять. По одной из версий, белорусский руководитель не захотел дразнить гусей в Москве.

Но жизнь заставляет крутиться. Россия все скупее на субсидии, между тем западники вполне могут дать белорусскому начальству кредит МВФ не столько за готовность к реформам, сколько за «хорошее поведение».

Да и в турецком вопросе Лукашенко маневрирует не столько из страсти к миротворчеству, сколько по банальным меркантильным соображениям: у Минска с Анкарой хорошее экономическое сотрудничество.

Много лет белорусский лидер твердил, что с Москвой у него единодушие. Но сейчас стало очевидно: при всем родстве авторитарных режимов белорусский, в отличие от российского, не рвется воевать с внешними силами, доказывать свою крутизну проклятому Западу.

Лукашенко достаточно держать в кулаке ситуацию на собственном, как он выражается, «клочке земли». И если Европа приглушила рефрены про демократию, то почему бы и не подписать с брюссельскими бюрократами «базовый документ»?

Оценить материал:
Средний балл - 3.84 (всего оценок: 24)

Ваш комментарий

Регистрация

Последние Комментарии

  • данные опроса НИСЭПИ на мой взгляд занижены. среди запуганных и никому не верящих белорусов трудно ожидать правдивых ответов даже если опросы анонимные