Другие материалы рубрики «Политика»

  1. Всебелорусское народное собрание. Штурм головного мозга
    На мероприятиях с такой численностью людей решения не принимаются вовсе. И не разрабатываются. Открытый и результативный разговор возможен в группе численностью не более 12-15 человек.
  2. Минск готовится к визиту папы римского
    «Но подготовка и разговор об этом не означают, что визит состоится завтра, или послезавтра, или в ближайшие дни. Все визиты государственного уровня требуют тщательной подготовки».


Политика

Выборы-2016: пожертвует ли Лукашенко стерильностью Палаты?


Прошли президентские выборы — и политика в Беларуси (если понимать под ней некое подобие соревнования разных сил) впала в зимнюю спячку. Спокойно оформивший себе новый срок Александр Лукашенко подписывает указы о поддержке тонущих госпредприятий и выступает с мирскими речами в храме, а его оппоненты вяло пытаются наладить объединительные процессы с мыслью о новых электоральных кампаниях, ближайшая из которых — парламентская.



По закону выборы в Палату представителей должны состояться не позднее 11 сентября, назначить их следует до 10 июня. Депутаты избираются по мажоритарной системе в 110 округах.

Маловероятно, что власти захотят сместить выборы на конец весны. Так что агитационный период придется в основном на мертвый летний сезон.


Конгресс не даст общей стратегии

Да, а какие речи в принципе толкать перед электоратом в этой ситуации болотного деграданса? Ну, кандидаты от власти не особо этим заморачиваются, уповая на административный сценарий. У оппозиции тоже не будет общей стратегии, некоего единого послания.

Причем ситуацию вряд ли изменит намечаемый на весну конгресс демократических сил. Парламентская кампания в контексте его подготовки мало упоминается, энтузиасты идеи мыслят судьбами Родины вообще.

Короче, не слишком ясно, о чем будет этот конгресс. Ритуальные слова о консолидации (равно как и патриотизме, европейском выборе) не в счет — этими заклинаниями пронизана вся история белорусской оппозиции.

К тому же главный инициатор форума Николай Статкевич решил действовать в духе ленинского принципа: прежде чем объединяться, нам нужно решительно и определенно размежеваться. По его словам, на конгресс не приглашаются «коммунисты и гэбисты».

Поиронизируем: без коммунистов, может, и получится, а вот без «гэбистов», — вряд ли. Спецслужбы плотно контролируют мероприятия оппонентов режима без всяких приглашений.

Если же буквально, то бывший политзаключенный отказывает в сотрудничестве Белорусской партии левых «Справедливый мир» (хотя та давно провела ребрендинг и стала на социал-демократическую платформу, которой держится и Статкевич) и гражданской кампании «Говори правду» (которая, по убеждению Статкевича, и не только его, действует по указке КГБ).

«Говори правду» и сама не рвется на конгресс, формирует на выборы интегрированный (вне зависимости от партийности и политических взглядов) кандидатский список «ТаК» и вообще готова без комплексов воплощать свою стратегию мирных перемен автономно.

Тем временем и Белорусская социал-демократическая партия (Грамада) стала формировать собственный список на выборы-2016, не особо уповая на эффект объединительных процессов. В общем, с левым блоком у оппозиции и в этот раз, видимо, ничего не получится.

При этом энтузиазма по поводу конгресса не выказывает и правоцентристская группировка в составе Объединенной гражданской партии (ОГП), движения «За Свободу» и христианских демократов. Да и сама эта группировка, которой боязно назваться коалицией, выглядит несколько ущербно, особенно после того, как от нее отгребла Партия БНФ, решившая идти на парламентские выборы самостоятельно, с собственным посланием.

В итоге за конгресс ратуют пока прежде всего те, у кого нет сильных структур, разветвленной сети актива: этим людям нужно поддержать свой имидж, укрепить статус. Но при сегодняшних настроениях мероприятие рискует получиться довольно маргинальным и может только сильнее рассорить оппозицию.


Власти постараются контролировать процесс мягко

Ну а какой же сценарий парламентской кампании изберут власти?

Евросоюз в феврале, возможно, продлит заморозку санкций против представителей режима на срок, который включит в себя и эту кампанию. Это способ побудить Минск к соблюдению некоего минимума приличий при ее проведении.

Впрочем, если санкции вообще будут сняты, то властям также ни к чему портить выстраиваемые по кирпичику отношения с Западом перегибами во внутренней политике, где всё и так под колпаком. Режим постарается обойтись на выборах в Палату без грубости, но процесс будет контролировать не менее плотно, чем на выборах президента в прошлом году.

Вообще оппозиционеры давно убеждены, что списки депутатов составляются загодя.

Окажется ли новая Палата представителей столь же стерильной в условно-идеологическом плане, как в прежние созывы? Муссируется версия, что власти могут дать мандаты толике карманных оппозиционеров. Это, мол, позволит и пустить пыль в глаза Западу, и окончательно маргинализовать, добить настоящих борцов против режима.

При этом недруги «Говори правду» прозрачно намекают, что именно из ее рядов будут рекрутированы эти якобы оппозиционные депутаты.

Что ж, «вскрытие покажет». Охотники подыграть режиму есть в наличии под разными вывесками. Но пойдет ли Лукашенко в принципе на такого рода игру, пожертвует ли стерильностью Палаты представителей?

Не факт. Он помнит, каким гвоздем в стуле стала фрондировавшая в Палате представителей 2000–2004 годов группа «Республика» во главе с покойным ныне генералом Валерием Фроловым (при том что составили ее вовсе не записные радикалы, а вроде бы лояльные ранее фигуры).

Тот опыт показал, что хоть права у парламента и убогие, его трибуна все же придает дерзким заявлениям вес и резонанс. К тому же депутата с его статусом так просто не посадишь в кутузку, даже если бузит на улице.

Вообще публичность, доступ к СМИ, возможность легальной агитации могут творить чудеса, что показал пример представительницы «Говори правду» Татьяны Короткевич на президентских выборах прошлого года. Хоть и критиковали ее за шаблонность речей, не слишком удачные теледебаты, а вот поди же — набрала, по данным НИСЭПИ, 22,3%.

Сомнительно, однако, что Короткевич, популярность которой оказалась сюрпризом для властей, пустят в парламент: зачем давать шанс закрепить известность, оборудовать трамплин на президентские выборы 2020 года?

Так или иначе, при самом тонком сценарии сверху могут выделить мандаты лишь нескольким отнюдь не харизматичным, висящим на крючке компромата фигурам с умеренно-критичной риторикой.

Ну а уж людей, которые позиционируют себя как непримиримые борцы против режима, к Овальному залу на пушечный выстрел не подпустят. Так что им сразу надо думать, как по итогам кампании сохранить лицо.

Тем более что они по преимуществу руководствовались лозунгом игнора минувших президентских выборов: мол, с ними загодя все понятно, не будем легитимировать фарс. Теперь эти же люди вроде как идут в гораздо менее значительную парламентскую кампанию. А она для вас не фарс?

Где логика, в чем сверхзадача? Или просто под игнор совсем ресурсов не добыть?

Во всяком случае, попытки бойкотировать предыдущие парламентские выборы 2012 года видимых дивидендов оппозиции не принесли. Игру в «спикеров», которые перед голосованием снимаются, трудно объяснить избирателю. Да и призывать к бойкоту сейчас запрещено законом.


Виртуальная ассамблея не выведет оппозицию из гетто

Итак, наиболее вероятная перспектива такова: оппозиционеры, подчеркивающие свою настоящесть, на выборах в Палату пролетают как фанера над Парижем. Что дальше?

«Сейчас витает идея: мы ставим некий политический ультиматум властям поменять правила — они, конечно же, их не меняют. Мы ангажируем людей к участию в этой кампании и по ее итогам создаем альтернативную площадку — Ассамблею народных представителей, куда войдут те люди, возможно, новые региональные лидеры, которые проведут активную избирательную кампанию», — пояснял в декабре председатель ОГП Анатолий Лебедько.

Идея не нова. Несколько лет роль теневого парламента пытался исполнять разогнанный после референдума 1996 года Верховный Совет. Но у него была хотя бы некая легитимность в глазах Европы. Потом периодически звучали предложения создать «народный парламент», но никто толком не мог объяснить, по какому принципу эту структуру формировать, чем она станет заниматься и какой от этого будет прок.

Вот и сейчас: кого включать по осени в предполагаемую ассамблею, чью кампанию считать достаточно активной? И какой такой совет мудрецов будет отбирать достойных? И сочтут ли таковыми не получивших мандаты фигурантов списка «ТаК» или представителей «Справедливого мира»? Далеко не факт. То есть опять замысел могут погубить разборки, кто настоящие оппозиционеры, а кто «псевды».

Главное же — очередная виртуальная структура не решит проблемы влияния на широкие слои населения. Смешно думать, что отчеты о заседаниях ассамблеи возбудят массу на борьбу против режима.

При этом Статкевич не исключает, что по итогам парламентской кампании может быть организована Площадь.

Но Площадь не удалось организовать даже в день президентских выборов 11 октября прошлого года. При том что заявления оппозиции о фарсе не выглядят пустыми словами. Во всяком случае, разрыв между официальным показателем Лукашенко (83,5%) и данными последнего опроса НИСЭПИ о доле проголосовавших за действующего президента (50,8%) просто вопиющ.

Парламентские же выборы народ в принципе не считает особо важным событием. И лозунг типа «у нас украли победу» здесь априори не прокатывает. Начиная с простого вопроса: у кого это у нас, если сама оппозиция фрагментирована, а ее выдвиженцы разнесены по разным спискам.

Вдобавок та же социология показывает, что уровень протестных настроений в обществе снизился параллельно со снижением уровня жизни. Что противоречит традиционным концепциям противников режима насчет созревания гроздьев народного гнева по мере исхудания кошельков.

Беларусь по-прежнему похожа на анклав замороженного времени. И не похоже, что ситуацию сломают выборы-2016.

Оценить материал:
Средний балл - 4.32 (всего оценок: 19)

Ваш комментарий

Регистрация

Последние Комментарии

  • "Но Площадь не удалось организовать даже в день президентских выборов 11 октября прошлого года. При том что заявления оппозиции о фарсе не выглядят пустыми словами. Во всяком случае, разрыв между официальным показателем Лукашенко (83,5%) и данными последнего опроса НИСЭПИ о доле проголосовавших за действующего президента (50,8%) просто вопиющ." Чота не понял, когда надо были идти на Плошчу, если выборы были в октябре, а свои данные НИСЭПИ привёл в конце декабря. Два месяца выяснял вопиющесть?