Беларусь: падает снег и рубль. Кризис совковой лопатой не разгребешь

Лукашенко любит отдавать распоряжения по поводу разных форс-мажоров, будь то снежная стихия или битва за хлеб. Здесь все просто, по-военному…

Поставить во дворах военно-полевые кухни, чтобы кормить горячим тех, кто добровольно выходит убирать снег, — такое поручение дал 15 января Александр Лукашенко.

Также он велел до конца светового дня полностью восстановить в Беларуси электроснабжение.

Стратегия — пересидеть

Кажется, белорусский официальный лидер даже любит заслушивать доклады и отдавать распоряжения по поводу разных форс-мажоров, будь то снежная стихия или битва за хлеб. Здесь все просто, по-военному: мобилизовать, обеспечить фронт работ, бросить в прорыв технику и т.п. Здесь можно показать себя волевым, знающим путь к победе командиром на лихом коне. Пусть вечером пустят по всем каналам.

Но атмосферный циклон придет и уйдет, снег через пару месяцев растает, а вот финансово-экономический циклон, втягивающий в свою воронку Беларусь, сам по себе не рассосется.

Падает национальная валюта. На торгах Белорусской валютно-фондовой биржи 15 января она резко ослабла по отношению к доллару, евро, российскому рублю. В обменниках доллар стоит уже больше 20 тысяч белорусских рублей. Золотовалютные резервы истощились донельзя: 4 млрд 175,8 млн долларов на 1 января — это для страны крохи, особенно при том что на носу большие выплаты по внешнему долгу. Судя по всему, будет падать и ВВП в целом, и экспорт (то есть приток валюты уменьшится).

В общем, мы банально сползаем в яму. И по идее, сейчас не по снегу следовало бы доклады заслушивать да совещания проводить (это, по большому счету, уровень вертикали), а по спасению страны от экономического коллапса. Кризис не снег, совковой лопатой не разгребешь.

Но здесь никаких внятных стратегий правящая верхушка не декларирует. Если не считать периодических отповедей первого лица реформаторам: нечего, мол, подкидывать разрушительные идеи.

Очень похоже на то, что вся стратегия — как-нибудь пересидеть худые времена. Авось нефть подорожает и все такое.

Черная полоса — надолго

Между тем независимые эксперты говорят, что полоса неблагоприятных внешних факторов (по сути — шоков) для белорусской экономики — это всерьез и надолго.

Александр ЧубрикКак заявил в комментарии для Naviny.by директор Исследовательского центра ИПМ (Минск) Александр Чубрик, отечественную экономику подстерегает практически неизбежный период дешевой нефти и ослабления российского рубля (под влиянием которого обесценивается и белорусский). А если в России начнется «ситуация высокой долларизации», то надежды на укрепление российского рубля станут и вовсе призрачными, даже если нефть подорожает, отмечает эксперт.

Ужесточение монетарной политики белорусского Нацбанка также имеет свои пределы, полагает Чубрик, поскольку если перегнуть, то можно «убить окончательно и те госпредприятия, которые выполняют в той или иной степени социальную функцию».

Мы попали в ситуацию, когда мало того что следует делать реформы, но и придется делать их на крайне неблагоприятном фоне, в условиях затяжного кризиса, подчеркивает собеседник Naviny.by.

При этом, полагает он, «шоковая терапия фактически уже произошла», однако правительство пока придерживается той же парадигмы, что и во время предыдущей программы с МВФ: косметические меры, чтобы получить кредит.

Как исполком поставил на уши столицу

При этом народ — в полном неведении, что ждет завтра, лишь нутром чует: будет еще хуже. Толчеи в обменниках нет — на валютный ажиотаж, похоже, банально не наскребается «деревянных» деньжат, кризис уже снял с обывателя личный финансовый жирок.

Лишь проблему повышения пенсионного возраста Лукашенко какое-то время назад велел вынести в публичную сферу: «Я поручил Администрации президента, думаю, они уже выработали некий алгоритм, как с народом посоветоваться».

Между тем к настоящей обратной связи нынешняя власть — сверху донизу — не приучена, пользоваться ее механизмами не умеет.

В этом плане показательна история с поставившей на уши столичных жителей тотальной рассылкой 14 января эсэмэсок от горисполкома с просьбой «убрать снег у машиномест и во дворах». Причем получили депешу и школьники, и немощные старики, и «безлошадные» (во как, машины нет, а машиноместо расчисти!), и те, кто был на роуминге за тысячи километров, включая песчаные пляжи.

У общества, как показала волна реакции в соцсетях, сразу возникла масса вопросов. И чисто экономических, типа: за чей счет рассылка, куда вообще идут наши налоги, если власти не справляются сами. И социально-психологических: почему без «здравствуйте», что за вторжение в личную жизнь и пр.

Наконец, многих задело, что чиновники как бы оседлали действительно добровольный порыв многих — теперь это волонтерство стало выглядеть плодом усилий вертикали. Одна из государственных газет так и подала это назавтра под патетичной шапкой.

Да, и чисто технический момент: импульсивная реакция ошарашенных получателей эсэмэски реально осложнила МЧСникам работу экстренной линии 101.

Короче, хотели как лучше, а получилось как всегда.

На реформы нет воли

Совет с народом по поводу поднятия пенсионной планки, скорее всего, тоже превратится в профанацию. Во-первых, независимая социология показывает, что народ, коротко говоря, в основном против. И эти настроения, надо думать, не секрет для президента.

Значит, одно из двух. Или ссылкой на народ будут оправдывать оттяжку непопулярного решения перед МВФ (сейчас идет торг вокруг условий нового кредита), или устроят спектакль иного рода — когда «сознательные граждане» будут хором взывать через государственный телевизор: ну повысьте, повысьте, душа просит!

Сергей Николюк«Эта власть никогда в принципе не вела диалога с обществом, не обсуждала с ним по-настоящему проблемы страны», — заявил в комментарии для Naviny.by эксперт НИСЭПИ (Вильнюс) Сергей Николюк.

По его словам, Всебелорусские народные собрания использовались для рапортов. И, видимо, не случайно в 2015 году традиция прервалась.

«Нынешний режим сформировался в условиях, когда доходы росли. А сейчас нужно предъявить решения в условиях, когда общественный пирог сокращается. И оказалось, что властям нечего сказать народу», — считает Николюк.

Отметим, что есть и такое мнение: непопулярные реформы лучше проводить, не разводя антимонии, поскольку народ, понятное дело, хочет меньше работать и больше получать.

Но и волевым образом белорусский руководитель проводить реформы не хочет, поскольку опасается (и небезосновательно) за прочность авторитарной системы.

Ярослав РоманчукЭкономист Ярослав Романчук не исключает, что при худшем сценарии средняя зарплата белорусов в нынешнем году может упасть до двухсот долларов в эквиваленте (в январе — ноябре прошлого года составила около 367 в месяц, в декабре 2014 года превышала 620).

Но и при таком опускании уровня жизни бунтовать на улицу белорус, скорее всего, не пойдет. Об этом говорят и социология, и прогнозы политологов, и опыт прежних девальваций. Короче, «народец» на удивление терпелив. Поэтому наверху вряд ли завтра вот так возьмут да откажутся от незатейливой стратегии «пересидеть кризис».

В итоге Беларусь сегодня не столько в плену стихии, сколько в плену фатализма. Президент на Рождество в храме уповает на добрую волю Всевышнего, а простой народ уже прикидывает, насколько расширить посевы картошки, чтобы по модели худших времен выживать на подножном корму.