Другие материалы рубрики «Политика»

  1. На пороге новой холодной войны. Беларусь обозначает нейтралитет
    Проводившаяся в течение двух последних десятилетий политика настолько прочно привязала нашу страну к России, что вырваться из «братских» объятий чрезвычайно сложно.
  2. Ренессанс лозунга. Безопасность снова становится фишкой Лукашенко
    И вот на фоне обезумевшего мира выходит к работягам (в темном костюме и темной же рубашке-поло, но фигурально весь в белом) строгий и мудрый белорусский вождь…


Политика

Дежавю. Лукашенко раздраконил правительство


Совещания руководителя Беларуси с правительством напоминают давно идущий спектакль в провинциальном театре. Декорации обветшали, актеры потеряли драйв, привычный текст проговаривается на автомате. Но зрителю выбирать не из чего, его мнение не влияет на репертуар и состав труппы.

Александр Лукашенко

А сюжет заключается в том, что мудрый и строгий царь дает выволочку сановникам, которые не пекутся о благе народа. Так было и на совещании по повышению эффективности социально-экономического комплекса 16 февраля.

«Я уже не раз подчеркивал, что нам надо придерживаться той политики, которую мы обещали народу во время предвыборной кампании… За 20 лет я никогда не отклонился от того, что обещал людям!» — заявил Александр Лукашенко.

Вообще-то президент обещал белорусам тысячедолларовый средний заработок к 2015 году, а ныне он в эквиваленте — чуть больше трех сотен. Но это так, мелочи. Это курсы валют отклонились, а не президент.


Эхо сочинских переговоров

Очевидно, Лукашенко отследил критику своих переговоров с Владимиром Путиным в Сочи. Обозреватели независимых СМИ сделали вывод, что Россия союзнику ничего не дала.

На совещании 16 февраля белорусский президент конкретизировал суть сочинских разговоров с российским коллегой, а также премьером Дмитрием Медведевым: «Ситуация непростая, но не смертельная. И они говорят: да, не смертельная ни у вас, ни у нас. Но мы видим некие разрывы в финансировании и так далее, мы поможем в плане рефинансирования и заимствования через Евразийский банк развития».

Вообще-то ситуация аховая. И как раз-таки аналитики российского «Сбербанка» считают золотовалютные резервы (ЗВР) Беларуси, которые сползли за январь до 4 млрд долларов, запредельно низкими: «На текущий момент это не более 1,8 месяца покрытия будущего импорта, что критично мало. Критичным уровнем считается объем ЗВР, при котором обеспечивается три месяца покрытия импорта».

Рефинансирование, о котором говорит Лукашенко, означает, что Москва, возможно, одолжит на выплату прежних долгов ей же. Правда, никто с российской стороны пока это не подтвердил.

А через Евразийский банк развития Беларусь давно и безуспешно пытается занять 2 млрд долларов (вначале просила 3 млрд). И 15 февраля, то есть уже после сочинских переговоров, заместитель министра финансов России Сергей Сторчак обрисовал судьбу этого многострадального займа так: «Работа по матрице экономических мер еще продолжается… Мы видим очень большие усилия, которые власти Беларуси прилагают, чтобы не повторить ошибок, которые были допущены в предшествующей программе… Переговоры проходят, когда завершатся, не знаю».

Короче, этакое похлопывание по плечу (молодцы, что работаете над ошибками!) без всякой конкретики.

Так что попытки Лукашенко изобразить переговоры в Сочи результативными пока не слишком убедительны.


Велено обогнать на «Запорожце» «Мерседес»

«И мне ваши реформы совсем не нужны, те, которые вы предлагаете», — эта фраза Лукашенко на совещании 16 февраля тоже покидает стойкое ощущение дежавю. Альтернативу же он видит так: «Продолжайте совершенствовать материальное производство, и самое главное — создав продукт, продайте его! Вот и все реформы!»

Александр Лукашенко

Вообще же глаголы, которые звучат на таких совещаниях, словно погружают в атмосферу пленумов ЦК КПСС: повышать, усиливать, углублять, ужесточать, совершенствовать — инфинитивы-абстракции с непонятным механизмом реализации.

«Если не знаете, что делать, — езжайте к людям, езжайте на производство… Вам люди подскажут, что делать», — посоветовал Лукашенко. Тоже чисто советский популизм, миф о некой особой мудрости простого человека. Хотя понятно, что нужно брать давно разработанные рекомендации экспертов.

«У нас что, нет возможности себестоимость сократить на 25%? Вы же посмотрите: мы в десять раз отстаем от Западной Европы, имея лучшие цены на сырье и энергоносители!» — укорял подчиненных глава государства.

В итоге задача снизить себестоимость продукции на 25% была поставлена директивно. Круглая цифра выглядит взятой с потолка, да и за какой срок следует добиться показателя, не сказано (во всяком случае в официальных отчетах).

Впрочем, какая разница, ведь все равно он недостижим. В Западной Европе, которую приводит в пример белорусский президент, экономика рыночная, а у нас административно-командная. Это как советский «Запорожец» против «Мерседеса».


Будет вам хлеб да вода

Менять же экономику архитектор белорусской модели, как видим, не хочет. При этом идет ссылка на интересы народа: «Мы должны создать нормальную жизнь для людей, функционирования государства и нашего общества — вот что нужно. А то вместо хлеба хотите людям дать некую реформу!»

Однако консервация модели не спасает народ от обеднения. Даже по данным Белстата, реальные располагаемые денежные доходы населения в 2015 году составили 94,1% к уровню 2014 года. И это же без учета взлета коммуналки и прочих тарифов уже в начале нынешнего года.

Да, реформы дискомфортны, но обдираловка без реформ еще хуже. Под маркой заботы о хлебе насущном народ могут посадить буквально на хлеб и воду.

При этом патетика главы государства — «резать по живому людей, отбирая последние деньги из карманов у половины населения, никому не позволено!» — вряд ли покажется искренней даже самым лояльным гражданам. Ведь и тем понятно, что министры ничего не делают без отмашки с самого верха.

А что потом оказываются мальчиками для битья — так это уж такое у них амплуа в этом старом-старом спектакле.



Оценить материал:
Средний балл - 4.75 (всего оценок: 65)

Ваш комментарий

Регистрация

Последние Комментарии

  • К слову, вспоминается какой-то советский мультик про "Дракошу". И Евгений Шварц с "Драконом"... В общем, в нашем историческом прошлом, мы и не такую нечисть видали. Но нам выпало, будем благодарны судьбе. (Я уже почти Жванецкого спародировал).
  • Вообще-то Класковский безусловно прав; он видит то, с чего стоит поржать, он с того и смеётся. И, положа руку на сердце, - это единственно правильный выход. Но смех, ржач - это реакция здорового независимого ума на повседневный идиотизм... Тут всё куда хуже: у нас умы-то есть, но все зависимые. Все с постными лицами типа "чего изволите?". Страна в позе официанта... Не хватает чего-то в духе Марка Захарова "Тот самый Мюнхгаузен" с Олегом Янковским в главной роли. Даже в консервативные времена СССР этот фильм запросто пускали в самый вечерний "прайм-тайм", в отличие от нынешней бессмысленной сериальной политики. И героям фильма улыбались все. Начальники, подчинённые, сами показывающие. Даже члены Политбюро ЦК КПСС, ибо все были не окончательные дураки и очень многое прекрасно умели понять... Вот и финал этого пути. Год 2016-й... Я лично не знаю, где мы сейчас. Слетать в отпуск на Таити зарплата не позволяет. Вот и коротаю дни в Минске. Смотрю вокруг: скучно и не смешно. Грустно, скорее.