Другие материалы рубрики «Политика»

  1. Лукашенко не скрывает, что на парламентских выборах пустит в ход административный ресурс
    А может, президент по ошибке обнародовал бумагу с грифом «Для служебного пользования»?..
  2. Сергей Наумчик: я все время хотел вернуться
    День своего возвращения на родину Сергей Наумчик по эмоциям мог бы сравнить с днем, когда Беларусь обрела независимость.


Политика

Санкции дороже жизни. В Беларуси вновь заговорили о моратории на смертную казнь


15 февраля Евросоюз снял санкции с Беларуси. Символично, что в этот же день 31-летний житель Минского района был приговорен к расстрелу. На фоне этих событий в Минске прошла международная конференция, посвященная проблеме смертной казни.


Вы нам — санкции, мы вам — смертную казнь

«На сегодня большинство стран в мире уже отменили смертную казнь, — начал свое выступление специальный представитель Евросоюза по правам человека Ставрос Ламбринидис. — Посмотрите на цифры: в 1965 году таких государств было 9, в 1978 году — 16, в 2016 году их более 150. Однако по-прежнему актуальным вопросом остается, почему Беларусь применяет смертную казнь. Ведь остальные 28 стран в Европе отказались от исключительной меры наказания».



Почему Беларусь по-прежнему является черным пятном на карте Европы, попытался объяснить депутат нижней палаты парламента Николай Самосейко.

По его словам, в 2010 году наша страна была гораздо ближе к решению данной проблемы, чем сейчас:

«После декабрьских событий 2010 изменилось отношение Совета Европы к Республике Беларусь, были введены санкции. Все это привело к тому, что вопрос введения моратория или отмены смертной казни был заморожен. Наши партнеры уже поняли: белорусский менталитет таков, что санкциями и диктатом ничего не добьешься. Санкции отодвигают отмену смертной казни».

И никого, кажется не волнует, что за каждым смертным приговором стоят не только осужденные, но также их родные и потерпевшие по делу. Все — граждане Беларуси, которые мало могут повлиять на взаимоотношения политиков.

Заместитель министра иностранных дел Валентин Рыбаков, правда, дипломатично отметил, что отмена санкции не связана с обсуждением темы смертной казни. Более того, он подчеркнул, что это не вопрос торга.

«Мы не на базаре, — заявил Рыбаков. — Я понимаю, отношение к тому, что делают политики за закрытыми дверями, может быть разным. Но поверьте, ни о каком торге по такому вопросу речь не идет. Мы не собираемся торговаться, менять какие-то ценности на другие, наши представления о том, как нам нужно жить, на какие-то обещания отмены санкций или угроз введения каких-то дополнительных санкций».


В 2012-м не было ни одного смертного приговора. И никто не вышел с протестами

Вторая причина, по которой в Беларуси так и не ввели мораторий на смертную казнь — теракт в минском метро, считает депутат Самосейко.

«Террористические акты в любой стране влияют на общественное мнение. В 2011 году количество сторонников смертной казни в Беларуси возросло», — заявил он.

Однако бывший генпрокурор Григорий Василевич в своем выступлении справедливо заметил, что как раз в 2012-м, то есть на следующий год после взрыва, в Беларуси не было вынесено ни одного смертного приговора.

«И я что-то не припомню, чтобы в 2012-м у народа были претензии или возмущения по этому поводу», — заметил юрист.

И еще одна причина, по которой в Беларуси, со слов Самосейко, до сих не могут отказаться от расстрельных приговоров — это общественное мнение.

Депутат, прежде всего, ссылается на результаты референдума 1996 года, когда большинство белорусов высказались против отмены исключительной меры наказания. При этом Самосейко заметил, что в те годы уровень преступности был гораздо выше. Кроме того, на момент голосования в уголовном законодательстве еще не было закреплено пожизненное заключение как альтернатива смертной казни (первый подобный приговор вынесен в 1998 году), а максимальны срок лишения свободы составлял 15 лет (сейчас — 25 лет).

По мнению депутата, при наличии пожизненного заключения результаты референдума могли быть совершенно иными.

Специальный представитель Евросоюза по правам человека Ставрос Ламбринидис обратил внимание, что в большинстве стран, где отказались от смертной казни, также были высокие показатели среди сторонников данного вида наказания. Однако высшее руководство проявило политическую волю.


Спецпредставитель ЕС по правам человека Ставрос Ламбринидис
и глава представительства ЕС в Беларуси Андреа Викторин


«Я понимаю гнев людей, которые говорят, какого еще наказания заслуживает тот, кто убил или изнасиловал маленького ребенка. Хорошо, оставим вопрос достоинства преступника. Но я хочу спросить, что же с нашим достоинством? Я не позволю убийце превратить меня в убийцу. Обязательство цивилизованных стран — быть выше мести и принципа «око за око», — считает Ламбринидис.

Он также подчеркнул, что многочисленные исследования показывают, что наличие смертной казни не гарантирует снижение преступности в обществе.

Бывший начальник колонии особого режима в Казахстане Игорь Мирошниченко рассказал, что по долгу службы он общался с каждым приговоренным к пожизненному заключению.

«Я спрашивал у них, неужели такое суровое наказание как смертная казнь, а потом пожизненное заключение как альтернатива не заставило вас остановиться и задуматься. И каждый мне отвечал, что в момент совершения преступления не думал, какое именно наказание его ждет. Это говорит о том, что смертная казнь не является устрашающим фактором», — отметил эксперт.


За 25 лет в Беларуси к смертной казни приговорили более 400 человек

В последние годы статистика говорит о том, что в Беларуси смертная казнь применяется в единичных случаях — за убийства при отягчающих обстоятельствах. Вместе с тем, если посмотреть на цифры, начиная с 1991 года, то к расстрелу было приговорено более 400 человек.

Чтобы понять, много это или мало, достаточно представить поезд из восьми плацкартных вагонов — в него бы как раз вместились все осужденные на смертную казнь.

Известно, что президент помиловал только одного осужденного, хотя просьбу о помиловании направляли сотни.

Сейчас в «коридоре смерти» в СИЗО на Володарского находится четыре человека. Сергей Иванов, осужденный за жестокое убийство девушки в Речице, уже прошел все суды и ждет решение по своей жалобе из Комитета ООН по правам человека. Иван Кулеш, приговоренный к расстрелу за убийство трех лидских продавщиц, все еще ждет рассмотрения дела в Верховном суде. Житель Вилейки Геннадий Яковицкий, осужденный за убийство сожительницы, также направил жалобу в ВС. Та же ситуация и у Сергея Хмелевского, приговоренного к смертной казни в день, когда стало известно, что Евросоюз снимает санкции с Беларуси.

Бывший генпрокурор Григорий Василевич предложил три варианта отмены смертной казни или приостановки применения крайней меры.

Первый — самый радикальный — изъять данное наказание из уголовного законодательства, за исключением преступлений террористической направленности, в результате чего погибли люди. Второй — сохранить данную норму в УК, но принять декрет или указ президента о приостановлении исполнения смертных приговоров. И третий — введение моратория.

По мнению европейских политиков, сейчас идеальное время, чтобы Беларусь решилась на этот важный шаг. Главный вопрос, готов ли поступиться принципами Лукашенко.

Оценить материал:
Средний балл - 4.43 (всего оценок: 7)

Ваш комментарий

Регистрация

Последние Комментарии

  • С момента принятия решения об использовании смертной казни в Беларуси выросло новое поколение, у которого никто не спрашивал хочет оно чтобы была смертная казнь или нет. Зато умерли многие из тех кто 20 лет назад голосовал за смертную казнь. Не было в 1996 году информации о том, что в СССР многих невиновных лишали жизни, а виновные гуляли на свободе. Люди не понимали толком что смертная казнь - это возможность отправить на тот свет не виновных людей. В Беларуси смертная казнь слишком жестокая для родных казненных. Смертная казнь не гарантирует снижения уровня преступности. Я против смертной казни