Германия не выдаст?



В минувшую среду на основании инициированного Прокуратурой Республики Беларусь международного розыска в Германии взята под стражу бывший директор финансово-инвестиционной компании "ФИКО" Наталья Судленкова (Шевко), проходящая в качестве организатора преступления по нашумевшему уголовному делу в отношении должностных лиц некогда процветавшего холдинга "Пуше".





Ранее прокуратура республики проиграла битву в чешском суде, который предоставил Судленковой статус политбеженки. Сейчас наши прокуроры намерены воспользоваться неожиданно представившимся шансом и уже ухватились за эту соломинку.





Наталья Судленкова, как и бывшие руководители некогда крупнейшего в Беларуси холдинга "Пуше" Александр Пупейко и Вячеслав Чернышевич, обвиняется в выманивании и хищении кредитов на общую сумму в 4 млн. долларов, предназначавшихся для закупки зерна. Целевой кредит был получен от Нацбанка "Белагропромбанком", а затем распределен между тремя коммерческими структурами: "Расс" (1 млн. долларов), "Пуше-Агро" (2 млн.) и "Казагросервис" (1 млн.). Однако только часть кредитов была потрачена на закупку зерновой продукции. Остальные деньги, как считает следствие, организаторы преступления потратили на личные нужды. Cледствие предполагает, что 1 млн. долларов, полученный фирмой "Расс", был переведен на счет панамской фирмы "Алана-Бизнес", а фирма "Пуше-Агро" свои 2 миллиона перевела на счет голландской фирмы. Данные переводы никоим образом не были связаны с поставкой зерна, поскольку для обоснования получения кредита банку были представлены договоры (по мнению следствия, фиктивные) совсем с другими фирмами. Все эти кредиты так и не были возвращены "Белагропромбанку".





В белорусской столице уже состоялось два уголовных процесса по этому запутанному делу. Были вынесены обвинительные приговоры.





Летом 2001 года были осуждены бывшие директор и бухгалтер фирмы "Расс" Александр и Надежда Растворцевы, президент белорусско-канадского предприятия "Пуше-Агро" Валерий Борейко и бухгалтер этой компании Роза Гаврилова. Следствие считало их исполнителями в деле по хищениям кредитов. Однако суд переквалифицировал их действия с хищения на халатность и выманивание кредита, а затем ввиду истечения сроков давности привлечения к уголовной ответственности все четверо были освобождены от наказания. Минская городская прокуратура, которая вела и ведет следствие по этим кредитам, протестовала, но тщетно. Кассационная инстанция оставила приговор в силе.





Ровно через год перед судом предстал первый, как считало следствие, организатор преступления — вице-президент ЗАО "Пуше" Вячеслав Чернышевич. Но и он был признан виновным не в хищении, а в злоупотреблении служебным положением (ст. 166 ч. 2 УК Беларуси в редакции 1960 г.) и приговорен к трем с половиной годам лишения свободы.





И вот 9 октября в Германии задержана Наталья Судленкова, которой следствие отводит главную роль в этом деле. Ее обвиняют в выманивании кредита, должностном подлоге и хищении. По мнению следствия, именно Судленкова (тогда еще Шевко), используя связи в высших эшелонах власти, организовала получение кредита. В подтверждение данной версии на первом судебном процессе был допрошен знакомый Судленковой, бывший заместитель начальника аналитического центра Администрации президента Анатолий Дремов, который в 1996 году полгода провел под стражей по обвинению в злоупотреблении служебным положением. В суде Дремов признал, что оказывал Судленковой помощь в получении кредитных ресурсов. Его слова фактически подтвердил и тогдашний заместитель председателя правления Нацбанка Николай Кузьмич, который пояснил, что письмо в Национальный банк с просьбой о предоставлении соответствующего кредита "Белагропромбанку" пришло из Администрации президента с резолюцией Михаила Мясниковича.





Мы не беремся утверждать, содержится ли в действиях Судленковой состав преступления, так как дело довольно запутанное. Тем не менее, если бывший директор "ФИКО" попадет в Беларусь, ее ожидает вполне предсказуемая судьба. Ведь суд уже определил, что упоминавшиеся кредиты были получены с нарушением закона.





С другой стороны, Судленкова хоть и пробивала в руководстве страны эти кредиты, но формально ее компания "ФИКО" их не получала. Кроме того, осведомленные источники в белорусском бизнесе указывают, что у Пупейко связи в высших эшелонах власти были существенно крепче, чем у Судленковой. Поэтому помощь последней в получении кредитов фирмами, связанными с холдингом "Пуше", выглядит немного странной. Скорее, все должно было происходить с точностью до наоборот.





Не менее запутанным представляется и дело о возможной экстрадиции Судленковой в Беларусь. Как сообщили в прокуратуре, там уже готовят соответствующие документы для организации этого процесса в Германии. Но, скорее всего, ничего не выйдет. Дело в том, что вопрос об экстрадиции Судленковой уже решали судебные органы Чехии. Тогда белорусским властям дали от ворот поворот. Задержанную признали политической беженкой и предоставили политическое убежище. Согласно Женевской конвенции 1951 года все страны, которые ее ратифицировали (в их число входит и Германия), должны признавать этот статус. Тогда почему же Судленкова была задержана? Судя по всему, ответ кроется в чисто техническом аспекте работы Интерпола. Так, осведомленный в вопросах международного розыска сотрудник МВД Беларуси пояснил нам, что только страна, инициировавшая международный розыск, может этот розыск и отменить. После признания Судленковой политбеженкой в Чехии ее данные все равно остались в розыскной базе Интерпола, поскольку белорусские власти их оттуда не изъяли, так как не согласились с решением чешского суда. Поэтому немецкие правоохранительные органы обязаны были задержать Судленкову для проверки подлинности ее паспорта и определенного судом Чехии статуса. "Она пройдет процедуру проверки, и если местный суд сочтет, что все выдано вполне обоснованно, что задержанная уже признана политбеженкой, она будет освобождена", — пояснили в МВД.





С тем, что у белорусской прокуратуры практически нет шансов получить Судленкову в свои руки, согласен и бывший президент ЗАО "Пуше" Александр Пупейко, который нашел политическое убежище в Польше. В телефонной беседе он пояснил, что по Женевской конвенции Германия обязана выдать Судленкову той стране, которая предоставила ей статус политического беженца, то есть Чехии. В то же время Пупейко абсолютно убежден, что Судленкова виновна и стояла за всей схемой по выманиванию кредита. Правда, он не желает ей попасть в руки белорусского правосудия. Свою же роль в этом деле Пупейко определил лишь тем, что ЗАО "Пуше" выступало гарантом по полученным кредитам.





Александр БАРНАТОВИЧ, "Белорусская деловая газета"