Другие материалы рубрики «Общество»

  1. «Анорексия — это не о еде, это о жизни и смерти»
    Ежегодно около тысячи человек в Беларуси заболевают нервной анорексией. Около 20% заболевших умирает.
  2. Минчане не позволили вырубать деревья под строительство в парке Котовка
    Застройщик готов возводить костел на другой площадке, если городские власти ее предложат.


Общество

Закончен ли Чернобыльский исход на самом деле?


Со дня аварии на Чернобыльскай АЭС прошел 21 год. Выросло поколение тех, кто родился после нее и уже в другой стране. Все чаще люди воспринимают Чернобыльскую аварию как нечто отошедшее в далекое прошлое. На самом деле никто не может быть уверен, что самые ужасные последствия для здоровья людей и окружающей среды нами пережиты.

Зона отселения. Фото: tut.byСейчас в Беларуси реализуется четвертая по счету Государственная программа по преодолению последствий Чернобыльской катастрофы на 2006-2010 годы, на которую из республиканского бюджета на 2007 год выделено порядка 670 млрд. рублей. Правительственные чиновники уверенно заявляют, что важнейшие задачи по ликвидации последствий аварии на ЧАЭС решены.

В частности, практически закончено отселение людей с загрязненных территорий. Как сказал «Белорусским новостям» Владимир Кудин, начальник отдела социальной защиты Департамента по ликвидации последствий Чернобыльской катастрофы МЧС Беларуси, с 1986 года с загрязненных территорий отселено и выехало самостоятельно 140 000 человек. По последней информации, осталось только 39 семей в Гомельской области, которые имеют право и желание переехать на новое место жительства. Переселение планируется завершить в текущем году.

И тогда Чернобыльский исход будет закончен, считает политолог Юрий Шевцов: «Такого массового отселения граждан внутри своей страны в результате техногенной катастрофы мировая история, на мой взгляд, не знает. Для Беларуси это беспрецедентное явление».

Началом организованного отселения можно считать эвакуацию детей и беременных женщин 27 апреля 1986 года из города Припять (3 км от станции), а 1 мая 1986 года – из 10-километровой зоны. 2 мая 1986 года зона была расширена до 30 километров и из нее вывезли детей. В первые дни после аварии из Брагинского, Хойникского и Наровлянского районов было эвакуировано 50 деревень (более 11 тысяч человек). В начале июня было переселено еще 28 деревень (более 6 тысяч человек), а в конце августа –– еще 29 деревень (более 7 тысяч человек).

Переселение изначально было объявлено временной мерой. Брать с собой практически ничего не разрешалось. Людей размещали даже в школах поблизости от их деревень. Через месяц-полтора стало ясно, что обратной дороги нет. Сегодня, наверное, не найдется человека, который бы не слышал или не читал о том, как переселенцы 86-го уезжали в неизвестность с минимумом необходимых вещей, оставив все свое имущество в закрытых домах под охраной милиции, и как, несмотря на эту охрану, все было разграблено.

Советская власть людей не щадила. Практически полное неиспользование такой эффективной защитной меры, как укрытие, задержка широкого использования йодной профилактики вызваны в основном режимом секретности вокруг всех проблем Чернобыльской аварии. Это исключало широкое оповещение население об опасности облучения, связанного с выбросами радионуклидов и привело к дополнительному облучению населения. Праздничные демонстрации на майские праздники в 1986 теперь кажутся кощунством.

При этом нельзя и не согласиться с Владимиром Кудиным, который заметил, что все, что делалось сразу после аварии для защиты людей, делалось «с чистого листа, в отсутствии опыта и знаний».

Про дальнейшее отселение Юрий Шевцов говорит: «Особенно важно, что переселенцы компактно осели в ряде сельских районов Беларуси. Традиционная культура у сельских жителей сохраняется в большей степени, чем в городе. Так, в Мстиславском и Шкловском районах есть целые колхозы, организованно переселившиеся из чернобыльских районов».

В конце 1989 года президиум Верховного Совета БССР даже принял указ об образовании особого Дрибинского района в Могилевской области. Эта административная единица была расформирована в 1959 году и заново восстановлена в декабре 1989 для переселения жителей Краснопольского района. Причем руководители некоторых хозяйств из этих «грязных» районов начали строить на Дрибинщине дома и перевозить туда людей еще до официального решения властей о переселении.

Председатель общественного объединения «Инвалиды Чернобыля» Владимир Каменков сказал «Белорусским новостям», что «из 16 тысяч населения Дрибинского района Могилевской области более 7 тысяч составляют приезжие из Краснопольского и Славгородского районов».

Также значительная часть покинувших зону, переехала в города, 21% от всех переселенцев –– в Минск, в микрорайоны Малиновка и Шабаны. По этому поводу Юрий Шевцов говорит: «В городах возникает проблема адаптации к новому укладу жизни, что изначально непросто».

Для переселенцев в Беларуси было построено более 66 тысяч квартир и домов в чистых районах, возведено 239 поселков с необходимой инфраструктурой и предприятиями сервиса. В поселках и компактных местах проживания переселенцев построены общеобразовательные школы на 45 тысяч ученических мест, детские сады и ясли на 18,5 тысячи детей, поликлиники и амбулатории на 21 тысячу посещений в смену и больницы на 4,6 тысячи коек.

В столичной Малиновке до сих пор можно увидеть, как сидят у подъездов в ярких полесских платках бабушки. Они уже не такие растерянные, как 21 год назад, но до сих пор городскими не стали. Дети их уже выучили своих детей. Еще лет 7 назад в средних школах Малиновки значительная часть учеников были родом из зоны. По-прежнему трудно представить, что где-то еще в столице могут вдруг затянуть как здесь на лавочке около многоквартирного дома затянуть белорусскую песню…

Тем не менее, Владимир Каменков считает, что для людей, «жизнь которых в зараженных районах подвергалась опасности, и которые жили в гораздо худших бытовых условиях, переезд в город, тем более столичный, является достойной компенсацией за причиненный катастрофой вред и действительно значимой социальной льготой».

Кроме того, эта та льгота, которой нельзя лишить. «Упорядочение» льгот является теперь самой болезненной темой для всех чернобыльцев в связи с угрозой их лишения по новому проекту Закона Республики Беларусь «О государственных социальных льготах, правах и гарантиях для отдельных категорий граждан (первое чтение).

 

За свои льготы борются ликвидаторы, уже лишившиеся части льгот в связи с Указом Президента от 1 сентября 1995 г. № 349 «Об упорядочении некоторых льгот для отдельных категорий граждан». Тогда было приостановлено предоставление льгот и преимуществ, установленных 18 законами Беларуси. Позже Конституционный суд, рассматривая законность указа, пришел к выводу, что «приостановив своим указом предоставление льгот и преимуществ, предусмотренных законами, президент тем самым взял на себя функции органа законодательной власти, чем превысил свои полномочия».

Однако воз, как говорится, и ныне там. Владимир Каменков подчеркивает, что возможное лишение льгот является, безусловно, непопулярной мерой. А Юрий Шевцов, в свою очередь, замечает: «Беларусь уже никогда не сможет жить так, как до Чернобыльской аварии. Очень опасна попытка общества и отдельных людей сделать вид, будто ничего не было, когда Чернобыль изменил жизнь миллионов людей».

   

Оценить материал:

Ваш комментарий

Регистрация

В настоящее время комментариев к этому материалу нет.
Вы можете стать первым, разместив свой комментарий в форме слева