Другие материалы рубрики «Общество»

  1. Байнет шутит: такой теннис нам не нужен!
    «Все думали, БАТЭ и Динамо попали в удачную группу. А тут групповуха...»
  2. Белорусские университеты берут на себя роль прокурора
    Преподаватели и студенты не защищены от произвола администрации, а она сама — от произвола вышестоящих чиновников…


Общество

Белорусскую АЭС могут построить в Гродненской области


Вопрос о строительстве в Беларуси атомной электростанции уже решен окончательно. Но вот место расположения будущей станции до сих пор еще неизвестно.

Уже были обследованы две площадки в Могилевской области — Краснополянская (Чаусский район) и Кукшиновская (Шкловский район). Об этих площадках уже были материалы.

Третьей обследуемой сейчас площадкой является так называемая Островецкая, расположенная в Островецком районе Гродненской области на севере Беларуси.



Одного взгляда на карту Беларуси достаточно, чтобы понять, что выбор этой площадки под строительство АЭС, по меньшей мере, странный. Северо-запад Беларуси — край красивейших озер, расположенных среди живописных холмов. Место, богатое заповедниками и заказниками. Недалеко расположен национальный парк Нарочанский — самое популярное место отдыха в Беларуси.

Еще проводя в декабре 2007 года работы на Кукшиновской площадке, некоторые геологи, рассказывая об Островецкой площадке, называли ее «политической», не веря в серьезность намерения строительства АЭС в этом живописном месте.

Островецкий район относится к пограничной зоне — на всех дорогах специальные знаки информируют, что без специального разрешения не местным жителям здесь находиться запрещено.



Сама площадка находится в северной части Островецкого района вблизи автомобильной дороги Р-45 (раньше А-235) Вильнюс — Полоцк на участке между деревнями Гоза и Михалишки. Свернув с этой дороги на проселочную, которая ведет в деревню Поболи, с правой стороны на поле замечаю знакомую по предыдущим площадкам под АЭС линию колышков — место линий будущей сейсморазведки. На этом поле еще до войны был военный аэродром. Поле находится на пологой возвышенности, откуда открывается вид на десятки километров.



Проехав по проселочной дороге дальше, в деревне Валейкуны встречаю машины «Белгеологии». Те же самые машины и те же самые люди, которых видел под Кукшиново. Некоторые из них узнают меня и рады встрече. Но одному бдительному начальнику геологов мой приезд явно не понравился — он докладывает кому-то об этом по рации. После этого бдительный геолог пытается помешать съемке работ классическим методом, требуя разрешение на съемку. Приходится разъяснять ретивому геологу об ответственности за воспрепятствование законной работе журналиста и многое другое. Судя по реакции экипажей буровых машин, одновременно работающих на расстоянии нескольких сотен метров друг от друга, все получили одинаковое указание прогонять меня, но, к своей чести, далеко не все старались ретиво его исполнять.



Линия сейсморазведки проходит прямо через Валейкуны — провода с сейсмодатчиками пересекают улицу, кое-где проходят по приусадебным участкам и замыкаются на машине-лаборатории. Некоторые буровые работают рядом с сельскими домами. Если АЭС решат строить на этой площадке, то Валейкуны, наверняка, будут отселены.

В районе деревни работало около 5 буровых комплексов. Работа идет довольно интенсивно: бурение скважин около 9 метров глубиной через каждые 25 метров, закладка в них 400 г взрывчатки, подрыв, снятие показаний.



Вот координаты этого места N54*45` 42,8``, EO 26*07`11,5`` (в координатах 1942 г.). Расстояние от места геологоразведочных работ (деревня Валейкуны) по прямой: Минск — 134 км, Островец — 18 км, граница с Литвой — 20 км, Вильнюс — 53 км.



До озера Свирь — 19 километров, до жемчужины Беларуси озера Нарочь — 40 км. В 14 километрах находится уникальная группа Сарочанских озер — это 12 вытянутых цепочкой озер, которые имеют статус Республиканского ландшафтного заказника. В 6 км протекает чистейшая река Вилия, вода которой выше по течению частично направляется по каналу в Минск в качестве питьевой.



Деревня Валейкуны насчитывает около 20 дворов. Примерно половина домов пустует и постепенно разваливается. Сейчас в деревне проживает около 20 человек, в том числе и несколько детей. На старых картах в деревне отмечена школа, но местные жители уже о ней позабыли — детей учиться возит школьный автобус в Швейляны за 5 километров. Там же находится фельдшерско-акушерский пункт. Магазина и других социальных и культурных объектов в Валейкунах нет. Раз в неделю сюда приезжает автолавка. Проводные телефоны установлены только в двух домах. По словам местных жителей, деревня относится к богатому колхозу.



Если в Красной Поляне и Кукшиново местные жители были хорошо осведомлены от геологов о целях проводимых ими работ, то в Валейкунах жители не подозревали, что здесь может быть построена атомная станция.

К идее строительства АЭС местные пожилые жители относятся философски — пока ее построят, мы успеем умереть. А молодая мама Олеся Суботкевич понимает, что в случае строительства ей придется переселяться: «Может, лучше жилье будет, но очень жалко будет уезжать отсюда — родные места, очень красивая природа, да и свое хозяйство жалко оставлять».



Действительно, такое домашнее хозяйство оставлять жалко — рядом с домом бродит стайка кур во главе с красивым петухом, по двору гуляет несколько индюков. Из сарая хозяйка выносит одного из кроликов. Двор охраняют три небольшие собаки. «Две собаки для охоты, а одна — для хозяйства: сторожить двор», — поясняет сын Олеси восьмилетний Павел. Видно, что здесь живут работящие люди.

Около дома возвышается католический крест. «Его поставила наша семья», — продолжает экскурсию Павел. Рядом с крестом установлен флюгер в виде самолета — память о бывшем местном военном аэродроме.



В двух сотнях метрах от дома Павла на колхозном поле работает буровая машина. С Олесей и ее сыном неспешно идем к ней. С другой стороны к нам быстро идет уже знакомый «бдительный» геолог. Он просит нас удалиться, так как, по его словам, в радиусе 150 метров от бурового «КАМАЗа», оказывается, «опасная зона». На вопрос о том, почему же тогда «опасная зона» не огорожена и не имеет предупреждающих знаков, «бдительный» геолог внятно ответить не может.



Закончив экскурсию по Валейкунам, направляюсь в ближайшую крупную деревню Михалишки (в 8 км по дороге и в 6 км по прямой). Украшением Михалишек является величественный костел 17-го века, стоящий на красивом берегу Вилии. Михалишки известны тем, что у местного пана ночевал Петр I, когда ехал из Полоцка в Вильно. Во время войны 1812 года через Михалишки шли к Свентянам войска 1-й Западной русской армии. На другом берегу реки начинается заказник. В Михалишках сейчас остановилась в местном общежитии часть работающих в этих местах геологов.

Александр БуявидовичЗдесь удалось встретиться с Александром Буявидовичем — переселенцем из Гомеля, окончившим там медучилище и переехавшим сюда после Чернобыльской катастрофы.

Несмотря на то, что сам является пострадавшим от «мирного атома», в целом к атомной энергетике относится вполне нормально и аргументировано рассуждает, что во всех развитых странах используется атомная энергия, и альтернативы ей в ближайшее время нет. Тем более, в Беларуси, полностью зависящей от поставок углеводородных энергоносителей из России.

«Но почему нельзя построить АЭС в другом месте Беларуси, в малонаселенном месте, подальше от зон отдыха, где полно пустующих земель, например, на уже зараженных радионуклидами землях Гомельской или Могилевской области?» — не понимает Александр.

Алесб ЮкойтьТочно такого же мнения придерживается и местный житель Алесь Юкойть, увлекающийся историей родного края: «Здесь практически нет загрязняющей природу промышленности, это богатый историей край с красивейшей природой: Вилия, Сарочанские озера, Свирь, Нарочь. А сколько здесь памятников архитектуры — практически в каждом крупном селе имеется старинный большой костел! Здесь надо развивать туристскую деятельность, тем более недалеко проходит оживленная дорога на Литву — кратчайший путь в Евросоюз. Я не против атомной энергетики, в Беларуси должна быть своя АЭС, но неужели в Беларуси под нее нет другого места, менее ценного в экологическом и историческом плане?»

Большая часть людей, с которыми я общался, разделяет это мнение.

Виктор СвиллоЗаместитель главы администрации Островецкого района по идеологии Виктор Свилло, как государственный служащий, не может высказываться против решений вышестоящих органов. Но и он явно беспокоится за родной край. Тем более что в прошлом Виктор был главой сельсовета, расположенного на территории разведываемой под АЭС площадки.

Виктор Свилло также отмечает уникальность природы Островетчины и демонстрирует флаг района, на котором изображена форель. Она водится в Островецком районе в пяти реках — приходит сюда нереститься из Балтийского моря.

Кроме того, добавляет Виктор, в Островецком районе после чернобыльской катастрофы появилось множество переселенцев. Они в этом традиционно католическом крае построили православный храм. Вряд ли людям, покинувшим свои места из-за «мирного атома», придется по душе перспектива снова жить рядом с АЭС.

С другой стороны, отмечает Виктор Свилло, строительство АЭС, которые, естественно, теперь стали значительно надежней, придаст району совершенно новый статус, привлечет сюда огромные инвестиции, появится значительное количество новых рабочих мест с высокой оплатой труда. При качественном сооружении АЭС экологическая ситуация в районе не изменится, как не изменились Браславские озера с вводом в строй Игналинской АЭС.

В общем, считает главный идеолог Островецкого района Виктор Свилло, вопрос выбора площадки требует «полного и всестороннего изучения».

Естественно, никто из чиновников администрации Островецкого района официально не выступит против строительства здесь АЭС, ибо им потом очень сложно будет найти работу, но некоторые из них, сказав стандартные фразы о «придании строительством АЭС новом импульсе в развитии района», тихо добавляли «вот только здешнюю природу жалко — очень красивые у нас места».

Возникает закономерный вопрос — неужели при выборе вариантов площадок ответственные лица не учитывали, что Островецкая площадка находится вблизи мест отдыха республиканского значения, среди заповедных мест, рядом с уникальными чистейшими озерами и реками? Беглого взгляда на карту достаточно, чтобы понять это. Многие известные в Беларуси специалисты по атомной энергии и ядерной физике не верят, что руководство Беларуси решиться строить АЭС в районе Островца.

Но здесь полным ходом идут геологоразведочные работы. Вообще, полный цикл работ по разведке площадки требует привлечения множества специалистов: топографов, геодезистов, геофизиков, геологов, метеорологов и т.п. И, естественно, стоит эта работа не дешево. Так неужели огромные народные средства расходуются исключительно на политические игры с Литвой? Дело в том, что примерно в 30 км от границы с Беларусью во времена СССР была сооружена Игналинская АЭС. Еще недавно Литва планировала менее чем в километре от Беларуси построить хранилище отработанного ядерного топлива (ХОЯТ). Но после обоснованных протестов со стороны Беларуси перенесла место под ХОЯТ на 10 км вглубь страны.

Возможно, кое-кому в Беларуси хочется показать свой ответ Литве, найдя площадку под АЭС в 20 км от Литвы при том, что стандартная зона радиационного заражения местности в случае аварии составляет 30 км — при сооружении АЭС разрабатывается план эвакуации населения с этого радиуса.

Также настораживает, что государственные белорусские СМИ не спешат рассказать об особенностях исследуемых площадок, а те, кто ведет работы под Островцом, не дают информацию о цели работ местным жителям и препятствуют журналистам получить такую информацию.

Оценить материал:
Средний балл - 3.72 (всего оценок: 7)

Ваш комментарий

Регистрация

В настоящее время комментариев к этому материалу нет.
Вы можете стать первым, разместив свой комментарий в форме слева

Интересные Факты

Загрузка ...