Белорусское общество еще не избавилось от радиофобии

Общественное мнение к строительству АЭС становится все лояльнее. И свидетельство этому — данные национальных опросов...

Белорусское общество еще не избавилось от радиофобииВ Беларуси активизируют геологоразведочные работы на Островецкой площадке, чтобы приблизить уровень ее изученности к двум другим потенциальным площадкам под строительство атомной станции, сообщает Interfax.By.

Как оказалось, Краснополянская площадка изучена примерно на 90%, Кукшиновская на 60%, а Островецкая, примерно, на 30%. Заместитель генерального директора Объединенного института энергетических и ядерных исследований «Сосны» Национальной академии наук Беларуси Николай Груша заявил в Минске на заседании «круглого стола» по атомной энергетике, что теперь «основная задача — подтянуть уровень изученности Островецкой площадки к уровню двух наиболее изученных площадок».

Н.Груша напомнил, что по международным требованиям необходимо иметь минимум две в равной степени изученные площадки, чтобы принять решение о выборе места для строительства АЭС. Н.Груша особо подчеркнул, что в Беларуси предъявляются жесткие требования и критерии к потенциальным площадкам для строительства атомной станции.

Между тем, ранее сообщалось, что Кукшиновская площадка в Горецком районе Могилевской области названа более других соответствующей требованиям. К такому выводу после анализа результатов исследований пришла специальная комиссия — специалисты из Беларуси, России, Украины и представители МАГАТЭ, сообщал Первый канал в июне.

Как еще 4 июня отмечал заместитель министра энергетики Михаил Михадюк, заключения по возможным площадкам размещения АЭС переданы в Администрацию президента. По словам М.Михадюка, сейчас приоритет отдается Кукшиновской площадке, затем идет Островецкая, на третьем месте — Краснополянская. Он отметил, что на площадках «продолжаются изыскательские работы, однако до конца года необходимо поставить точку». От рассмотрения варианта размещения АЭС на Верхнедвинской площадке решено отказаться, так как там «слабые грунты, высокий уровень подтопления».

Тогда же замминистра энергетики назвал Краснополянскую площадку «наиболее эффективной с точки зрения социально-экономических вопросов». Островецкая, по его словам, «запрещающих факторов не имеет», по Кукшиновской «инженерных и геологических вопросов нет». При этом замминистра отметил, что у Островецкой площадки на один балл выше сейсмичность.

Пока одни ищут место для строительства АЭС, другие борются со страхами людей. Так, директор департамента по гидрометеорологии Министерства природных ресурсов и охраны окружающей среды Беларуси Мария Герменчук подчеркнула: «Беларусь создаст систему контроля и мониторинга радиационной обстановки в зоне белорусской АЭС, которая будет соответствовать всем рекомендациям международного уровня».

В свою очередь председатель Национальной комиссии по радиационной защите при Совете министров Яков Кенигсберг в интервью БЕЛТА, подчеркнул, что существенным оказалось негативное психологическое воздействие аварии на ЧАЭС на людей.

Он в частности заметил: «В последние 60 лет мир жил в ожидании ядерной войны. Со времени атомных бомбардировок Хиросимы и Нагасаки, испытаний ядерного оружия люди, особенно старшего поколения, воспринимают любое радиоактивное облучение как неизбежно приводящее к смерти. Поэтому нельзя обвинять их в том, что они воспринимают радиационный риск как нечто особенное. Очень трудно объяснить, что радиационный риск и количество погибших в автокатастрофах — это вещи просто несопоставимые. Хотя мы разъясняем, что есть дозы неопасные и есть очень опасные, но последнее — это предельно редкие, чрезвычайные случаи. Создана система радиационной безопасности такого уровня, что сейчас мы работаем только с предельно низкими дозами».

Кроме того, Я.Кенигсберг назвал совершенно некорректным тиражируемое сравнение чернобыльской аварии с количеством взорванных атомных бомб, «потому что сразу же всплывают ассоциации с ядерной войной, атомной зимой, к чему Чернобыль не имеет никакого отношения».

«Чернобыль отличается от Хиросимы и Нагасаки тем, что произошло загрязнение обширнейших территорий, на которых проживают миллионы людей, чего раньше не было. Конечно, такие катастрофы вызывают определенные психологические последствия, страхи. Возникает так называемая радиофобия», — подчеркнул он.

Относительно мер безопасности ядерных реакторов Яков Кенигсберг заметил, что «нужно учитывать и то, что технологии идут вперед, развиваются. Тип чернобыльского реактора (РБМК) считается сейчас устаревшим и больше не применяется. Поэтому вероятность аварии на реакторах нового поколения крайне низка. По мнению российских экспертов, вероятность аварии на современных атомных электростанциях равна 10 в минус седьмой степени».

Можно спорить с доводами, оправдывающими строительство АЭС в Беларуси, однако трудно не признать, что пропаганда дает нужные власти результаты. Приходится отметить, что, несмотря на то, что белорусское общество не рукоплещет перспективе строительства в Беларуси атомной станции, протестующие остаются в меньшинстве. Еще в апреле 2006 года белорусская общественная организация «Экодом», организовала в Минске акции против планов правительства по строительству АЭС.

«Правительство, премьер официально заявил, что в Беларуси собираются строить АЭС. Мы категорически с этим не согласны и собираемся сделать все, чтобы не допустить строительство АЭС. Эти деньги можно потратить на развитие возобновляемых источников энергии. Хватит нам Чернобыля», — заявила в эфире «Немецкой волны» председатель «Экодома» Ирина Сухий.

При этом общественное мнение к строительству АЭС становится все лояльнее. И свидетельство этому — данные национальных опросов Независимого института социально-экономических и политических исследований (НИСЭПИ, Вильнюс).

Итак, данные опросов за I квартал 2008 года. Был задан вопрос: «Руководство страны приняло окончательное решение строить в Беларуси атомную электростанцию. Каково Ваше отношение к этому решению?»

вариант ответа %
не одобряю 42,1
одобряю 37,4
мне это безразлично 11,7
затруднились ответить 8,8

Такой же вопрос был задан в июне 2008 года. Ответы распределились таким образом.

вариант ответа %
не одобряю 40,2
одобряю 37,8
мне это безразлично 13,9
затруднились ответить 8,1

Как видим, людей, относящихся терпимо к строительству АЭС, становится все больше. И все же более чем 40% опрошенных относятся к решению строительства АЭС отрицательно. Таким образом, очевидно, что вполне объяснимую радиофобию белорусов властям еще преодолевать и преодолевать.