Другие материалы рубрики «Общество»

  1. Проезд подорожает, но пассажиры по-прежнему останутся должны
    В течение двух недель стоимость одной поездки в городском транспорте Минска вырастет до 4500 рублей…
  2. Дело Мальцева. Турецкие бизнесмены раскрыли тайны следствия
    Если суммировать показания представителей турецкой компании, то они практически полностью опровергают все выводы следствия, касающиеся...


Общество

Баба с красным обозом перед «Европой»


Заметки в канун 91-й годовщины Белорусской Народной Республики

Есть факт, который пытались замалчивать, однако отменить его невозможно. В 1918 году благодаря усилиям Рады БНР на белорусской территории, свободной от большевиков, не допустили массового голода.

Лидеры провозглашенной Белорусской Народной Республики думали в первую очередь об интересах своих граждан. Причем, если в Советской России во главе всего стоял принцип «отобрать и поделить», у нас было «производить и торговать с соседями».

Народный секретариат (правительство) Белорусской Народной Республики. Слева направо: сидят — А. Бурбис, И. Середа, Я. Воронка, В. Захарка; стоят — А. Смолич, П. Кречевский, К. Езовитов, А. Овсяник, Л. Заяц. Минск. 1918 г.
Эту же фотографию полиграфического качества размером 850 Kb с разрешением 300 dpi наши читатели могут взять для свободного использования по предлагаемой ссылке на сайте «Белорусских новостей».

Подсказываю вполне обоснованную дату для отсчета юбилеев Департамента внешнеэкономической деятельности Министерства иностранных дел Республики Беларусь: 24 апреля 1918 года. В этот день Народный секретариат (правительство) БНР утвердил устав и персональный состав Белорусской торговой палаты на Украине во главе с Митрофаном Довнар-Запольским. В том, что эта внешнеторговая организация реально отвела угрозу голода от Беларуси — заслуга народного секретаря (министра) БНР по делам финансов, а затем торговли и промышленности Петра Кречевского.

Устанавливались тесные связи с Украиной, оттуда к нам шли эшелоны с зерном и мясом. В Киеве, кроме собственно торговой палаты, в ту пору действует Белорусско-украинское товарищество сближения, налаживаются торгово-экономические связи и с другими странами.

Если правительство, которое в первую очередь стремится накормить собственный народ, кем-то называется националистическим, то я лично за такое правительство и за такой национализм. Сначала надо обустроить собственный дом, а уж после «заниматься судьбами заграничных оборванцев» — это призыв из российской, между прочим, литературной классики тех лет.

Но почему-то с 1 января 1919 года белорусский народ вновь «озаботился» процессом Мировой революции…

Сюжет на площади Свободы

Рассматриваю старую газетную фотографию. Сделана она в Минске начала тридцатых годов на главной в ту пору площади Свободы. За спиной фотографа находилась гостиница «Европа» дореволюционной постройки. Лица людей на снимке обращены в сторону бывшего губернаторского дома, в котором в 1920-1933 годах размещался Центральный исполнительный комитет Белорусской Советской Социалистической Республики.

«На днях в Минск прибыл Мопровский красный обоз из Сеннинского сельсовета Самохваловичского района. На 46 подводах обоз доставил свыше 1000 пудов хлеба. Фото Л. Мазелева».

В центре снимка крестьянская женщина — сидит на мешках в телеге и глядит на дом, где заседают белорусские коммунистические вожди. Вместе с ней смотрят туда же еще несколько десятков людей в бедной одежде. Верно, ожидают, когда на балконе здания ЦИК БССР появится кто-либо из руководителей республики и произнесет напутствие участникам «показательного красного обоза».

Объясним суть пропагандистского мероприятия. МОПР (Международная организация помощи борцам революции) — это коммунистическая организация, созданная в 1922 году по решению Коминтерна. Оказывала денежную и материальную помощь осужденным революционерам. В СССР к ней были приписаны и платили членские взносы 9,7 миллиона человек, а в отношении прочих граждан проводились «добровольно-принудительное» акции по сбору пожертвований. Читаем в историко-публицистическом труде «Россия в концлагере» Ивана Солоневича: «Активист <…> выколачивает мопровские или осоавиахимовские недоимки. В деревне будет ходить по избам, вынюхивать запиханные в какой-нибудь рваный валенок пять-десять фунтов не сданного государству мужицкого хлеба».

Похоже, вот так и в пригородной деревне Сенница к югу от Минска: собрали тысячу пудов зерна (неведомо, сколько в тех мешках на самом деле, но, главное, в рапорте цифра выписана с красивыми нулями — 1000) и отправили с красным обозом в столицу.

Мне хорошо известны окрестности площади Свободы (бывшей Соборной) в Минске. Могу ответственно утверждать, что в 1930 году здесь не было ни хлебного элеватора, ни мукомольных производств. Тогда зачем?..

Но о другом надо бы спросить этих мужиков и баб:

— Сами вы знакомы с международными революционерами, которым отдаете свой хлеб? Вы их видели?.. Мировая революция будет накормлена, а в вашей хате дети сытые?..

Баба сидит на телеге в красном обозе и ждет. Конечно, жалко ей мешков с хлебом. Так ведь и боязно отбиться от обоза.

Опять же остается надежда, что вдруг скажут ей что-нибудь хорошее большевистские вожди, которые вот-вот появятся на балконе бывшего губернаторского дома. Скажут хорошее и — сделают. Например, защитят от закордонных врагов, которые собираются отнять мешки. Поэтому ждет баба. Терпеливо ждет — несколько десятилетий.

А я бы задал этой бабе вопрос: когда, на каких этапах истории БССР ее верховные власти защищали и сумели защитить собственный народ? Случались не раз тяжкие поворотные годины, их нельзя забывать.

Год 1921. На переговорах в Риге без участия представителей белорусского народа Белоруссия разделена между Москвой и Варшавой.

Год 1930. Коллективизация, раскулачивание, лучшие представители трудового народа высылаются на погибель в Сибирь и Заполярный Урал.

Годы 1930-1940. Окончательно добивается белорусская интеллигенция, подрывается интеллектуальный потенциал нации. Белорусы низводятся до туземной «этнографической группы», которой разрешено писать «карова» вместо «корова» и в расшитых рубашках и соломенных шляпах отплясывать «Лявониху», не забывая при этом славить Отца народов.

Год 1941. Руководители БССР в ночь на 25 июня тайно покидают Минск, не озаботившись хотя бы уведомить сограждан о том, что защитить их не в состоянии. Этих же людей в послевоенные годы будут лицемерно обвинять в том, что жили под немецко-фашистской оккупацией.

Годы 1939-1945. Вроде бы приращивается БССР новыми территориями, но затем их отбирают, дабы для гордых поляков и литовцев подсластить горькую пилюлю вхождения в коммунистический блок. Получился парадокс: Белоруссия — единственная из стран-победительниц в минувшей войне, которая в результате победы уменьшилась в своей территории. Не верится? Тогда сравним площадь БССР на 21 июня 1941 года и площадь на 9 мая 1945 года.

Год 1947. Европа энергично отстраивается благодаря плану Маршалла, но белорусы в этих миллиардных вливаниях «не нуждаются». По сей день еще кое-где люди живут в послевоенных бараках.

Год 1979. Афганистан. Более 32 тысяч белорусов воевали за чужие интересы, почти тысяча погибли, еще столько же вернулись инвалидами.

Год 1986. Чернобыль. При наличии развитой службы гражданской обороны руководство БССР не осмеливается без санкции Москвы известить население о необходимости укрытий и профилактики.

Годы 1990-1991. Чудовищная инфляция, стремительное обесценивание трудовых сбережений миллионов людей, сравнимое с тем, как в 1917 году большевики тотально конфисковали банковские счета. Народ БССР глубоко поражен в этой «криминальной революции», а некоторые руководители республики отбывают на ПМЖ в любимую Москву…

Баба все сидит на телеге. Держит вожжи наготове и привычно ожидает команды трогаться в путь. Куда скажет начальство — туда и поедет. Вряд ли ей известен маршрут. Таким, как она, карты не показывают. Да и что увидела бы она на тех картах?

В советское время встретил я в минском магазине «Политкнига» на улице Карла Маркса любопытный образец пропагандистской продукции. Это была агитационная карта-плакат с контурами Европейской части СССР и броским заглавием «Нечерноземье — Всесоюзная ударная комсомольская стройка».

Имелись там диаграммы и цифры, но прежде всего обращало внимание общее цветовое исполнение карты. Красным «ударным» цветом были закрашены нечерноземные области: Псковская, Смоленская, Брянская, Калининградская…

Не сразу я сообразил, какая это серенькая, никак не обозначенная территория расположена между Смоленской и Калининградской областями… Вот те раз: да это же Белоруссия — самый что ни на есть «черноземный» край, воткни оглоблю — тарантас вырастет!

Концептуальная карта Белорусской Народной Республики. 1918 г.

В принципе ясно, чем руководствовались стратеги союзной инвестиционной политики и послушные им пропагандисты. Если, скажем, Гродненская область в Белоруссии на точно таких же суглинках и супесях стабильно производила сорок центнеров зерновых с гектара, то был смысл делать фигуру умолчания. К слову, «серенькую территорию» между Калининградом и Смоленском можно было бы подписать своеобразно: это тот самый край, где будущий российский премьер Петр Столыпин в его бытность губернатором Гродненской и Ковенской губерний наглядно проникся идеями фермеризации.

…Баба все сидит на телеге. За спиной у нее пространство, где во времена Великого княжества Литовского стояла ратуша.

Минскую ратушу — символ европейской принадлежности города — разрушил еще в девятнадцатом веке русский царь. А в 1922 году большевики поставили тут (на пьедестале бюста Александра II) памятник в честь сапожника-революционера Гирша Лекерта. Правда, в 1937 году имя прославляемого сапожника показалось неудобным, и Лекерта тоже снесли. Долгие последующие десятилетия в историческом центре Минска не было ни памятников, ни ратуши.

И только в начале третьего тысячелетия власти решились на стилизованную постройку «по мотивам» прежней ратуши. Основное ее назначение — декорировать Минск, мелькать в рекламных кадрах.

На прошлой неделе бойкая девушка в передаче государственного телеканала продиктовала историческую хронику под красивые кадры, изображающие ратушу-новодел. Информация в общем хрестоматийная: 14 марта 1499 года великий князь литовский Александр Казимирович даровал Минску Магдебургское право. Согласно этому широко укорененному в Европе праву жители города получили личную свободу и независимое от воевод и старост управление.

К сожалению, телеведущая не сделала далее выводов и обобщений. А они могли быть, например, такими.

Сам факт наличия Магдебургского права у Минска (а также Бреста, Гродно, Слуцка, Полоцка и других белорусских городов) говорил о многом. Прежде всего, о том, что 510 лет назад Минск, который не изведал власти Золотой Орды, был нормальным европейским городом. Фигурально выражаясь, тут была Шенгенская зона.

Когда-то мы находились на общем пространстве европейской цивилизации, жили по схожим обычаям, развивались в том же направлении, что и обитатели, например, городов Брно, Краков, Падуя, Клагенфурт, Инсбрук, Люцерн, Ганновер, Орхус, Бельфор, Утрехт…

Сегодня все перечисленные города находятся в Европейском союзе. Все, кроме Минска.

Почему?..

Символьные «хатки» и «лучинки»

В связи с этим «почему» нельзя забывать одну нашу попытку возвращения на европейский путь развития.

25 марта 1918 года Рада Белорусской Народной Республики приняла 3-ю Уставную грамоту (манифест), в которой провозгласила создание свободной и независимой страны и отделение ее от Советской России. Принципиально важно помнить, что перед этим деятели белорусского возрождения долго надеялись, что Россия станет демократической республикой. Они последовательно стояли на том, что после проведения Всероссийского Учредительного собрания Белоруссия должна войти как автономная единица в состав федеративной России. В том числе и Первый Всебелорусский конгресс, который большевики разогнали в декабре 1917 года, не ставил вопроса о нашем полном государственном суверенитете.

Но вместо демократической республики в России образовалась диктатура Ленина-Троцкого. Свирепствовали продотряды, которые набивали зерном эшелоны — готовили контрибуцию для Германии.

И что — мы тоже должны были участвовать в этом? Участвовать только ради того, чтобы в Кремле удержалось правительство большевиков?.. Но и так наш край разорен войной, а в принудительной эвакуации находится свыше полутора миллионов белорусского населения.

Почему новому монарху Ленину «можно» договариваться-комбинировать с немцами, а нам нельзя?.. Для белорусов наступала пора распрощаться с вековой ролью младшенького слабоумно-недееспособного братишки.

В 1918 году лидер большевиков Западной области Вильгельм Кнорин писал: «Мы считаем, что белорусы не являются нацией и что те этнографические особенности, которые их отделяют от остальных русских, должны быть изжиты. Нашей задачей является не создание новых наций, а уничтожение старых национальных рогаток».

Обратим внимание на терминологию Кнорина. При царизме слово «Белоруссия» было запрещено, употребляли «Северо-Западный край». Вослед царям большевики в 1917 году обозвали Беларусь «Западной областью», а за это благодарный белорусский народ поныне имеет в своей столице улицу имени Кнорина. Правда, максималиста Кнорина поправили, и белорусам было разрешено называться нацией. Но какой!

В общественное сознание был внедрен стереотип: если национально-белорусское, то это нечто посконно-лапотное, сирое и убогое. Все, что имеют белорусы, им дала великая русская культура и советская власть, а собственно белорусское — это непременно «лучинки», «хатки», «соломки», «лапоточки», «черепки»… Вспомним пресловутые «беларускiя куточкi» (белорусские уголки), которые одно время насаждались у нас в школах и детских садах. Но почему белорусское должно жаться по «куточкам» и «хаткам», а не занимать парадные дворцовые залы?..

Ребенку внушали: твой предок — придурковатый оборванец с дудкой-жалейкой. У прочих народов есть рыцарское прошлое, а у белорусов — «колтун в волосах» и «пять ложек затирки». Но сколько можно самоунижаться!

Когда нам демонстрируют курную хату под соломенной кровлей как символ «белорусскости», мы с этим условно соглашаемся. Однако просим также учитывать дворцы и замки, выстроенные в стиле, который в Европе определяют как белорусское барокко.

Домотканые портки навязчиво выставляются как сакральные атрибуты нации, но почему к таковым не отнесены парадные шляхетские кунтуши и искусно выделанные латы «лыцарей збройных»?

Силуэт убогого челна над болотной протокой намертво ассоциирован с «белорусскостью». Но кто бы вспомнил про судоверфь в Кричеве, где со стапелей спускались корабли, которые через Днепр выходили в Средиземное море?

Белорусский народ изображали намеренно вот таким:

Этнографические фотоснимки «типов белорусов» начала XX века.

Но были и такие белорусы:

Воевода Юрий Радзивил — командующий кавалерией Великого княжества Литовского в Оршанской битве. Портрет второй половины XVI века. Александр Острожский. Портрет середины XVII века. Из Несвижской коллекции Радзивилов.

За что «прищемить» БНР?

В марте 1918 года белорусы покинули «куточки» и «хатки», объявили свой край свободным независимым государством.

Устанавливался 8-часовой рабочий день; леса, озера и недра национализировались; земля без выкупа передавалась тем, кто на ней трудился. Провозглашались свобода слова, печати, собраний, забастовок, вероисповеданий, неприкосновенность личности и жилья. Национальным меньшинствам на белорусской земле не чинилось препятствий: они имели право на национально-персональную автономию.

С актом 25 марта 1918 года считался ряд государств, независимую Белорусскую Народную Республику официально признали Армения, Австрия, Грузия, Латвия, Литва, Польша, Турция, Украина, Финляндия, Чехословакия, Эстония. Одно время де-факто признавала БНР и Советская Россия.

Да, можно без конца утверждать, что «БНР — призрачное политическое образование, ибо она не имела ни государственных границ, ни системы местных органов власти, ни настоящей армии и полиции». А разве у петроградских большевиков все сразу получилось на следующий день после Октябрьского переворота — госграница, армия, национальная валюта? Вспомним, через сколько месяцев была создана Красная Армия. А твердый червонец ввели только через пять лет после Октября.

Есть один пропагандистский прием из арсенала рекламистов стирального порошка. Прежде, чем начать расхваливать собственный продукт, они непременно плюют на чужой.

На моей памяти такой ритуальный плевок из года в год накануне 25 марта совершали лекторы с кафедр истории КПСС. Припоминали они за отсутствием другой фактуры (не рассказывать же о деятельности Белорусской торговой палаты времен БНР!) о том, что 25 апреля 1918 года Рада послала телеграмму на имя германского кайзера Вильгельма, в которой указывалось, что «Рада Белорускае Народнае Рэспублікі як выбраная прадстаўніцтва беларускага народу звяртаецца да Вашае Вялікасці са словамі глыбокае падзякі за вызваленне Беларусі германскімі войскамі з цяжкага ўціску, гвалту і анархіі».

Ну, во-первых, не все руководство БНР подписалось под телеграммой, а лишь часть его. Был по поводу этого внутренний скандал и раскол в Раде, отставки. А, во-вторых, давайте прикинем, что вообще это такое — «телеграмма».

Набор электрических сигналов, «легкий шум в проводах». Мало ли кто, кому, в каких выражениях и о чем настучал по каналам дипломатической связи! Почитайте предвоенную переписку народного комиссара иностранных дел СССР Молотова с министром иностранных дел Германии Риббентропом. Все эти «примите уверения в совершенном к Вам почтении»… Такова «специфика» работы дипломатов-политиков — блудословить во имя интересов собственной страны. Еще Лермонтов в «Герое нашего времени» высказался о провинциале, который, «подслушав разговор двух дипломатов, принадлежащих к враждебным дворам, остался бы уверен, что каждый из них обманывает свое правительство в пользу взаимной нежнейшей дружбы».

Да, руководство БНР с целью усиления собственной гражданской администрации применяло лавирование и на каком-то этапе дало понять, что, «чем кланяться лаптю, лучше кланяться сапогу». Ну и что?

Сталин перед войной чокался шампанским с фашистскими бонзами в Кремле, однако лектор с кафедры истории КПСС почему-то никогда не ставил это в упрек товарищу Сталину. В чем еще разница между председателем Рады БНР Иваном Середой и Иосифом Сталиным? А разница в том, что Сталин посылал в Германию не только приветственные телеграммы. Он посылал фашистам эшелоны с углем, нефтью, зерном!

Почитайте исторические мемуары — описания событий ночи 22 июня 1941 года в районе Бреста. В 2 часа по германскому летнему времени (3 ночи по московскому) по мосту через Буг проследовал из СССР в Германию последний железнодорожный состав с зерном и марганцевой рудой. А всего через 1 час 15 минут началась немецкая артподготовка.

В эти дни наверняка кто-нибудь снова вспомнит телеграмму Вильгельму (больше не за что прищемить БНР). Такому «лектору» я бы посоветовал положить на одну чашу весов бумажку с текстом телеграммы, а на другую — железнодорожный состав с рудой. Один из многих составов, которые руководство СССР послало Гитлеру и которые вскоре «вернулись» на белорусскую землю крупповской сталью…

Неиспользованный шанс

В сравнении идеалов БНР и БССР принципиально не хочу использовать некорректный прием рекламистов стирального порошка: «Вот это хорошо уже потому, что плохо вон то». БССР не может быть для меня плохой: эта страна — моя, я нарадзiўся тут, вырос, получил образование.

Но нельзя бесконечно отрицать БНР как государственную попытку, как неиспользованный вариант исторической судьбы народа. А ведь был у нас шанс тогда, в 1918 году, двинуться по пути, схожий с которым прошли Литва, Польша, Чехия, другие близкие нам страны. Но мы этого не сделали — не сумели, не захотели, не поняли…

Была у нас возможность начать жить, как в Чехии. Но мы ее не использовали. Начали жить, как во Владимирской губернии.

В результате Литва, Польша, Чехия сегодня в Евросоюзе, в зоне действия Шенгенского соглашения, а мы… Нам остается только предполагать, что было бы, «если бы».

Во-первых, абсолютно уверен я, что Беларусь никуда бы не ушла из Восточного блока, из социалистического лагеря. И воевали бы мы с нацистской Германией, конечно, на стороне Антигитлеровской коалиции. Вот только, наверное, в «Великой Овчинной войне» (это не я такое кощунство измыслил, это так с нас стебаются некоторые современные москвичи) не погиб бы каждый третий житель Беларуси.

Предполагаю, что не построили бы в Жодино завод по производству карьерных самосвалов. А вот на Минском автозаводе, кроме грузовиков, производили бы легковые «Шкоды» или «Рено».

Так можно фантазировать до бесконечности, но пора сказать о реальном. Если бы не существовала БНР, то большевики не пошли бы на создание БССР. Провозглашение в 1919 году Советской Белоруссии явилось инструментом «выдавливания» БНР. Таково мнение большинства современных ученых-историков вне зависимости от их политических симпатий.

А, значит, и не было бы нынешней Республики Беларусь. Между прочим, занятно сопоставить: сегодня у нас многое из того, к чему стремилась, что провозглашала своей целью БНР.

Есть государственная граница, собственная валюта, армия, министерство иностранных дел. Не надо согласовывать с ЦК КПСС назначение редактора республиканской газеты. Можно испечь собственного генерала, академика, губернатора. Можно, не спросив у Смоленской площади, заключить договор о дружбе и сотрудничестве с Гиппопотамией. Ну-ка, попробуйте лишить всего этого пообвыкшихся с суверенитетом белорусских начальников!

…Баба сидит на телеге перед гостиницей «Европа» и ожидает команды трогаться в путь. Минскую «Европу» в июне 1941 года разрушит немецкая авиабомба, однако к 2007 году гостиницу регенерируют по мотивам старой постройки. А баба все сидит.

Мне иногда кажется, что в этом красном обозе перед «Европой» сидим все мы. Ожидаем, к чьей бы колонне пристроиться.

Оценить материал:
Средний балл - 5.00 (всего оценок: 6)

Ваш комментарий

Регистрация

Последние Комментарии

  • Дорогой 4ort, было бы желание и соответствующая коньюнктура :). В целом этот материал, при полной пустоте и слабом представлении, что же сделала Рада, имеет подуги на высокую художественность (эти гениальные постоянные обращения к сидящей бабе, этот пронзительный, свежайший вывод, что в телеге сидим мы сами), а посему заслуживает снисхождения :).
  • Ну, объявился, наконец. Апелляция к достаточно абстрактным филосовским понятиям, должна сопровождаться осознанием того, что сами по себе эти понятия есть палка о двух концах. Посему встречный вопрос: А кого сумели защитить лидеры БНР?
  • Похоже, у вас проблемы с хронологией :) Большие проблемы. Хорошо хоть Холокост не приплели.
  • "Устанавливались тесные связи с Украиной, оттуда к нам шли эшелоны с зерном и мясом. В Киеве, кроме собственно торговой палаты, в ту пору действует Белорусско-украинское товарищество сближения, налаживаются торгово-экономические связи и с другими странами." Дорогой автор, Вы явно напрашиваетесь в ответчики за Голодомор. "Но о другом надо бы спросить этих мужиков и баб: — Сами вы знакомы с международными революционерами, которым отдаете свой хлеб? Вы их видели?.. Мировая революция будет накормлена, а в вашей хате дети сытые?.." "А я бы задал этой бабе вопрос: когда, на каких этапах истории БССР ее верховные власти защищали и сумели защитить собственный народ?" Любезный, найдите себе какую-нибудь бабу - уж в беседе-то Вам точно не откажут.