Другие материалы рубрики «Общество»

  1. Смерть ребенка в Гродно. Причину не назвали, но вакцину оправдали
    Использование «Приорикса» возобновлено, хотя следствие пока не закончилось.
  2. «МТС» и Минобразования превращают белорусскую школу в «электронную»
    Совместные проекты Минобразования и МТС предполагают также доступ родителей к информации обо всем, что происходит в школе с их детьми.


Общество

Наукой должны заниматься профессионалы, а не президентские спичрайтеры


Александр Лукашенко требует от белорусских ученых прорывных разработок мирового уровня и в очередной раз грозится оптимизировать Академию наук.

«Беларусь находится в условиях, похожих на те, в которых развивались Япония, Южная Корея, Сингапур. Мы не богаты природными ресурсами, зато имеем мощный интеллектуальный потенциал, толковых специалистов, — заявил Лукашенко 31 марта на совещании по вопросу перспектив развития науки. — Однако пока в нашей стране, как бы вас не обидеть, нет заметных достижений ни в одном из высокотехнологичных направлений».

Александр Лукашенко
Фото пресс-службы президента Беларуси

Среди достижений белорусской науки Лукашенко назвал суперкомпьютер, спутник, лекарства от рака, трансгенных коз и центр клеточных технологий. При этом официальный лидер отметил, что «это новации в масштабе нашей страны важные, не спорю, но далеко не результаты мирового уровня».

«То, чем сейчас занимаются Академия наук и другие научные организации страны, полезно, но мелко, революционных открытий и разработок нет»,
— сделал вывод Лукашенко.

Он также отметил, что получает мало предложений по поводу того, что надо поменять и исправить: «Мы слышим только старые слова: дайте нам денег, мы все сделаем. Не все так говорят, но в большинстве. Если вы боитесь сказать, что надо сделать, не бойтесь, говорите прямо. Я готов к любым, даже революционным решениям. Сегодня нужно не только развитие, нужен прорыв, хотя бы по нескольким направлениям».

Председатель президиума Национальной академии наук Беларуси Владимир Гусаков отметил, что белорусская наука стала прикладной и действует рука об руку с производством. Так, в 2013 году около 86% затрат на науку в НАН было направлено на прикладные исследования и разработки.

Гусаков с удовлетворением заметил, что в Беларуси удалось сохранить научные школы, а результаты труда белорусских ученых высоко оцениваются мировой наукой.

Вместе с тем существует и ряд проблемных вопросов. В частности, руководитель НАН обратил внимание на то, что в ряде отраслей отсутствуют конструкторские бюро, генеральные конструкторы и научно-исследовательские структуры. Неотложным является вопрос создания государственной системы коммерциализации результатов научно-технической деятельности.

Кроме того, глава Академии наук считает необходимым расширить полномочия белорусского инновационного фонда, придав ему функции формирования венчурных средств, в том числе при участии иностранных инвесторов.

По итогам совещания Александр Лукашенко сделал ряд поручений.

Во-первых, Академию наук ждут сокращения. Правительству и руководству НАН поручено в 2014 году уменьшить штатную численность финансируемых из бюджета сотрудников Академии наук и ее подведомственных организаций. По словам Лукашенко, высвободившиеся средства станут источником повышения зарплаты для оставшихся сотрудников. Лукашенко считает, что резервы здесь огромные: в Академии наук работают более 17 тысяч человек, из которых исследователи составляют лишь треть: «Я уже не говорю о качестве этой трети исследователей».

Отметим, что именно этот принцип — сократить часть сотрудников и распределить нагрузку между остальными — активно используется в последнее время для оптимизации государственных расходов. Именно такой метод был применен при сокращении на четверть органов госуправления — чиновникам повысили зарплаты, но и объем работы увеличили. Что-то похожее — больше работы за небольшую добавку к зарплате — государство также провернуло в образовании и здравоохранении.

Результативность работы тех, кто после сокращения останется работать в Академии наук, будут оценивать по международным критериям. Из бюджета продолжится финансирование только тех направлений, где сложились известные научные школы, например оптики, лазерной физики, теплофизики, биоорганической химии и материаловедения.

Возможно, в Беларуси будет возрождена система научного госзказа как для прикладных, так и для естественных, гуманитарных наук. При этом орган, выступивший государственным заказчиком, будет обязан внедрить результаты исследований.

«Нам нужно возродить систему государственного заказа в науке. Отсутствие подобной системы в Беларуси — вина не только ученых, но прежде всего управленцев», — считает Лукашенко.

При этом он обратил внимание на то, что система бюджетного финансирования не всегда достаточно гибка и благоприятна для науки, поскольку в отличие от реального сектора экономики, где эффект можно просчитать заранее, наука является зоной особого инвестиционного риска.

«Как меня информируют, ученые обоснованно боятся за бюджетные деньги браться за прорывные, но рискованные проекты. А ведь именно такие проекты во всем мире являются главным двигателем прогресса. Значит, нужны не только бюджетные источники финансирования», — сказал глава государства.

Поэтому Лукашенко поддержал идею создания в Беларуси системы венчурного финансирования науки, то есть субсидирования научно-исследовательских работ по индивидуальным проектам и программам.

«Нужно проанализировать и адаптировать к белорусским реалиям законодательство стран — мировых лидеров научно-технического прогресса по данному вопросу. При этом обратить особое внимание на право ученого создать собственную компанию, фирму и самому внедрять свои достижения. Это также возможно», — поставил задачу Лукашенко.

Официальный белорусский лидер уже не раз заявлял о необходимости реформирования научной отрасли. В декабре 2011 года, выступая на семинаре по вопросам импортозамещения, глава государства сказал: «На будущий год бюджет Академии наук должен быть урезан к уровню этого года. <...> Пусть не наполовину, но 25-30% надо урезать. До тех пор пока мы будем кормить не только ученых, но кого бы то ни было, и производственников, давать деньги из бюджета, притом невозвратные деньги, до тех пор они ничего делать не будут».

О необходимости «коренной модернизации» научной сферы Лукашенко заявлял и в январе 2013 года, вручая дипломы докторам наук и аттестаты профессора научным и научно-педагогическим работникам.

«Мы не можем позволить себе распылять средства ради удовлетворения чисто академического любопытства,сказал тогда Лукашенко. — Белорусская наука должна быть заточена под потребности нашего суверенного государства и стать более компактной по своей структуре».

Как отметил в комментарии для Naviny.by один из сотрудников Академии наук, инициативы президента по сокращению штата и реорганизации всей системы вызвали беспокойство у ученых, ведь не во всех сферах науки можно четко выделить критерии, по которым определяется перспективность той или иной разработки.

«У нас по сравнению с развитыми странами Европы в науку вкладывают скромные средства. Вместе с тем даже там, где инвестиции больше, достижения мирового уровня и прорывы случаются не часто. Мы же, с учетом скромных вложений в науку, имеем неплохие результаты и в физике, и в биологии. Гарантировать «революционные открытия» нельзя нигде, а в условиях скромного финансирования тем более. Что касается альтернативных источников финансирования, то для того, чтобы, например, появились венчурные исследования, необходимы изменения в экономике в целом», — считает собеседник Naviny.by.

Александр ВойтовичБывшего президента Академии наук академика Александра Войтовича, возглавлявшего НАНБ в 1997-2001 годах, в первую очередь, удивила написанная для Лукашенко под совещание с учеными речь.

«Например, когда шла речь о достижениях белорусской науки, «смешались в кучу кони, люди», — отметил Войтович в комментарии для Naviny.by.

Он пояснил, что в качестве достижений отечественной науки президенту подсунули как действительно стоящие проекты, так и фикции. Например, говорит Александр Войтович, на спутнике, которым гордится белорусская наука, есть лишь один прибор белорусского производства, который хоть и осовременен, «но был разработан в 70-е годы». Центр клеточных технологий, отметил Войтович, — это лишь учреждение, а не научная разработка. Сюда же можно добавить и белорусский суперкомпьютер, который даже в рейтинге СНГ находится где-то в третьем десятке, о мировом рейтинге и вовсе лучше промолчать.

Что касается трансгенных коз, это «хороший проект, который необходимо использовать в коммерческих целях». То же можно сказать и о лекарствах от рака: «Если мы можем делать оригинальные лекарства от рака, то должны извлекать из этого огромную экономическую выгоду».

Но этого не происходит. Но не потому, что ученые где-то недоработали, а потому, что заниматься коммерческой стороной тех или иных разработок не задача науки.

«В современном мире очень трудно понять, где чья разработка используется. Есть много стран, где нет нобелевских лауреатов, наука находится на невысоком уровне, но там используют ее достижения мирового уровня и достигают высоких результатов. Фирмы превращают достижения науки в коммерческий продукт и имеют прибыль», — отметил Александр Войтович.

Самый большой недостаток в развитии белорусской науки, считает академик, состоит в том, что у государства нет научно-технической инновационной политики, частью которой стал бы и механизм внедрения науки в практику.

«Можно говорить о том, что ученые не справляются. Но можно обратиться к примерам успешных стран, которые стали таковыми не потому, что там была развита наука, а потому, что имели государственную программу развития страны в целом и отдельных ее отраслей. Так, в Южной Корее с 1974 года ВВП на душу населения увеличился почти в сто раз, а бренд этой страны «Самсунг» знают все. Это одна из ведущих экономик мира, но там до последнего времени не было должного уровня науки. Мы все развиваем науку, а в Корее постепенно развивалась и наука, и система использования ее достижений», — подчеркнул Александр Войтович.

Чтобы прорывы, как того хочет Лукашенко, случились и у нас, необходима программа, которая будет сориентирована не только на сокращение расходов Академии наук, но и на использование ее достижений, на развитие инноваций в стране в целом, считает академик Войтович.

Однако качество этой программы «напрямую зависит от того, будут ли ее разработкой заниматься чиновники, которые пишут президенту речи, удивляющие академиков, или интеллектуалы, профессионалы».


Оценить материал:

Ваш комментарий

Регистрация

Последние Комментарии

  • "Бывшего президента Академии наук академика Александра Войтовича, возглавлявшего НАНБ в 1997-2001 годах, в первую очередь, удивила написанная для Лукашенко под совещание с учеными речь." Для тех, кто не знает (в том числе для Навин) - Войтович давно не в теме, занимается своей лабораторией в Институте физики НАН Беларуси и за динамикой событий не следит (посольку для этого нужно быть в руководстве - куда стекается информация).
  • Сегодня смотрел по телику, как недоучившийся замполит назидательно дрючил всю околонаучную белорусскую шатию--братию... А ведь и вправду, такой "народец" достоин такого "президента"....Это даже не дурдом, это вонючее протухшее болото !!!
  • В Витебском технологическом университете, государство финансирует написание накообразных отчетов по науке, реальные исследования не финансирует. Большая часть средств тратится на получение липовых справок о внедрения. Зарплата доцента 3,5 миллиона, за такие деньги люди просто на работу ходят, наукой ни кто не занимается. Половина проректоров без степени, начальники без степени, начальник научного сектора без степени. Лекции в вузе читают ассистенты, методисты, все кому не лень.
  • Благими намерениями вымощена дорога в ад....
  • Что делать? Убиться апп стену или завязывать с распилом