Другие материалы рубрики «Общество»

  1. Четырехлетней Стасе Якимович требуется срочная помощь
    У Стаси детский церебральный паралич, она все еще не ходит самостоятельно, но после нескольких курсов реабилитации очень близка к своему первому шагу.
  2. В Кричеве осужденные отказались от работы за «копейки»
    Осужденные исправительного учреждения открытого типа № 45, привлеченные к подготовке Мстиславля к «Дожинкам», протестуют против низкой оплаты и условий труда.


Общество

Судебная ошибка — самый рациональный аргумент против смертной казни


На днях официально подтвердилась информация о том, что расстрелян Александр Грунов. Он был осужден за жестокое убийство гомельской студентки. В этом году это уже третий исполненный в Беларуси смертный приговор. Каких аргументов не хватает государству, чтобы ввести мораторий?


Почему смертная казнь касается каждого

Станислав ДанилюкСудья Конституционного суда Станислав Данилюк признался, что раньше был сторонником смертной казни. «В конце 70-х по уголовному законодательству максимальный срок наказания был 15 лет, а пожизненного заключения вообще не существовало. Но буквально через несколько лет произошли события, которые оказали очень сильное влияние на мое мировоззрение».

В 80-е в прессе появилась информация о громких судебных скандалах — к длительным срокам лишения свободы и смертной казни приговаривались невиновные люди.

«Я тогда работал в управлении внутренних дел Мингорисполкома, — рассказывает судья. — И хорошо помню, как после очередного громкого уголовного дела нас пригласили на закрытое совещание, где рассказали о способах искусственного создания доказательств со стороны работников правоохранительных органов».

Было совершено убийство. Милиция долго не могла выйти на след преступников, но существовал круг подозреваемых. Среди них числился гражданин, который якобы имел неприязненные отношения с жертвой. Он также состоял на учете, имел конфликты с законом.

«И кто-то указал следователю, что этот человек высказывал угрозы убитому, — продолжает Станислав Данилюк. — Когда его взяли в обработку, естественно, никаких прямых улик не добыли. Хотя оперативный сотрудник был абсолютно уверен, что это настоящий убийца. И желая помочь правосудию, он подослал к подозреваемому агента. Они выпили бутылку водки, а затем пустую бутылку подбросили на то место, где был найден труп. И когда следователь прокуратуры совершал повторный осмотр места происшествия, он обнаружил эту бутылку с отпечатками подозреваемого. А поскольку это было не в городе, а в лесу, попробуй, объясни, как эта бутылка оказалась за несколько километров от населенного пункта. Вот так человек был приговорен к высшей мере наказания. И вот тогда я задумался, насколько правомерна смертная казнь, потому что любой может оказаться в такой ситуации».

Станилав Данюлюк отмечает, что, к сожалению, судьям тоже свойственно ошибаться: «И для меня это самый убедительный и рациональный довод против смертной казни».


Соразмерность наказания

Однако к отмене смертной казни, по словам судьи Конституционного суда, нужно подходить взвешенно. На сегодня в качестве альтернативы обозначено пожизненное заключение. По закону после 20 лет в тюрьме в отношении таких осужденных суд может заменить дальнейшее отбывание пожизненного заключения лишением свободы на определенный срок, но не свыше пяти лет. Учитывается возраст, здоровье и поведение преступника в тюрьме.

По мнению Станислава Данилюка, в этом вопросе существует несколько законодательных недоработок.

«Во-первых, непонятна основная особенность для освобождения — поведение осужденного. Естественно, находясь в условиях строгой изоляции, вряд ли осужденный будет нарушать внутренний распорядок. Отсутствие взысканий за нарушение порядка, на мой взгляд, не является надежным критерием исправления осужденного. Еще в большей степени это касается таких физиологических факторов как здоровье и возраст преступника. Кто из нас абсолютно здоров? Во-вторых, учитывая ограничение верхнего предела срока лишения свободы не свыше пяти лет, теоретически осужденный на пожизненное заключение может быть освобожден раньше того, кто получил 25 лет лишения свободы, и тем более осужденного по совокупности приговоров на 30 лет».

Григорий ВасилевичБывший генпрокурор Григорий Василевич обратил внимание еще на один аспект — в Беларуси удельный вес лишения свободы как вида наказания доходит до 35%. В странах Прибалтики, например, 40% от всех наказаний составляют штрафы.

Что касается смертной казни, то Василевич обратил внимание, что в 1996 году, когда вопрос о высшей мере наказания выносился на референдум, по данной теме практически не проводилась разъяснительная работа с населением.


Все больше белорусов выступают против смертной казни

Последние опросы общественного мнения показывают, что белорусское общество продвинулось в сторону гуманизации.

Так, в 2014 году определенно «за» смертную казнь выступало 32% респондентов (36,2% в 2013 году), «за смертную казнь при определенных условиях» — 25,6% (27% годом ранее). И, наконец, «против» смертной казни высказалось 34,6% опрошенных, в 2013-м эта цифра составила 31,4%.

По словам председателя Белорусского Хельсинкского комитета Олега Гулака, против расстрела выступают более социализированные люди, которые не приемлют взяток, покупки украденного, проезда «зайцем», необоснованных субсидий.


По данным исследования САТИО, инфографика Игоря Яновского

Российский криминолог Яков Гилинский обратил внимание, что на изменения общественного мнения по такому острому вопросу влияют социально-политические факторы:

«По нашим опросам четко прослеживается, что при Горбачеве и Ельцине увеличивалось количество сторонников отмены смертной казни. Но в последние годы, наоборот, все больше россиян высказывается «за» высшую меру наказания».


Нельзя забывать о жертвах

Владимир ТуркоНачальник управления Генеральной прокуратуры Владимир Турко обратил внимание, что зачастую общественная дискуссия по вопросу смертной казни сводится к обсуждению только одной фигуры уголовного процесса — осужденного.

«Но есть жертва преступления, которую нужно не только уважать, беречь, но и отстаивать ее интересы», — отметил он.

Региональный директор Penal Reform International Виктория Сергеева призвала шире рассматривать вопрос о том, кто является жертвой в случае исполнения смертных приговоров:

«Безусловно, страдают близкие убитых. Но так же страдают, если не больше, родные осужденных. Ведь они испытывают не только боль после расстрела. Но еще и огромный позор, что их близкий человек совершил страшное преступление».

Оценить материал:

Ваш комментарий

Регистрация

Последние Комментарии

  • Смертную казнь следует отменить. Да, есть безусловно доказанные преступления. Так ... пусть они сидят, пожизненно, и мучаются. А вот такие, спорные, безответные дела? Лично я - расцениваю это, как сокрытие истинных следов преступления! И ответы - бессловесными трупами? А я - помню! Ничего вы с этим не сделаете! И таких, как я - очень много есть! Немедленно, следует отменить эту скоропалительную "смертную казнь"! В условиях нашего правового беспредела! Истинные, доказанные преступники - пусть сидят, и мучаются. А если - ошибка? зачем их убили, фигурантов по взрыву в минском метро. Так поспешно? Без права на истинное расследование? Лично мне - не доказали! Есть вопросы... И, кто на них ответит, теперь?!!! Когда - на глазах у всех, убийство совершили?!!!!!! Я - за отмену смертной казни. В силу, возможности судебных ошибок и правового беспредела.
  • А я - не удовлетворена! Этим скоропалительным, без прохождения всех положенных по Законам юридических процедур! И расцениваю этот акт - как преступное беззаконное убийство! Чересчур уж много безответных вопросов... И расцениваю этот акт - как сокрытие следов преступления, истинными преступниками. А кто - это мнение опроверг? Типо, суд? С вопросами? А к чему так скоропалительно их растреляли? Да, даже я, из собственной нищенской пенсии, копейки бы приносила, на содержание этих "преступников", в поисках правды и справедливости!!!!
  • А - дело по взрыву, в минском метро?!!! сколько было по нему вопросов? И этот, скоропалительный расстрел; по сути-то, убийство! Без использования всех правоприменительных процедур; оставляя столько безответных вопросов, в обществе? Вот уж яркий, характерный аргумент в отмену смертной казни... Да пусть они сидят! В ожидании справедливости... Если виновен - в мучениях; а если - нет?!!! А вот, в таких резонансных, спорных делах - к чему такая "скоропалительность", в буквальном смысле этого слова, произошла?!!!! Типо, по делу о взрыве в минском метро? Типо, все - забыли? Что-то комп у меня сразу же начинает глючить... Чужой бедокурит? Зашлюсь предварительно...
  • Закон должен быть еще и справедливым. Иначе кто-то попав на иглу госмошенничества, никогда не выкарабкается с такой иглы насилия беззакония. И даже расселяют, как расстреляли вместо Чикатилы совсем невинного человека.
  • Этот постулат - не производное "хищной власти". Это постулат того самого пресловутого Римского права, которое и легло в основу всех нынешних цивилизованных юридических норм. Как раз власть тогда хищная, когда она начинает подменять торжество Закона торжеством своих понятий и определений. Ведь если действительно сделать Закон настоящей основой жизни общества, то в первую очередь взвоет сама власть. Хищность власти проявляется не в том, какие она принимает законы, а в том, как она их интерпретирует и исполняет. Почитайте Сталинскую Конституцию. Ведь это же образец настоящего гуманизма и человеколюбия, но мы знаем как сама власть ее игнорировала и извратила ее постулаты своими подзаконными указами и останолениями. Нынешний пример - работа ЖКХ. Тут и Жилищный кодекс летит к чертовой матери, и Закон о защите прав потребителей и все остальные. У вас есть в собственности приватизированная квартира? Предположим есть. У многих граждан есть. Так вот в жировках присутствует пункт "техническое обслуживание приватизированной квартиры", который вы якобы обязаны оплатить. Это все знают, но почти все забыли, что для выполнения этого пункта необходим один юридический документ - ДОГОВОР НА ОБСЛУЖИВАНИЕ, а он есть не у всех. Так вот по нашему законодательству в отсутствие договора никто с вас не имеет брать платы по этому пункту. Однако берут в нарушение всех законов. Кстати даже генпрокурор однажды выразился, что денежные расчеты в отсутствие договора незаконны и уголовно наказуемы. Однако деньги берут незаконно, а если кто-то начинает артачиться, того за шею волокут в суд, а там вопреки Закону присуждают платить. Далее: согласно Закону о защите прав потребителя никто не имеет права навязывать услуги силой, а ваше ЖЭУ их навязывает, заставляя платить в отсутствие Договора и лишая вас права самому выбирать того, кто вас обслужит, и государственная власть на их стороне. Вот вам только один маленький образец примера хищнической бандитской власти, которая вовсе не прячется за силу Закона, а наоборот - всячески попирает ею же написанные законодательные нормы. Если власть начнет жить по закону, то она-же первая от этого и пострадает.
  • "А что, король голый! Или люди не умирают под мостами и на свалках. Ах, дьявол прячется в деталях?". Знаменитый лозунг хищной власти - "закон превыше всего". Но это всего лишь ширма, "юридический" фиговый листок. И справедливость (для чего и сам закон-то нужен) торжествует далеко не всегда. Закон действует рационалистически, безлико и упрощенно, и тем не менее, он безраздельно главенствует над неписаными правилами народного общежития, традиционного уклада. В США, приговоренные к смерти преступники, ожидают казни, как правило, не меньше 8 лет. человек может совершить преступление в своих интересах, будучи уверен в том, что ему удастся избежать наказания, и он совершает его. И если индивид, совершивший преступление, не разоблачен и официально не осужден как преступник, он преступником себя не ощущает многие водители и пешеходы нарушают правила дорожного движения, т.е. рискуют и своей жизнью, и жизнью окружающих. Несомненно, с этим надо бороться. Так не расстреливать ли (или хотя бы сажать лет на десять) и за любые нарушения правил дорожного движения? Вот тогда на дорогах, глядишь, и порядок наступит… А если еще и расстреливать за незаконные перепланировки квартир и нарушения правил обращения с газовыми плитами, то и дома будут гораздо реже рушиться… А если казнить и недобросовестных строителей, то дома будут рушиться еще реже, а то и вовсе перестанут… Собственно говоря, в этом и состоит суть террора как возможного инструмента наведения некого «порядка». Но проблема в том, что, даже если не касаться никаких моральных аспектов, все равно террор – инструмент неэффективный и недолговечный. предположим, некий крупный коммерсант недоплатил государству налогов на столько-то миллионов или миллиардов денежных единиц. На эти миллионы-миллиарды можно было бы построить и оборудовать несколько детских больниц. А из-за того, что этих больниц не хватает, ежегодно умирает множество детей, количество которых оказывается куда больше количества жертв всех маньяков, вместе взятых. Так что же – и этого коммерсанта расстрелять в целях «восстановления социальной справедливости»? А коррумпированных высокопоставленных чиновников, ущерб от «деятельности» которых столь же велик, – вместе с ним? А если маньяков во имя той же «справедливости» следует казнить мучительно, то неплательщиков налогов в особо крупных размерах – еще более мучительно? Тех сажать на кол, а этих варить в кипятке? Или наоборот? вспомним средние века: на всех площадях стояли эшафоты и виселицы, горели костры, массовые казни проводились чуть ли не еженедельно, но разве преступлений было меньше, чем в наше время? И сегодня за особо тяжкое преступление что, всего лишь пуля в затылок? Средние века, когда была популярна подобная «логика устрашения», к счастью, ушли в прошлое. В обществе с тех пор усилились другие факторы, удерживающие граждан от преступлений (образованность, культурный уровень, социальная ответственность и пр.), и запугивать людей варварскими мучительными казнями уже нет необходимости. А если смертная казнь в виде современного «гуманного» расстрела не «восстановит социальную справедливость» в отношении ни одного из особо тяжких преступлений и не удовлетворит жажду мести ни одного из ее сторонников (а тем более отцов и матерей, чьи дети погибли от рук маньяков, террористов и прочих преступников), то этот аргумент – необходимость ввести смертную казнь как инструмент «восстановления социальной справедливости» – является несостоятельным. http://www.zagraevsky.com/death.htm . Обычно декларируемая цель террора – избавление общества от преступников, т.е. повышение безопасности граждан. Вот, дескать, истребим всех маньяков, террористов, жуликов, коррупционеров, шпионов, бракоделов, тунеядцев, бомжей, наркоманов, алкоголиков и прочих подобных, и тогда честному гражданину, добросовестно выполняющему свои служебные и внеслужебные обязанности, заживется хорошо. Этот страх парализует людей, они начинают смотреть на власть, как кролики на удава Тогда правительству остается только «военизировать» свой народ (примеры – сталинский предвоенный Советский Союз или современная Северная Корея). А на войне как на войне: там смертная казнь, как и любые другие методы устрашения, обусловлены «выбором», даваемым каждому солдату, – между возможной смертью впереди или неминуемой смертью позади (впереди – противник, позади – заградотряды с пулеметами). Но никакая война не может длиться вечно: она окончательно разрушает и экономику, и культуру. И тогда вместе с войной правительству (если оно уцелело) приходится прекращать и террор. Вспомним и книгу «Принц и нищий» Марка Твена. В ней описано, как изгнанный из дворца принц в XVI веке чуть было не попал на виселицу, так как якобы украденный им поросенок стоил больше тринадцати с половиной пенсов. А при этом в Лондоне тысячи обитателей трущобных кварталов жили исключительно воровством и не боялись, что в один прекрасный день повесят и их, хотя они наворовали на куда более значительные суммы... Аргумент в пользу смертной казни как инструмента устрашения действующих и потенциальных преступников приходится признать несостоятельным, как и то что пользы «особо тяжкий» преступник обществу не приносит, от него один вред, так не лучше ли от него просто избавиться – казнить? Но никакой прямой пользы обществу не приносят ни старики, ни дети, ни безработные, ни инвалиды, ни тяжелобольные, ни мелкие воришки… Так что – согласно этой «логике», надо и их уничтожать вместе с «особо тяжкими»? И почему государство и общество должны кормить (а также охранять, одевать в тюремную робу, обеспечивать постельным бельем и т.п.) и преступников, совершивших не столь тяжкие преступления? государство «кормит» очень многих (чиновников, военных, сотрудников правоохранительных органов, учителей, врачей, сотрудников музеев и мн.др.), и расходы на содержание тех, кто отбывает пожизненное заключение, Не будем забывать и про вероятность судебных ошибок. Как известно, пока маньяка Андрея Чикатило не поймали, за его преступления расстреляли невиновного – Александра Кравченко.