Культурное пространство Беларуси принуждают к самоцензуре

Ситуация с книжным магазином Игоря Логвинова вписывается в общий курс на ограничение свобод и гражданских прав…

Издательское предприятие «Логвинов» оштрафовано почти на миллиард рублей. Эксперты отмечают, что власти, допуская мягкую белорусизацию и либерализацию в культурной сфере, одновременно демонстрируют и репрессивные инстинкты.



Экономический суд Минска 9 января постановил взыскать около 1 млрд. рублей с частного издательского унитарного предприятия «Логвинов», владельцем которого является минский предприниматель Игорь Логвинов.

Судья Сергей Кулаковский за осуществление незаконной предпринимательской деятельности постановил подвергнуть ЧИУП «Логвинов» штрафу в 30 базовых величин (5,4 млн. рублей), а также конфисковать доход, полученный юридическим лицом в январе-декабре 2014 года, который составил свыше 961 млн. рублей.

Инспекция Министерства по налогам и сборам Центрального района Минска направила в экономический суд протокол об административном правонарушении со стороны ЧИУП «Логвинов». Такое решение было принято по итогам внеплановой проверки, которую инспекция провела в столичном книжном магазине «ЛогвінаЎ» по требованию Министерства информации. Налоговые работники указывают на то, что магазин занимался реализацией печатной продукции без свидетельства о государственной регистрации.

На судебном заседании 9 января юридический представитель Логвинова по согласованию со своим клиентом заявил суду, что тот фактически не признает себя виновным, считая, что делал все возможное, чтобы это правонарушение не было совершено. В частности, руководство ЧИУП «Логвинов» в течение 2014 года шесть раз пыталось получить регистрацию Мининформа, однако ведомство по различным причинам отказывало.

После оглашения постановления Логвинов сообщил журналистам, что намерен обжаловать это решение суда, однако, скорее всего, предприятие «Логвинов» будет проводить процедуру банкротства. «Не то что мы хотим ее проводить, но эту сумму просто невозможно физически выплатить», — пояснил предприниматель.

Неоднократные отказы Мининформа в регистрации распространителя печатной продукции Логвинов расценивает как «войну», которая тянется уже несколько лет.

«Я признаю, что нужно вести деятельность с этим разрешением. Но ни в одной стране мира нет законов, актов, которые бы запрещали продавать книжки, не говоря уже про то, чтобы печатать их и издавать. Эта норма законодательства принята по какому-то недоразумению, она вступила в силу, но я не рассчитывал, что она когда-либо в нашей стране вступит в прямое действие. Тем не менее это состоялось», — подытожил Логвинов.

«Решили его задавить окончательно»

Эксперты отмечают, что проблемы у Логвинова начались еще в 2013 году, когда изданный им фотоальбом «Пресс-фото Беларуси-2011» суд признал экстремистским.

«Вся история Логвинова тянется еще с запрета фотоальбома «Пресс-фото Беларуси», — сказал в интервью БелаПАН эксперт по культуре «Либерального клуба» Вадим Можейко. — С юридической точки зрения — очень сомнительная история, когда сначала альбом издали, потом признали экстремистским и, получается, задним числом покарали. Думаю, уже тогда было принято однозначное решение о закрытии».

Собеседник называет это решение «довольно странным». «Никаких хороших целей государство для себя не добивается, — подчеркнул Можейко. — Юридически издательство уже давно зарегистрировано в Литве, деятельность продолжится оттуда. Сейчас фактически закрывают только конкретный книжный магазин. Но, в принципе, понятно, что все те мероприятия, которые в «Логвінаве» проводились, просто переедут в другие места, в том числе в соседнюю с магазином галерею «Ў». В Минске сегодня достаточно свободных площадок».

Культуролог подчеркнул, что «жаль самого Логвинова», потому что он делал очень важное дело для белорусской культуры и литературы.

«Но думаю, что он сможет свою деятельность продолжить и никакие запреты и сложности ему помешать не могут. На дворе — ХХІ век, физическим закрытием книжного магазина литературу остановить никак нельзя», — говорит эксперт.

Можейко отмечает, что хотя в Беларуси сегодня есть «достаточно однозначный тренд на мягкую белорусизацию и некую либерализацию культурного процесса», это нравится далеко не всем в государственной системе.

«В какой-то степени можно говорить, что это (давление на Логвинова. — БелаПАН) такая реакция системы, которая к этой мягкой белорусизации абсолютно не готова, многие винтики системы этого не приемлют, для них это не близко и непонятно, — сказал эксперт. — Возможно, это одно из выражений внутренних противоречий, когда одной рукой государство делает какие-то послабления и разумные шаги, а другой — начинает додавливать хорошие культурные инициативы».

При этом совершенно непонятно, по какому принципу система отбирает, кого репрессировать, а кому дать работать, подчеркивает Можейко.

«Точно так же, как непонятно, по какому принципу в декабре блокировали независимые информационные сайты, — отметил он. — Думаю, это какие-то достаточно случайные решения. Наверное, видели, что дело Логвинова тянется уже довольно давно, поэтому решили его задавить окончательно».


«Власти нужны показательные репрессии»

В свою очередь, Андрей Дынько, шеф-редактор газеты «Наша ніва», полагает, что ситуация с Логвиновым вписывается в общий курс на ограничение свобод и гражданских прав в Беларуси.

В этом же ряду, говорит он, и закрытие 12 лет назад гуманитарного лицея имени Якуба Коласа, который в эти дни отмечает свое 25-летие, и репрессии в прошлом году против журнала Arche, и закрытие независимых газет, и блокирование независимых информационных сайтов.

«Все время — проблемы с нахождением юридического адреса и помещения для деятельности независимых культурных инициатив, — напоминает Дынько. — Или взять пример признания экстремистским альбома фотографий. Именно с признания этого альбома экстремистским по инициативе КГБ и начался отсчет репрессий против Логвинова».

Дынько подчеркивает, что за пределами Беларуси подобные новости звучат «как пример такой северокорейской или оруэлловской реальности».

Говоря о причинах давления на Логвинова, собеседник БелаПАН подчеркивает, что белорусская система «заточена на подавление гражданских прав» и будет продолжать это делать.

«Мне кажется, что бьют, во-первых, по самым активным, — говорит он. — Во-вторых, все эти репрессии имеют такой характер запугивания. Это значит, системе надо, чтобы люди сами не проявляли инициативу».

Кроме того, подчеркивает Дынько, необходимо помнить, что для белорусской власти «очень важно разъединять всех, в ком она видит противников и конкурентов, даже только потенциальных».

«Поэтому мы и наблюдаем старательные попытки увеличить конфликты внутри гражданского общества, игру на противоречиях, — отмечает Дынько. — Используется то, что может породить сомнения и ослабить солидарность».

При этом власть не будет запрещать всех подряд, уверен он. «Такой запрет означал бы, что все будут поставлены перед необходимостью действовать подпольно или полулегально. А такими методами, как показательное наказание Логвинова, пытаются принудить большинство к самоцензуре. То же самое мы наблюдаем и в методике давления на независимые СМИ», — резюмировал Дынько.