Как я провел полярное лето. Дневник антарктической экспедиции

О том, каково жить во льдах, читателям Naviny.by будет рассказывать инженер-механик Алексей Захватов.

В конце ноября Беларусь в восьмой раз направила в Антарктиду полярную экспедицию. На ледяном континенте, вдали от семей и спокойной, размеренной жизни пятеро ученых и специалистов пробудут практически до весны 2016 года, пока на Южном полюсе будет длиться полярное лето. Одна из важнейших задач, которую им предстоит выполнить, заключается в том, чтобы начать строить собственный дом для белорусских полярников — Белорусскую антарктическую станцию. 

 

Научный интерес Беларуси в Антарктиде обширен — от исследований в области физики атмосфер, метеорологии и климатологии до изучения морских животных и растительных организмов Антарктики.

Как и в прежние годы, экспедицию возглавляет заместитель начальника Республиканского центра полярных исследований, опытный полярник Алексей Гайдашов. Остальные члены команды окажутся на ледяном панцире впервые. Среди них — врач Леонид Никитюк, инженер-радиометрист Максим Горбацевич, гидрометеоролог и видеооператор Сергей Торбик.

О том, каково жить во льдах, читателям Naviny.by будет рассказывать инженер-механик — мастер по эксплуатации и ремонту машин и механизмов Алексей Захватов

Алексей Захватов родился 22 апреля 1988 года в Архангельске, гражданин Российской Федерации. С детства живет в Минске. Окончил Минский государственный автомеханический колледж, работал автоэлектриком и автослесарем, на производстве белорусских снегоболотоходов МАС под руководством известного белорусского полярника Владимира Драбо.
В 2014 году получил предложение поработать в антарктической программе РФ, но планам помешало сокращение российского бюджета. По приглашению Алексея Гайдашова стал штатным инженером-механиком Республиканского центра полярных исследований.
Дома Алексея ждут жена Марина и четырехлетний сын Максим.

Место дислокации белорусских полярников — бывшая советская, а ныне российская база «Гора Вечерняя», которая расположена на холмах Тала земли Эндерби в Восточной Антарктиде. Недалеко от нее и начнется сооружение Белорусской полярной станции. Ближайшие соседи — российские полярные исследователи, которые работают на станции «Молодежная».

Чтобы добраться до своего временного пристанища участникам белорусской антарктической экспедиции придется преодолеть в буквальном смысле полмира. За спиной у них уже перелеты из Минска в Москву, затем в столицу Объединенных Арабских Эмиратов Абу-Даби и южноафриканский Йоханнесбург. Конечной точкой стал Кейптаун, где их уже дожидалось российское научно-исследовательское судно «Академик Федоров».

Корабль снимется с якоря в начале декабря, и впереди белорусскую экспедицию будут ждать лишь воды Атлантического и Южного океанов и бесконечные льды…

 

1 декабря. Темная сторона Кейптауна

Большинство членов российской экспедиции в город не выпускают из-за проблем с миграционной службой. Раньше членам экспедиций и экипажу корабля, которые приплывали в Кейптаун из Санкт-Петербурга, виза была не нужна, но в этом году против такой практики выступили местные власти.

У нас и тех немногих россиян, прилетевших в ЮАР самолетом, визы есть, поэтому мы спускаемся на землю без проблем.

Застрявшие на корабле россияне просят нас покупать им продукты из рыбы и фрукты, которые здесь очень дешевые. Денег в обрез, потому что никто не планировал задерживаться в Кейптауне дольше, чем на три дня.

Из-за высокого уровня преступности бродить в Кейптауне довольно опасно, поэтому в качестве сопровождения нас послали в город вместе с двумя учеными-россиянами, которым что-то срочно понадобилось в ALCI (Международный антарктический логистический центр, отвечающий за поставки определенных грузов в Антарктиду. — Naviny.by). На экстренный случай один из россиян захватил с собой молоток для дробления скальных пород…

Несколько раз мы набредали на местных, которые навязчиво требовали деньги на еду. Самый лучший выход в такой ситуации — полностью игнорировать попрошаек. Благо обошлось без происшествий, и мы спокойно вернулись на корабль.

30 ноября. На корабле каждый день — будний

Время идет, а мы все еще в Кейптауне. Сегодня, в последний весенний день в Южном полушарии «Академика Федорова» перешвартовали на другой причал. Нас пустили на самую верхнюю палубную надстройку судна, хотя вообще-то это место только для командования корабля.

Ожидаем специалистов, которые отремонтируют прохудившийся опреснитель морской воды и посмотрят, что там с корабельным охладителем. Чтобы не тратить драгоценное время, а мы его сейчас вынужденно теряем, начали готовить некоторые грузы и личные вещи к транспортировке. К высадке на базу будем во всеоружии.

До конца пути трюм будет наглухо задраен, потому что наше судно идет через «ревущие сороковые» (так моряки называют океаническое пространство между 40° и 50° широты в Южном полушарии, где сильные западные ветры часто вызывают свирепые штормы. — Naviny.by). Поэтому Максим, наш радиометрист, заблаговременно достал из трюма метеостанцию. Его измерения и показания метеорологических приборов помогут летчикам и руководителям полетов во время высадки.

Мы же тем временем набивали рюкзаки пока не нужной одеждой и прочими средствами защиты от холода — все это отправится в трюм.

Ребята из летной команды заняты расконсервированием «Аннушки» — самолета Ан-2. Готовятся все без исключения, терпение на исходе.

Сергей Торбик начал снимать видео о жизни экипажа корабля и о работе в порту. Попутно мы штудируем материалы по сборке и использованию модулей антарктической станции. А по вечерам собираемся в кают-компании и смотрим фильмы, я играю ребятам на гитаре.

 

28 ноября. Кейптаун

Утром членов экспедиции отпустили с корабля в увольнительные. 

 

Немного погуляли, наткнулись на инфоцентр, приготовили сюрприз родным. Искали квадрокоптер для съемок нашему оператору.

Район Waterfront — это туристический рай Кейптауна. Во-первых, нет преступности, как во многих других районах города, во-вторых, тут есть всё для туриста. Если ты знаешь английский язык и обладаешь чувством юмора и упорством, то завышенные цены можно сбросить едва ли не наполовину, а то и больше. 

 

День прошел быстро и достаточно расслаблено, хотя мозг напоминает о том, что впереди серьезная работа. Завтра дежурство по камбузу на корабле у наших двух ребят, встаем все в 6.30, так что сейчас спать. Всем привет из каюты № 225 корабля «Академик Федоров»!

 

26 ноября. Долгая дорога из дома

Сегодня волнительный день для всех нас, четверых участников антарктической экспедиции, которые направляются туда впервые. Это также серьезное испытание для наших родных, детей и жен, которым пришлось отпустить нас почти на полгода и еще предстоит поддерживать нас в трудные моменты.

Когда летели в Абу-Даби, я волновался, потому что последний раз летал еще в детстве, но все прошло отлично. 

 

Мы спокойно провели пять часов в ожидании между рейсами и сели в самолет до Йоханнесбурга. Вот тут-то и начались наши приключения.

Рейс задержали почти на полчаса, и в аэропорту Йоханнесбурга мы приземлились с сорокаминутным опозданием. На паспортном контроле при посадке на рейс до Кейптауна потеряли драгоценные двадцать минут, объясняя, кто мы такие, с какой целью и куда летим. Сканер никак не хотел считывать мой российский паспорт, что добавило напряжения.

До самолета оставалось треть часа. Документы и багаж — на руках, но куда идти — непонятно. За пятнадцать минут до рейса на ломаном английском объяснили местному рабочему-«бегунку», как мы его прозвали, куда нам нужно попасть. Чуть ли не хватая меня за рукав, он сорвался на бег. Я схватил Сергея Торбика, тот — Макса Горбацевича, и мы помчались за этим парнем.

На полпути поняли, что с нами нет Леонида Никитюка. Разворот на 180 градусов — и вот мы уже бежим за врачом, который, как оказалось, ушел раньше нас с другим сотрудником аэропорта. Леню нашли около нужного выхода, мозг кипит.

За свои старания «бегунок» попросил денег — местной валюты, а у нас только доллары, крупные купюры. Каким-то чудом нашел один евро монетой. Отдали парню хотя бы его, чтобы не обидеть. Он слегка возмутился, что деньги не местные, но его слова до нас долетают, когда мы уже у входа в зону посадки. К самолету везут на дополнительном транспорте, основной уже ушел.

Спустя два часа полета смеемся, что мы успели, мы на месте, а наши приключения закончились. Вот только на ленте выдачи багажа нашего… нет. Из нас четверых свой чемодан получил лишь я. В шоке оказалась даже сотрудница аэропорта, ответственная за доставку грузов в Кейптаун. Выяснилось, что в самолет успели загрузить только мою поклажу, чемоданы ребят остались в Йоханнесбурге.

Вместе со встретившим нас человеком мы отправились в порт, где стоит наш корабль. Три часа провели на пристани в ожидании, пока судно швартовалось и оформлялось. 

 

А на корабле нас уже ждал наш начальник Алексей Гайдашов, который сел на него еще в Германии. Нас тепло встретили и заселили в каюту. 

 

И тут выяснилось, что Леониду, нашему врачу, сегодня исполнилось 44 года! Такой знаменательный день и такие чудесные обстоятельства. На корабельный ужин мы опоздали, однако нам вручили с собой целый большой ковш пельменей и множество всяких соусов. Этой снедью мы и отметили особенный праздник — в день 44-летия товарища впервые оказаться в Африке, на борту уникального судна ледокольного класса, готовясь к отправке в Антарктиду. Это потрясающий день!


  • Молодец, парень. И написал хорошо. Удачи, ждем новостей!
  • очень здорово! спасибо