Другие материалы рубрики «Общество»

  1. Байнет шутит: деноминаций больше, чем президентов
    «В магазине появилась первая новая банкнота. Прибежали посмотреть 3 кассирши, два охранника и уборщица».
  2. Почта: «сегодня ничто нисколько не стоит»
    «Белпочта» лишь завтра возобновит полное обслуживание клиентов.


Общество

«Пока я в России сидел в колонии, в Беларуси меня признали без вести пропавшим и выписали из квартиры»


В Барановичах бывшая семейная пара выясняет в суде, кто из них имеет право жить в трехкомнатной квартире. Развелись 10 лет назад. За это время бывший супруг успел отбыть наказание в России, а бывшая жена создать новую семью. Но квартирный вопрос заставил их встретиться снова.


Многоэтажка на улице Брестской, за квартиру в которой ведут спор бывшие супруги.

12 лет назад Олег Калюта познакомился с Ольгой Богдан. Отношения завязались серьезные, пара решила расписаться.

«Родители после смерти оставили мне полуторку в Барановичах, жена и ее мать предложили продать квартиру, а на вырученные деньги сыграть свадьбу. Теща говорила, мол, зачем вам ютиться в этой маленькой квартире, живите с нами, в трехкомнатной. Квартира на улице Брестской была зарегистрирована на тестя. Поскольку мне сказали, что меня там пропишут, я согласился продать свою квартиру», — рассказывает Олег Калюта.


Развод, судимость и выписка из квартиры

Точную сумму сделки собеседник вспомнить не может — примерно 5 тысяч долларов. Документов о продаже квартиры у него не осталось. Денег, по его словам, хватило не только на свадьбу, но еще на год совместной жизни.

«Работали тогда я и теща. Ольга иногда подрабатывала продавцом, но стабильного заработка у нее не было. А свадьба у нас была приличная. И гости много всего подарили».

Однако брак продлился недолго — на следующий год молодые подали на развод. Ольга осталась в Барановичах, Олег уехал на заработки в Россию. С тех пор бывшие супруги не общались.

В 2008 году в городе Новодвинске Архангельской области Олег Калюта был осужден на 11,5 лет лишения свободы — за изнасилование и насильственные действия сексуального характера при отягчающих обстоятельствах (ч. 2 п. «в» ст. 131, ч. 2 п. «в» ст. 132 УК РФ).

«Сожительница написала на меня заявление. Суд был на основании этого заявления. Больше ничего», — кратко комментирует Олег. На свободу должен был выйти в 2019 году.

Однако он написал заявление на экстрадицию в Беларусь. И в июле 2015-го Витебский областной суд постановил приговорить его к 7 годам лишения свободы (ч. 1 ст. 166, ч. 1 ст. 167 УК РБ). В Беларуси за такого рода преступления предусмотрено более мягкое наказание. Поскольку в 2015 году как раз истекал 7-летний срок заключения, в июле Олег Калюта вышел на свободу.

Находясь в российской колонии, мужчина, тем не менее, имел доступ к интернету. В 2013 году, по его словам, он получил сообщение в «Одноклассниках» от бывшей супруги, которая просила приехать в Барановичи, чтобы решить квартирный вопрос.

«Я не хотел говорить, что осужден. Поэтому написал, что приеду в Беларусь, когда смогу. А она, тем временем, подала заявление в суд, чтобы меня признали без вести пропавшим. Потом выписала меня из квартиры, прописала туда свою маму и приватизировала жилье», — говорит Калюта.


«Как милиция не смогла меня найти, если я был в колонии?»

Обо всех этих новостях мужчина узнал от родственников. «Честно говоря, когда я вышел на свободу, мне вообще негде было жить. Первое время ночевал в машине двоюродного брата».

В Барановичах, по его словам, многие до сих пор удивляются, когда встречают его на улице. «По городу пошел такой слух, что меня убили в России, поэтому суд и признал меня без вести пропавшим», — говорит Олег.

Больше всего мужчину удивляет, почему правоохранительные органы не направили запрос в Россию, когда пытались его разыскать. Ведь бывшая супруга в своем заявлении четко указала, куда уехал Олег в 2006 году.

«У меня была временная регистрация, я официально работал, у меня и страховое удостоверение есть, — отмечает собеседник и демонстрирует зеленую карточку. — Потом я находился в местах лишения свободы. Там меня точно могли найти. Ведь российская полиция еще до суда запрашивала в Барановичской милиции характеристику на меня».

Тем не менее, суд постановил признать Олега Калюту без вести пропавшим. Его бывшая супруга после этого выписала мужчину из квартиры, зарегистрировала там свою мать и приватизировала имущество.

«Я начал выяснять вопрос в прокуратуре. Там заверили, что меня не могли выписать. Тем более, решение суда о том, что я без вести пропал, уже отменили. Так мою регистрацию в квартире на улице Брестской восстановили, — говорит мужчина. — Моя бывшая жена не имела права без моего согласия приватизировать жилье, прописывать там свою мать (которая жила в этой квартире, но до 2013 года была зарегистрирована по другому адресу. — ред.). Поэтому я обратился в суд, чтобы аннулировать эти решения. Почему я должен снимать жилье? Я имею право на комнату в этой квартире. В конце концов, я ради семьи продал свою квартиру в Барановичах. Другого жилья у меня нет».

Олег Калюта говорит, что его устроит два варианта развития ситуации: либо Ольга покупает ему комнату в другой квартире, либо выплачивает стоимость комнаты по рыночной цене. Общая площадь квартиры, кстати, 69,3 кв. метра. Сейчас в ней живет бывшая жена Олега, ее мать, сын и второй муж.

«Или я займу комнату в квартире на Брестской. Закрою ее на замок и туда никто не сможет зайти», — говорит мужчина.


Ольга о бывшем муже: я его 10 лет не видела, у него нет прав на квартиру

Однако ни один из предложенных вариантов не устраивает ни саму Ольгу, ни ее семью. За то время, пока бывший муж жил в России, она родила сына и второй раз вышла замуж. Теперь она Ольга Семененко. И у нее своя правда.

По словам Ольги, бывший супруг продал свою квартиру еще до свадьбы. «Я к этому никакого отношения не имею, — говорит она. — Деньги, насколько я знаю, он раздал по долгам. Свадьбу играли на деньги моих родителей. Они как железнодорожники неплохо зарабатывали».

Семейная жизнь, по ее мнению, не сложилась из-за того, что Олег не работал, злоупотреблял спиртными напитками и жил, по сути, на ее деньги и помощь родителей.

«В 2012 году умер мой отец, — рассказывает женщина. — И я как наследница должна была оформить квартиру на себя. На тот момент о жизни мужа я ничего не знала. Обратилась в милицию. Там мне дали адрес в «Одноклассниках», чтобы я попробовала ему написать там. Честно говоря, уверенности в том, что эта его страница, у меня не было. Там даже фамилия была другая. В итоге я обратилась суд».

Ольга говорит, что на тот момент действительно считала, что бывший муж пропал. «Его искала милиция, в газету давали объявления — никакой информации от него не было. Я на тот момент больше 10 лет его уже не видела. У меня была уже своя жизнь».

Женщина категорически не согласна с аргументами бывшего супруга, что он имеет право на одну комнату в ее квартире.

«Это квартира моего отца, а не совместно нажитое имущество. Я по своей доброте его прописала, когда поженились, чтобы он на работу устроился. Он же мне обещал, что выпишется после развода. А потом пропал на 10 лет».

Все это время деньги на оплату коммунальных услуг и ремонт мужчина не перечислял. Сейчас, когда регистрацию восстановили, Олег говорит, что ежемесячно отправляет бывшей супруге 100 тысяч рублей. Утверждает, что готов компенсировать и затраты за все предыдущие годы — соразмерно его доле в квартире. Но Ольга на такие условия не согласна.

«Мы обратились в суд со встречным иском, чтобы выписать его из квартиры, — говорит она. — Я, когда замуж выходила, была наивной 20-летней девушкой. Тогда я не знала, что он был неоднократно сидевший. Первый срок получил в 16 лет, за изнасилование (после экстрадиции из России постановлением Витебского областного суда наказание в отношении Олега Калюта назначено по ч. 1 ст. 166 и ч. 1 ст. 167 УК РБ, без повторности. Возможно, первая судимость на тот момент уже была погашена, а значит, аннулирует правовые последствия уголовной ответственности. — Naviny.by). Потом еще была кража или грабеж, потом нанесение тяжких телесных повреждений. И последний срок в России опять за изнасилование. Это я всё позже узнала. Я не думаю, что такой человек изменится. Кто он такой, чтобы я пускала его в квартиру? Я советовалась с юристами. Закон на моей стороне».

Олег Калюта уверен в обратном: «Я готов обсуждать вопрос, но от своего не откажусь. У меня есть там свой угол. Почему я должен снимать жилье?»

Точку в этом деле поставит суд.

Оценить материал:
Средний балл - 4.57 (всего оценок: 7)

Ваш комментарий

Регистрация

В настоящее время комментариев к этому материалу нет.
Вы можете стать первым, разместив свой комментарий в форме слева