Старость не радость. Для пенсионного фонда

Так будет ли в Беларуси пенсионная реформа? Над этим вопросом начинаешь задумываться вновь, прочтя в последнем номере «НЭГ» фрагменты доклада министра труда и социальной защиты Антонины Моровой на недавнем республиканском семинаре.

Доклад содержал предложения по внесению изменений в пенсионное законодательство, в частности говорилось о повышении пенсионного возраста, о постепенном введении накопительной системы. Известно, что во время семинара президент заявил о преждевременности принятия подобных решений, после чего общественность как-то успокоилась и подумала, будто никакие реформы нам не грозят.

Тем не менее, просто так подобные речи, хотя и раскритикованные главой государства, не сочиняются. А тут еще и публикация постфактум в солидном экономическом издании. Значит ли это, что правительство потихоньку раскручивает общественную дискуссию вокруг обозначенных в докладе предложений?

Как сказала «Белорусским новостям» начальник управления пенсионного законодательства Минтруда Наталья Шавловская, примерно так дело и обстоит. По ее словам, иного выхода, кроме как увеличить пенсионный возраст и начать переходить на накопительную систему, просто нет.

Когда старость бедна, она щедра, когда богата — скупа.

Фернандо де Рохас

Все выглядит логично. Пенсионная система Беларуси, сложившаяся в иной социально-экономической обстановке, вплоть до последнего времени функционировала относительно стабильно, изыскивая возможности для содержания 2,5 млн. пенсионеров. Однако в последние годы относительная финансовая устойчивость пенсионной системы оказалась под сомнением. Средняя зарплата не слишком высока, размеры страховых тарифов взноса из зарплаты — тоже. Кроме того, финансовые возможности большинства белорусских предприятий не позволяют повышать тарифы соцстраха.

В Министерстве труда и социальной защиты полагают, что этот тариф не настолько высок (35%+1%). Его дальнейшее повышение приведет к повышению себестоимости и снижению конкурентоспособности продукции, росту задолженности по платежам в Фонд социальной защиты населения, усугубит финансовое положение предприятий.

В докладе Моровой также отмечается, что в Беларуси сейчас идет интенсивный процесс сокращения доли работающего населения и соответственно увеличения доли пенсионеров. Если в 1990 году на 100 работающих приходилось 46 пенсионеров, то сейчас — уже 60. С 2002 года начинается пополнение рядов пенсионеров при снижении числа занятых в экономике (на пенсию уходит поколение послевоенного демографического бума, а в трудовую деятельность приходит поколение демографического кризиса). В результате за 7 месяцев текущего года число «новых» пенсионеров увеличилось на 23%. В последующие годы рост их численности может стать двукратным.

О кризисном состоянии пенсионной системы Беларуси свидетельствует и такая статистика: в последнее время серьезной проблемой стала просроченная задолженность субъектов хозяйствования по уплате страховых взносов в Фонд социальной защиты населения. За 2001 год она выросла более чем в 5 раз, за 8 месяцев этого года — еще в 2 раза.

Коли нету здравого ума,
Не будут долговечными державы,
Где перемен сплошная кутерьма.

Никколо Макиавелли

Ряд возникших трудностей порожден элементами нерациональной организации самой пенсионной системы.

Так, законодательством предусмотрено значительное число оснований (всего — более 20) для установления различного рода пенсионных льгот. Каждый пятый работник уходит на пенсию по возрасту или за выслугу лет на 5-10 лет «раньше времени». В трудовой стаж для начисления пенсии засчитываются так называемые кредитные периоды, во время которых не производилась уплата страховых взносов (уход за ребенком в возрасте до 3 лет, служба в армии по призыву, обучение, уход за инвалидом I группы или ребенком-инвалидом).

Все это, как считают в Министерстве, не только значительная дополнительная финансовая нагрузка на пенсионную систему, но и проявление социальной несправедливости в отношении выходящих на пенсию на общих основаниях работников — это ведь фактически за счет урезания их пенсий финансируются такие льготы.

Далее в докладе прозвучали замечания, которые из уст министра труда и соцзащиты кажутся почти революционными: «Нельзя признать оптимальным и сам распределительный принцип финансирования пенсий, когда на содержание состоявшихся пенсионеров идут текущие отчисления от зарплаты ныне работающих. Пенсионная система сейчас работает по принципу: плачу не за себя, а для других, чтобы потом другие платили за меня. Анализ показывает, что такой способ финансирования ведет к искажению баланса между накопленными пенсионными правами и размерами реальных пенсий, т.е. к их усреднению».

Участие в системе государственного социального страхования, как известно, является обязательным. Однако для значительной части работников (нанимателей) и предпринимателей система непривлекательна из-за реальных или потенциальных переплат в эту систему, а также ее финансовой неустойчивости.

И вот что предложила Антонина Морова в качестве возможных способов разрешения проблемы: «Прежде всего, необходимо разделить пенсионное страхование и пенсионное обеспечение, т.е. четко разграничить финансовые обязательства Фонда социальной защиты населения и бюджета».

«Складывающаяся ситуация ставит вопрос и о такой непопулярной мере, как постепенное повышение пенсионного возраста. Это могло бы стать одним из экономически значимых резервов для укрепления пенсионной системы. Многие страны, включая высокоразвитые, в целях противодействия негативному влиянию на пенсионную систему процесса старения населения пошли на существенное повышение пенсионного возраста. Из наших ближайших соседей не сделали этого только Россия и Украина», — заявила также Морова.

Министр отметает бытующее мнение, будто Беларусь тоже не может этого себе позволить из-за сокращения средней продолжительности жизни граждан за последние 10-12 лет. На пенсионную систему практическое влияние оказывает не продолжительность жизни рождающихся (она в среднем составляет чуть более 63 лет для мужчин и 74 года для женщин), основная часть которых только через многие десятилетия достигнет пенсионного возраста, а, как выражаются в Минтруде, «ожидаемый период дожития» лиц, уже достигших такого возраста.

Продолжительность «пенсионной жизни» у нас составляет более 14 лет у мужчин и более 23 лет у женщин. Данные показатели вполне соответствуют продолжительности пенсионных периодов большинства западных государств (данные Международной организации труда).

Отличие государственного деятеля от политика в том, что политик ориентируется на следующие выборы, а государственный деятель — на следующее поколение.

Уинстон Черчилль

Для противодействия росту демографической и экономической нагрузки в пенсионной системе, как показывают расчеты министерства, целесообразно довести пенсионный возраст до 62,5 лет для мужчин (ежегодно увеличивая на 3 месяца) и до 60 лет — для женщин (ежегодно увеличивая на 6 месяцев). Последние составляют 2/3 пенсионеров, и период получения пенсии у них в полтора раза дольше, чем у мужчин.

Без осуществления подобной меры «практически невозможно будет радикально поправить финансовую ситуацию в пенсионной системе, связанную со старением населения».

К тому же, полагают эксперты Минтруда, следует осуществить упорядочение законодательных норм о досрочных, льготных пенсиях и кредитных периодах. При этом данные льготы полностью или частично могут быть сохранены, но должны быть выведены из системы обязательного государственного социального страхования и финансироваться за счет средств нанимателя, у которого имеются основания для назначения досрочных пенсий, т.е. тяжелые и вредные условия труда.

«Вместе с тем, анализ структуры нашей пенсионной системы, опыт других государств, которые провели крупномасштабные пенсионные реформы, в том числе Россия (всего с 1992 г. они проведены более чем в 140 странах), диктуют необходимость осуществления более глубоких преобразований, в том числе путем подготовки и постепенного введения в пенсионную систему Беларуси накопительного компонента, — говорится в докладе министра. — Именно индивидуальная накопленная пенсия, а не перераспределенная и усредненная, в наибольшей степени соответствует сущности пенсии как части отложенной и накопленной зарплаты».

Переход к основанным на персонификации и накоплении пенсионным программам способен дать значительную прибавку к накапливаемым пенсионным средствам за счет их капитализации и, кроме того, привлечь в национальную экономику значительные дополнительные инвестиции. Но вместе с тем, для быстрого и масштабного перехода к обязательному накопительному компоненту финансирования пенсий у белорусского государства в настоящее время нет возможностей.

Во-первых, для организации индивидуальных накопительных счетов необходимо завершить весь комплекс мер по персонификации учета застрахованных.

Во-вторых, понадобится создание новых административных структур по управлению накапливаемыми пенсионными средствами (специализированных пенсионных подразделений, управляющих компаний, депозитариев, страховых компаний и т.д.), а также контрольных органов. Необходима подготовка высококвалифицированных специалистов.

В-третьих, — и это самая главная проблема — следует изыскать источник финансирования накопительного компонента для основной части работающих при обеспечении должного уровня выплачиваемых пенсий уже состоявшимся пенсионерам. Это практически нельзя сделать за счет разделения средств, направляемых в действующую, распределительную систему пенсионного страхования. Если мы оттуда будем хоть что-то брать, чтобы направлять на индивидуальные накопительные счета работающих, то тем самым уменьшим пенсии состоявшихся пенсионеров.

С учетом этого, считают эксперты, введение накопительного компонента первоначально можно планировать лишь в размере нескольких процентов (1-2%) от тарифа на выплату пенсий по возрасту. Необходимые финансовые средства могут быть изысканы за счет осуществления предложенных мер по оптимизации национальной пенсионной системы. Для осуществления всего комплекса подготовительных работ по введению в пенсионную систему накопительного компонента может потребоваться не менее трех лет.

«Целесообразным было бы также оказать государственное содействие, прежде всего в форме налоговых льгот, более интенсивному развитию осуществляемого нанимателями и самими работниками дополнительного, добровольного (коллективного и индивидуального) пенсионного страхования, также построенного по накопительному принципу. Предложенные меры позволили бы существенно разгрузить систему государственного пенсионного страхования, оптимизировать и укрепить ее финансово, сделать более привлекательной для всех участников», — заявила Антонина Морова.

Так что все-таки будет? Минтруда выступает перед правительством с дельными по сути предложениями, но правительство с подачи руководителя страны их не поддерживает, указывая на преждевременность. Между тем эти самые предложения попадают на страницы прессы. А руководители подразделений самого Минтруда говорят, что ни о какой накопительной системе речи пока быть не может, ибо распределительная система существует в большинстве стран, в том числе и экономически развитых.

Одним словом, неразбериха полная. Можно предположить, в правительстве так или иначе о пенсионной реформе думают, поскольку иного выхода действительно нет. А что касается «преждевременности»… Нужно ведь успокоить волнующихся пенсионеров, разве не так?