Чтобы Россия открутила вентиль, в Беларуси закрутят гайки

Переговоры белорусского премьера Геннадия Новицкого с руководителем правительства России Михаилом Касьяновым по газовой проблеме не принесли сенсаций. Долг за энергоносители Беларусью признан, погашаться будет. Каким образом и в какие сроки — для широкой публики пока не конкретизируется. «Белтрансгаз» все-таки акционируют, но про передачу блокирующего пакета акций российской стороне пока тоже не говорится. До конца года за потребленный сверх квоты газ платить будут по рыночной цене, размер которой тоже умалчивается.

Что все это может значить?

По всей вероятности, очередной тайм-аут в конфликте с Россией. В последние дни некогда пылкая дружба двух «славянских народов» превратилась просто-таки в партизанскую войну с неожиданными наскоками друг на друга. Особенно в этом смысле постаралось белорусское руководство, еще в прошлую среду обвинившее «Газпром» в срыве контрактов на поставку газа. Не будем возвращаться к пламенной речи Александра Лукашенко на совещании с правительством 6 ноября. К счастью для белорусского лидера, российские власти не включились в политическую полемику и даже не стали в отместку перекрывать вентиль на газовой трубе.

Надолго ли?

Да, конфликт, возникший между «Газпромом» и Беларусью, лежит в основном в экономической плоскости: платили бы мы вовремя деньги — не было бы никаких проблем. Но вопрос в другом: в последние восемь-десять лет белорусскую сторону обуревало желание поймать «халяву» в виде дешевых энергоносителей. У нас не могли понять, что Россия до бесконечности не будет субсидировать Беларусь и когда-нибудь выставит полный счет. Похоже, что этот момент приближается.

Такое мнение в интервью «Белорусским новостям» высказал Александр Потупа, президент Белорусского союза предпринимателей, член совета Евроатлантической ассоциации фабрик мысли:

— Белорусское руководство не может понять одну вещь. России Беларусь больше не нужна в качестве лаборатории: все, что можно было отработать по созданию определенной модели суперавторитарного государства, за последние восемь лет было отработано. Это приемы централизации власти, подавление местных властей, борьба с масс-медиа, взятие под контроль предпринимательства и в конечном итоге бесконтрольность президентской власти, которой в России сейчас не меньше, чем в Беларуси. Однако в Москве все это было воспринято в более разумном варианте, потому что Россия умудрилась при этом не поссориться с Западом, и, конечно, для них это сейчас большой плюс.

Что до Беларуси, то России сейчас нужно что-то более управляемое. Присоединять нас Кремль сейчас не очень-то и намерен. Наша страна должна остаться формально независимой, но тем не менее должна вести себя как нормальный федеральный округ, без особых проявлений самостоятельности. России это сейчас очень полезно. То есть «мухи с котлетами» превратились сейчас уже в конкретную игру.

В первую очередь используются экономические рычаги воздействия. Беларуси в соседстве серьезных рыночных экономик выжить сложно, и в России это хорошо понимают. То, что сейчас делает «Газпром» — это первое клацание зубами, предупреждение.

Относительно дешевое сырье и энергоресурсы — это действительно наркотик для белорусской экономики, потому что искажены все ценовые параметры. В сущности, это то, на чем в свое время сильно сгорела советская экономика. СССР не мог производить никакой конкурентоспособной продукции, что сейчас происходит и у нас.

Для Беларуси это должно быть сигналом о незамедлительном создании инвестогенной ситуации. Между тем у нас за последние шесть лет на треть сократилось число субъектов хозяйствования. У нас сейчас самый низкий уровень плотности развития предпринимательства по сравнению с окружающими странами.

Повышение цен на газ, которое, без сомнения будет наблюдаться в следующем году, может, как это ни парадоксально, принести белорусской экономике пользу. Удар, который в свое время был нанесен ценовой политикой по прибалтийским государствам, оказался им во благо. После первого испуга они стали очень серьезно заниматься экономией. В итоге та же Литва примерно на треть сократила потребление энергии, при этом ВВП Литвы сейчас в три с лишним раза превосходит белорусский. То есть это оказался абсолютно нормальный путь развития. Кстати, в Беларуси есть много наработок по экономичному использованию энергии. Нужно этому в первую очередь уделять внимание. Я бы 100 миллионов долларов сегодня в первую очередь бросил на решение этих вопросов, а не на возведение пирамид Хеопса.

Кроме того, сейчас нужно кардинально менять вектор в отношении предпринимательства. В первую очередь необходимо принять целую серию «развязывающих» законов, полезных законодательных актов по резкому упрощению условий по регистрации-перерегистрации, лицензирования. Дайте людям работать, дальше они страну как-нибудь вытянут и без помощи начальства.

Во внешней политике нужно строить нормальные отношения с европейским сообществом. Ведь получилась глупейшая ситуация: Беларусь на сегодняшний день как под колпаком, я не хочу сказать, что за железным занавесом — и с Востока, и Западом. Нужно переходить на серьезный прагматичный разговор, иначе мы будем дорого расплачиваться. Если «газовое» предупреждение России останется непонятым, то в ближайшие месяцы это может иметь катастрофические последствия. Вскоре не из чего будет делать бюджет, у нас будет на 40, а 60-70 процентов убыточных предприятий и страна вообще, как говорится, ляжет.

— Тем не менее белорусский лидер заявил о готовности отдать России 300 миллионов долга, если потребуется. В самом ли деле мы готовы к этому?

— Это очень красивый жест. Но что отдавать, когда отдавать нечего? Самым нелепым будет вступать в новые скандалы в теле-и радиоэфире. Не та весовая категория. Нам нужно серьезно пересматривать сами основы экономической политики, но… Я не пессимист и не оптимист, я реалист — и возможно, уже поздно. Мы доигрались за эти восемь лет.

— В самом деле. Ведь долги России нужно отдавать уже сейчас, и, может быть, в зачет этого долга все же пойдут акции «Белтрансгаза». Заставят официальный Минск отдавать госсобственность?

— Да, это принципиальный момент. Это ведь не просто 30 процентов акций «Белтрансгаза», это приход российского капитала, это экономический контроль. Однако здесь все будет зависеть от того, какие дадут возможности для развития отечественной бизнес-среды. Если предпринимательство станет развиваться, то многое можно будет удержать, даже несмотря на потери каких-то предприятий. Это ведь вторичный вопрос.

— Сейчас много говорят о том, что мы идет по пути Грузии, Украины, Армении, у которых Россия за долги забирает предприятия, другую собственность.

— Но маленькая деталь: мы-то сидим под колпаком и с Востока и с Запада, а они все движутся на Запад — явно и открыто. Кучма ведь подписал указ о стратегии вступления в НАТО, подписана и часть программы по вхождению в Евросоюз. Такое положение на сегодня — надо ориентироваться на Европу. Что же происходило в интеграции с Россией? За все время болтовни о создании политического союза так и не был сделан таможенный союз. У нас в таможенном законодательстве расхождения по тремстам позициям.

Конечно, наше государство сейчас на развилке. Осознание нашей властью того прискорбного факта, что она уже не нужна ни на Востоке, ни на Западе, может привести к усилению внутреннего давления. И завтра из примерно 200 тысяч субъектов хозяйствования останется 100 или меньше тысяч.

— То есть, будут новые поборы, дабы рассчитаться по долгам за тот же газ?

— Конечно! Будет предельное выжимание внутренних ресурсов. Но разумнее было бы действовать в направлении расширения предпринимательской среды. А пока мы по-прежнему идем по пути проедания ресурсов.