«Росатом» готов заменить корпус для БелАЭС

Если такое решение будет принято, на первом блоке будет установлен корпус реактора, предназначавшийся для второго блока.

Госкорпорация «Росатом» готова заменить корпус реактора для Белорусской АЭС, с которым произошел инцидент 10 июля. Об этом заявил первый заместитель генерального директора госкорпорации «Росатом» Александр Локшин в интервью, размещенном на сайте корпорации «в связи с многочисленными слухами о происшествии на строительной площадке первой Белорусской АЭС».

«Результаты всех исследований переданы заказчику, — отметил Локшин. — Мы абсолютно убеждены, что технических препятствий для использования корпуса не существует. Но мы понимаем, что вместе с приоритетом безопасности и надежности, еще одним важнейшим условием развития атомной энергетики является общественная приемлемость. Допускаем, что заказчик может принять решение не применять этот корпус, чтобы погасить волну слухов и ажиотаж среди части населения».

«Если такое решение будет принято, мы готовы его учесть, т.к. понимаем особое значение общественной приемлемости при сооружении первой в стране АЭС, — добавил представитель «Росатома». — Тогда на первом блоке будет установлен корпус реактора, предназначавшийся для второго блока. Его изготовление в настоящее время закачивается. Но это решение заказчика, конечно, приведет к некоторому сдвигу графика завершения сооружения энергоблока».

Локшин также изложил свою версию инцидента. По его словам, в ночь с 9 на 10 июля одна из субподрядных организаций выполняла операции по перемещению корпуса реактора с одного ложемента на другой.

«Это происходило вне здания реакторного отделения, т.к. шла еще только подготовка к подъему корпуса реактора в энергоблок. Корпус реактора планировалось переместить на расстояние около 10 метров, не меняя его горизонтального положения. Однако при строповке субподрядчиком были допущены отклонения от инструкции, из-за которых произошел перекос груза при его подъеме, — заявил Локшин. — На высоте около 4 метров (при длине изделия 11 метров) возникла неисправность подъемного крана, вследствие чего корпус оставался в подвешенном состоянии более получаса. Все это время перекос постепенно увеличивался и в результате привел к тому, что корпус реактора проскользнул по стропам и повис диагонально, соприкоснувшись с землей».

Представитель «Роматома» также сообщил, что в течение всего процесса «велась непрерывная видеосъемка и обеспечивалась регистрация усилий на крюке крана».

«Даже в момент касания земли основной вес изделия — более двух третей — удерживался краном. Поэтому использовать такие слова как «удар о землю» или «падение» неверно, это вводит людей в заблуждение, так как искажает суть произошедшего, ведь скорость движения корпуса не превышала скорости пешехода», — утверждает Локшин.

На вопрос, почему об этом стало известно только сейчас, он ответил: «В атомной отрасли есть четкие регламенты и правила, определяющие, что является событиями, о которых нужно информировать надзорные органы и общественность. Они описывают размер ущерба или воздействия на персонал, оборудование и окружающую среду. В данном случае никакого события, повлекшего какой-либо ущерб, не произошло. Максимум о чем можно говорить — о стершейся на корпусе заводской краске из-за трения металлических строп».

По словам первого заместителя руководителя «Росатома», инструкция по строповке груза «была исполнена с отклонениями».

«Субподрядная организация понесла соответствующее наказание, а ее работники, виновные в этом нарушении, отстранены от исполнения обязанностей и больше никогда не будут допущены к работам на наших атомных объектах. Но, подчеркиваю, не потому, что произошло что-то с корпусом. Их ошибка по факту привела к остановке монтажа оборудования. Более того, в информационном поле возникли сомнения в целесообразности использования этого корпуса, что как минимум является репутационных ущербом. Вот в чем вина этих людей и в целом субподрядной организации», — заявил Локшин.
Вместе с тем он подчеркнул, что никаких существенных воздействий, которые могли бы привести к изменению свойств корпуса, не произошло.

«Показания приборов и расчеты убедительно доказывают, что максимальная нагрузка на корпус была многократно меньше допустимой и в полтора раза ниже даже той, которую он выдерживает непрерывно в режиме нормальной эксплуатации в течение шестидесяти лет», — утверждает представитель «Росатома».

Тем не менее, отметил он, чтобы снять любые возможные сомнения заказчика, «Росатом» решил провести дополнительные исследования. Специалисты главного конструктора реакторной установки ОКБ «Гидропресс» и изготовителя корпуса завода «Атоммаш» выполнили контрольные измерения, включая ультразвуковой контроль металла и дефектоскопию сварных соединений.

«Результаты подтвердили, что никаких изменений состояния корпуса не произошло», — еще раз заявил руководитель госкорпорации.

Напомним, 25 июля белорусские СМИ сообщили, что 10 апреля во время тренировочной пробной установки корпуса реактора 330-тонный агрегат сорвался и упал с высоты от 2 до 4 метров. Генподрядчик строительства станции — российская группа компаний «АСЭ» — поспешил опровергнуть эту информацию, однако Минэнерго Беларуси признало, что на станции имела место «нештатная ситуация».

«Нештатная ситуация произошла на площадке хранения корпуса реактора при проведении такелажных работ по его перемещению в горизонтальной плоскости», — говорилось в сообщении Минэнерго.

Инцидент получил широкий общественный резонанс в Беларуси и за рубежом. Литва направила Беларуси очередную ноту, в которой запросила результаты расследования недавнего инцидента на строящейся АЭС.

«Данный инцидент рассматривается Литвой как особо опасный и способный вызвать необратимые отрицательные последствия для безопасности строящейся АЭС», — говорилось в ноте литовского МИД.
Литва предложила Беларуси учредить международную комиссию экспертов для анализа результатов данного расследования и предоставления рекомендаций, а также выразила беспокойство относительно прозрачности проекта БелАЭС, нехватки культуры безопасности и несоответствия международным стандартам по атомной безопасности и охране окружающей среды, недостаточной роли регулятора ядерной безопасности Беларуси и генерального подрядчика строительства при обеспечении безопасности строительных работ.

Литовская сторона попросила активного вмешательства ЕС в решение вопроса ядерной безопасности, важного для всего региона, а также обратилась к руководству МАГАТЭ с просьбой участвовать в расследовании инцидентов, произошедших на строящейся АЭС.

Следует отметить, что это уже не первое сообщение о ЧП на строительной площадке станции. Информация о двух других инцидентах появлялась в СМИ в мае и июне.




Оставьте комментарий (0)