Суд по делу о хаски. Мать отправят в колонию, собаку вернут заводчику

Суд Фрунзенского района Минска 11 августа приговорил Екатерину Пашук — мать восьмимесячной Ангелины, которая погибла после того, как щенок хаски отгрыз ей руку, к трем годам лишения свободы в колонии в условиях общего режима и штрафу 200 базовых величин (4200 рублей). Собаку, по решению суда, необходимо вернуть заводчику. 

Напомним, государственный обвинитель просила суд приговорить Екатерину Пашук к трем годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии-поселении и штрафу в 200 базовых величин.

Трагедия произошла 27 марта 2016 года — собака отгрызла девочке руку выше локтя, в то время как ее нетрезвая мать спала. Ребенок умер от кровопотери. Ручку девочки так и не нашли.

25-летняя мать девочки была задержана в тот же день и все это время находилась под стражей. Ей вменялось в вину совершение преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 159 УК (заведомое оставление в опасности, совершенное лицом, которое само по неосторожности или с косвенным умыслом поставило потерпевшего в опасное для жизни или здоровья состояние). Максимальное наказание за это преступление — три года лишения свободы со штрафом от 30 до 1000 базовых величин.

Судебный процесс по этому делу начался 5 августа и проходил под председательством судьи Юлии Крепской, государственное обвинение поддерживала старший помощник прокурора Фрунзенского района Кристина Асрян. Потерпевшим выступил второй муж обвиняемой, отец погибшей Ангелины Игорь Пашук.

В ходе заседания выяснилось, что Екатерина была замужем дважды. От первого мужа у нее есть дочь Милана (почти 6 лет), от второго мужа — две дочери: Полина (2,5 года) и погибшая 8-месячная Ангелина.

Екатерина росла с бабушкой, т.к. мать погибла, когда ей было 13 лет. В 2010 году окончила профлицей, но практически нигде не работала. Вышла замуж, а потом родила первую дочь — Милану. Когда ребенку было полгода, супруги развелись, девочка осталась с матерью. Екатерина с дочкой вернулась к бабушке.

В 2013 году снова вышла замуж, родила вторую дочь — Полину. Жили с мужем вместе с его родителями в частном доме до августа 2015 года.

В июле 2015-го родилась третья девочка — Ангелина. Ребенок был недоношенным. После его рождения муж ушел из дома, как говорит Екатерина, к другой женщине. Свекор начал выгонять невестку, и девушка с детьми снова перебралась к бабушке.

Однако история сложнее, чем кажется. Свекор признался, что выгонял невестку за то, что та пьяная возвращалась домой после прогулок с ребенком. Также мужчина отметил, что хотел отобрать внучек у невестки и обращался в органы опеки и милицию, но ему там не помогли. По словам второго мужа девушки, Екатерина принимала алкоголь (в частности, пиво) и во время беременности Ангелиной.

После того, как Екатерина съехала от второго мужа, она некоторое время жила в однокомнатной квартире бабушки, потом пару месяцев снимала с подругой квартиру в Жодино (якобы там дешевле), куда забрала двух младших дочек, а старшую оставила с бабушкой. Затем девушка снова вернулась к бабушке, а в январе 2016-го купила в рассрочку щенка хаски, которого назвала Айдой, и сняла однокомнатную квартиру в Сухарево.

 

За несколько дней до трагедии

За несколько дней до трагедии Екатерина часто употребляла алкоголь — в разных компаниях и при различных обстоятельствах. Пиши шампанское, пиво, водку.

Накануне случившегося, днем 26 марта, Екатерина поехала в город и отдала мужу среднюю дочь, а вечером отправилась с младшей в гости к семейной паре — Сергею и Анне. По словам друзей, девушка пришла без бутылочки, смеси и игрушек для ребенка. За все время покормила малышку лишь однажды, в остальных случаях это Сергей и Анна.

В гостях пили водку, которую купили в залог паспорта Анны, — сначала две бутылки, которые распили на троих, а потом еще две — одну выпили Екатерина с Сергеем, вторую Анна спрятала, и ее открыли на следующий день.

Утром 27 марта, говорит Екатерина, она проснулась нетрезвой, однако выпила еще немного водки, а затем поехала домой.

Дома, по словам Екатерины, она покормила собаку супом, ребенка — смесью, сама не ела. После этого пошла гулять с коляской и собакой. По дороге домой собака дернула поводок, и девушка упала, разбила коленку. Что было после этого, не помнит.

Ее следующее воспоминание — она проснулась в квартире, когда стемнело и похолодало, так как был открыт балкон. Девушка ощутила, что ребенок лежит у нее в ногах, и не поняла, почему. Когда взяла на руки, почувствовала, что девочка холодная. Включив свет, Екатерина увидела кровь и заметила, что у дочки нет руки. Собака при этом вела себя странно. Екатерина позвонила в скорую.

«Я не понимала, что произошло. На стрессе выпила три глотка пива», — говорит она. Проведенное в ту ночь освидетельствование показало 1,86 промилле алкоголя в крови.

Екатерина признает свою вину и понимает, что трагедии можно было избежать, если бы ребенок лежал не с ней, а в детской кроватке, и собака была бы закрыта в другой комнате.

На вопрос, какие выводы она сделала из случившегося, девушка ответила: «Не умею следить за животными».

 

Собаку били и не выгуливали

Говоря о собаке, девушка рассказывала, что кормила щенка 3-4 раза в день, гуляла с ним. Дрессировать животное, по словам обвиняемой, можно было с четырех месяцев, в момент покупки щенку был один месяц.

По словам Екатерины, средняя дочь Полина играла с собакой, к младшей же она животное не подпускала. Незадолго до трагедии средняя дочь пожаловалась, что собака ее укусила. Екатерина решила, что это была игра, но все равно выставила собаку на продажу на сайте объявлений.

В одиночестве животное оставалось максимум на ночь, рассказывала обвиняемая. Если Екатерина уезжала к бабушке, то приезжала дважды в день кормить Айду. При этом бабушка отметила, что в съемной квартире в Сухарево внучка почти не жила и часто приезжала, только чтобы покормить собаку.

Во время поездки в Турцию с 25 февраля по 3 марта собака была у друзей. После этого, говорит Екатерина, животное изменилось и перестало слушаться. Друзья же рассказали, что девушка оставила на корм собаке 3 литра «странного супа», овсянку и кости — этого хватило на один день.

По словам друга Сергея, собака не была приучена к выгулу, часто справляла нужду в квартире. Также он заявил, что был первым, кто выгуливал собаку на улице — это ему сказала сама обвиняемая. Щенку на тот момент было около трех месяцев.

Айда проявляла агрессию только во время еды — могла рычать и лаять, когда к ней подходили, рассказал Сергей. При этом «ела жадно, захлебываясь».

Его жена Анна отметила, что во время игры собака могла сильно укусить, и один раз прокусила до крови палец их двухгодовалого ребенка. Девушка старалась не подпускать собаку к сыну.

Сразу несколько свидетелей заявили, что Екатерина била собаку, в том числе каблуками 12-15 см.

При этом свидетели не считают, что собака была худой. Представитель угрозыска, который приехал в ночь трагедии по вызову, также сказал, что щенок не выглядел истощенным, но в тот момент казался голодным: в его мисках не было еды, он вел людей к холодильнику и жадно ел семечки, которые ему насыпали.

Ветврач ГП «Фауна города», куда попала Айда после случившегося, тоже не считает ее истощенной. При этом он отметил, что на следующий день после трагедии кал собаки был черным — это говорит о том, что пища животного содержала много крови. Кроме того, кровь была видна на шерсти в области лопатки.

«Как любой щенок», Айда любит прикусывать во время игры и может укусить, в том числе до крови, отметил специалист. Он полагает, что в ночь трагедии всё начиналось с игры. Возможно, ребенок махнул рукой, собака восприняла это как игру, потом, увидев кровь, слизала ее, и ей это понравилось.

Во время содержания в «Фауне города» собака никого не кусала, и в настоящее время у нее «нет проблем с поведением». Случившееся 27 марта, по мнению ветеринара, для Айды является детским воспоминанием, а ее дальнейшее поведение будет зависеть от нового хозяина и воспитания. По его мнению, в будущем собака сможет жить в новой семье, «рецидивов быть не должно». На предприятие уже обращались люди, готовые забрать собаку.

Такого же мнения о будущем Айды придерживается и кинолог, который осматривал ее 31 марта, однако о состоянии здоровья хаски после трагедии у него сложилось иное представление. По словам специалиста, собака выглядела «тощей, забитой, запуганной».

«Когда я засунул руку в вольер, она описалась, — цитировал TUT.by слова кинолога Константина Гопакова. — Позже я снова попытался до нее дотронуться, она упала и снова обмочилась». По словам специалиста, это связано с тем, что собаку били.

Екатерина купила щенка в рассрочку, но не заплатила за него ни рубля. Согласно договору, в случае неоплаты покупки, собака возвращается заводчику. Давая показания в суде, заводчик выразил готовность взять Айду назад и заняться ее воспитанием.