Белорусские выборы остаются черным ящиком

Рядовой член комиссии и сам не знает, как выводит общие цифры председатель. И уж тем более — что с этими цифрами творится на более высоких уровнях.

Александр Лукашенко заявил 1 сентября, что зарплату учителям надо поднять на четверть. Начало учебного года — удобный повод показать учительству пряник. Но смысл посулы может быть двухслойным. Через десять дней — парламентские выборы, а в избирательных комиссиях сплошь и рядом заседают именно школьные педагоги. 

И, надо думать, этот контингент оправдывает доверие вертикали. Критики режима говорят о чудовищных фальсификациях, но за много лет никого из комиссий так и не удалось по большому счету «расколоть» (скажем, под влиянием обид на власть). А косвенные разоблачения сводятся в основном к мелочам, частностям.

Так, может, с подсчетом все чисто? Но как тогда объяснить огромные расхождения между официальными итогами ряда предыдущих выборов и теми, что отражались в опросах НИСЭПИ? Случайно ли в нынешнюю электоральную кампанию, по результатам которой Минску важно получить более-менее сносную оценку от Запада, этот социологический институт с почти четвертьвековой историей просто разгромили?

Санкции за это Европа вводить не станет, а вот цифры Центризбиркома и социологов теперь черта с два сравните.

 

Главное — чтобы молчали в тряпочку

Независимое же наблюдение за выборами не слишком эффективно именно потому, что они априори непрозрачны. В этом плане белорусские власти стоят на своем твердо, несмотря на все нынешние игры с Западом. Именно поэтому «существенное число предыдущих рекомендаций ОБСЕ/БДИПЧ все еще остается без внимания». Это цитата из обнародованного 31 августа промежуточного отчета наблюдателей БДИПЧ ОБСЕ о ходе парламентской кампании в Беларуси.

Проще говоря, принципиальные рекомендации, реализация которых срывала бы покров тайны с механизма выведения результатов, хладнокровно игнорируются. Без всяких внятных объяснений. Ведь если, как уверяют власти, таить нечего, то невозможно объяснить, почему Центризбирком напрочь отметает, например, элементарное предложение показывать публике содержимое каждого бюллетеня. А вот не будем, и все тут.

К слову, не стоит в каждом педагоге, включенном в комиссию, видеть ярого врага демократии и сознательного жулика. Достаточно, что такой зависимый человек просто безропотно выполняет отведенную ему роль статиста. Во многих случаях рядовой член комиссии, которому поручают лишь безмолвный подсчет одной из стопок бюллетеней, и сам не знает, как выводит общие цифры председатель. И уж тем более — что с этими цифрами творится на более высоких уровнях.

 

В комиссиях снова все свои

Вот почему для вертикали так важно, чтобы комиссии состояли из своих, благонадежных людей. Хотя, казалось бы, можно было блеснуть перед Европой и включить в избиркомы всех выдвинутых оппозиционеров. Их ныне было несколько сотен, все равно арифметически они оказались бы каплей в море (и тогда выходил бы на первый план уже вопрос о потенциале оппозиции).

Но такой жест грозил нервотрепкой, локальными скандалами, это портило бы ту атмосферу праздника, которой хотел бы окутать выборы Александр Лукашенко. Он так и заявил 30 августа на встрече в Минске с руководителями миссии ОБСЕ по наблюдению за парламентскими выборами в Беларуси: сделаю все, «чтобы люди шли на выборы, как на праздник»

Александр Лукашенко и зампредседателя ПА ОБСЕ Кент Харстед. Фото пресс-службы президента Беларуси

Накануне прошлогодних президентских выборов официальный лидер выразился еще откровеннее: мол, в Беларуси с советских времен привыкли, что выборы — это праздник для людей. В принципе, все так, стоит только добавить, что в СССР выборов как таковых не было — голый ритуал (по округу всегда, если не брать в расчет период поздней перестройки, выдвигался только один кандидат и, как правило, получал 99% с хвостиком).

На нынешних выборах на 110 мест в Палате представителей был зарегистрирован 521 кандидат, потом три десятка снялось, но все равно формально конкуренция выше, чем на парламентских выборах 2012 года. Однако где гарантии, что оппозиционеров, которых осчастливили корочками кандидатов, не срежут при подсчете голосов?

Как отмечается в том же промежуточном отчете БДИПЧ ОБСЕ, в участковые избирательные комиссии (УИК) попало «лишь незначительное число лиц, выдвинутых оппозиционными организациями». Речь идет о нескольких десятках представителей оппозиционных партий (в частности, 31 от «Справедливого мира», 14 от ОГП, 5 от Партии БНФ, 3 от БСДП), при том что в целом по стране в УИК вошло 65 856 человек. Короче, хотя глава Центризбиркома Лидия Ермошина и рекламировала гласность, рейтинговое голосование как новации при формировании избиркомов, оппонентов режима на этой стадии кампании, как и в былые времена, жестко отфильтровали.

В итоге практически во всех комиссиях снова все свои. И снова желание наблюдателей видеть содержимое каждого бюллетеня останется недосягаемой мечтой. Правда, теперь наблюдателей нельзя отдалять от стола более чем на три метра. Это нововведение белорусские функционеры пытаются преподнести Западу как торжество либерализма.

 

Липовый прогресс

Впрочем, стоит отметить, что Лукашенко и не стремится выглядеть особым либералом. На той же встрече с руководителями наблюдательной миссии ОБСЕ 30 августа он достаточно откровенно артикулировал свой приоритет на этих (впрочем, как и на всех других) выборах: главное, чтобы они не дестабилизировали остановку. Если еще откровеннее — чтобы ничто не угрожало теперешнему режиму.

Фишка в том, что дестабилизация в Беларуси абсолютно ни к чему и Западу. Ему важно сегодня по максимуму влиять на режим Лукашенко в противостоянии с Кремлем. И на этой почве между Минском и Западом ведется расчетливая игра.

Поэтому, хотя белорусские выборы остаются классическим черным ящиком, Европа пытается разглядеть в мрачной окраске очередной кампании пятьдесят оттенков серого. Видите, не все так уж беспросветно!

Можно понять желание ЕС оттянуть белорусский режим подальше от Москвы, сменив кнут на пряник. Но можно понять и горечь, фрустрацию внутренних оппонентов режима, когда они видят, как западные деятели фальшиво приветствуют прогресс в организации избирательного процесса в Беларуси, хотя ежу понятно, что прогресс липовый.




Оставьте комментарий (0)
  • Ась? Вы это серьезно или шутите? Так сегодня не 1-е апреля вроде бы. На минуточку, власть именно для того вводила административную ответственность за несанкционированные опросы общественного мнения (статья 9.28 КоАП), чтобы их, этих опросов не было. В Беларуси агенств, действующих независимо, нет уже давно, оставался НИСЭПИ, действующий из Вильнюса. Но недавно свернули свою деятельность и они. Думаю, не только из-за угрозы штрафов. Есть же у нас и уголовная статья за деятельность от лица незарегистрированной организации, статья 193.1 УК. Поэтому на нынешних выборах будем иметь данные только от двух официальных агенств и, я думаю, сильных расхождений с Л.М. Ермошиной у них не будет. Что кагбэ толсто намекает :-)
  • ВЫБОРОВ в Беларуси нет. А есть очередная постановка театра имени АГЛ. Где все прикорытные актёры играют свои роли, написанные главным драматургом страны и его свитой
  • ВЫБОРОВ в Беларуси нет. А есть очередная постановка театра имени АГЛ. Где все прикорытные актёры играют свои роли, написанные главным драматургом страны и его свитой
  • Хоть выборов и нет как таковых, все ровно нынешнюю власть запад не особо будет ругать за это, а выборы признают законными и состоявшимися, по той простой причине что нынешнее правительство сливает страну пиндосам.
  • Ась? Вы это серьезно или шутите? Так сегодня не 1-е апреля вроде бы. На минуточку, власть именно для того вводила административную ответственность за несанкционированные опросы общественного мнения (статья 9.28 КоАП), чтобы их, этих опросов не было. В Беларуси агенств, действующих независимо, нет уже давно, оставался НИСЭПИ, действующий из Вильнюса. Но недавно свернули свою деятельность и они. Думаю, не только из-за угрозы штрафов. Есть же у нас и уголовная статья за деятельность от лица незарегистрированной организации, статья 193.1 УК. Поэтому на нынешних выборах будем иметь данные только от двух официальных агенств и, я думаю, сильных расхождений с Л.М. Ермошиной у них не будет. Что кагбэ толсто намекает :-)
  • Пример из "выборов" в ПП НС 2008 года. По округу, где я тогда жил, баллотировалось 5 кандидатов. Два мерзких оппа, два независимых из серии "мы власть не критикуем, мы за все хорошее" и еще один щупленький, невзрачного вида господин. О котором я чисто случайно узнал, что он кандидат от власти. И от независимых он отличался только тем, что не вел никакой агитации. От слова совсем. Другие хоть какие-то программные листовочки забросили по ящикам. А кандидат от власти только микрокалендарик с фото себя, любимого и надписью "Давайте знакомиться". Чем, собственно, и исчерпывалась его программа. И что же? Сила народной любви к нему оказалась такова, что невзрачного господина выбрали двумя третями голосов в первом же туре. Это ли не пример единения власти и народа? Власть может не пиарить своих нужных кандидатов, она может вовсе о них ничего не говорить. Все равно пролетарское чутье избирателя подскажет ему единственно верный выбор. Это ли не чудо, которым надо гордиться?
  • Тем не менее, как говорили ещё в древнем Риме, testus unus - testus nullus.
  • Рискну предположить, что вы что-то недоговариваете. Ибо ему не надо было вести никакой агитации хотя бы по той причине, что его и так все знали - скажем, директор школы, начальник цеха знакового предприятия... Мерзкие оппы они ещё и потому мерзкие, что нигде не работают. Иначе как можно ходить на пикеты к российскому посольству в будний день?
  • Да, товарищ этот был из руководства крупного машиностроительного предприятия (точно не генеральный директор, а пониже, но должность уже не помню). Вы думаете, это важно? Даже если б он был директором школы или поликлиники, единственной на весь округ, что, разумеется, нереально, учитывая количество избирателей. Я полагаю, что если бы люди голосовали у нас по "должностному" принципу, то они хотя бы фамилию своего депутата помнили. Спросите себя, проведите опрос среди знакомых - много ли найдется таких, знающих, кто у них депутат? :-) А вообще, в порядке информации, а не в порядке полемики - погуглите забавный бложек Александра Киреева. Он занимается электоральной географией, и о чудесах наших выборов тоже неоднократно писал. Сам бложек вы найдете в полпинка, а вот чтоб отыскать посты по Беларуси, надо немного порыться. Автор живет в США уже довольно давно, так что главный предмет его интересов теперь Трамп vs Клинтон. Но, я думаю, после наших выборов в ПП НС будет как минимум коротенький обзор со ссылками на данные ЦИК.
  • Да, товарищ этот был из руководства крупного машиностроительного предприятия (точно не генеральный директор, а пониже, но должность уже не помню). Вы думаете, это важно? Даже если б он был директором школы или поликлиники, единственной на весь округ, что, разумеется, нереально, учитывая количество избирателей. Я полагаю, что если бы люди голосовали у нас по "должностному" принципу, то они хотя бы фамилию своего депутата помнили. Спросите себя, проведите опрос среди знакомых - много ли найдется таких, знающих, кто у них депутат? :-) А вообще, в порядке информации, а не в порядке полемики - погуглите забавный бложек Александра Киреева. Он занимается электоральной географией, и о чудесах наших выборов тоже неоднократно писал. Сам бложек вы найдете в полпинка, а вот чтоб отыскать посты по Беларуси, надо немного порыться. Автор живет в США уже довольно давно, так что главный предмет его интересов теперь Трамп vs Клинтон. Но, я думаю, после наших выборов в ПП НС будет как минимум коротенький обзор со ссылками на данные ЦИК.