Смерть Каримова. Узбекские вопросы в проекции на Беларусь

Логика автократии привела к тому, что и в Беларуси не сформирован политический класс, нет понятного, прозрачного механизма передачи власти.

В диктатурах не только жизнь, но и смерть вождя всегда окутана тайной (достаточно вспомнить Сталина). Вероятно, Ислама Каримова уже не было в живых (о его кончине агентство «Фергана» сообщило еще 29 августа), когда Александр Лукашенко 1 сентября поздравлял коллегу с Днем независимости Узбекистана.

Возможно, именно из-за праздника в Ташкенте придержали (что совершенно невообразимо в демократических странах) официальное сообщение о смерти государственного руководителя до 2 сентября. Так что практически вдогонку поздравлению белорусский президент направил в Ташкент уже соболезнование: «Ушел из жизни блестящий лидер…»

 

Лики постсоветского авторитаризма

Беларусь и Узбекистан — весьма разные страны. В Беларуси авторитаризм значительно мягче (Каримов просто стер противников в порошок, а в 2005 году во время волнений в Андижане сотни людей были хладнокровно расстреляны войсками).

Но при всем разнообразии своих проявлений на постсоветском пространстве авторитаризм как таковой порождает ряд типичных проблем. Сам уход многолетнего вождя (Каримов правил Узбекистаном еще с советских времен — с 1989 года) способен вызвать кризис национального масштаба, пошатнуть страну, обострить внешнеполитические риски.

Во-первых, загвоздка в том, что процесс передачи (как теперь модно говорить — транзита) власти закрыт от публики, проходит в закулисной борьбе и часто непредсказуем. Во-вторых, поскольку внешнеполитический курс страны зависит от воли одного человека, то после его ухода региональные и мировые игроки вступают в схватку за влияние на этот курс.

Сейчас с этими проблемами столкнулся Узбекистан. Когда-то аналогичные вопросы могут ребром встать перед Беларусью.

 

Двусторонняя торговля падает

Насколько сильны были вообще связи между Беларусью и с Узбекистаном? Какой отличались спецификой?

Взаимная торговля, учитывая географическую отдаленность, выглядела не совсем скверно. Во всяком случае, ей, кажется, не мешало то, что Ташкент в основном держался в стороне от постсоветской интеграции.

Белорусы традиционно продавали узбекам тракторы, сахар, грузовые автомобили, холодильники и морозильники, лекарства, шины, газовые плиты, баллоны и счетчики, велосипеды.

Новые мощные «БелАЗы» работают на Зарафшанском карьере, где открытым способом добывается золото. А всего в Узбекистане эксплуатируется более полутора тысяч единиц карьерной техники БелАЗа. С лета 2013 года МТЗ стал поставлять в Ташкент узлы и комплектующие для изготовления хлопкоуборочных машин узбекской разработки. В конце прошлого года сообщалось, что 140-й ремонтный завод, расположенный в Борисове, предлагает узбекам организовать у них совместную сборку броневиков, а также модернизировать военную технику, доставшуюся Узбекистану от СССР.

Закупали же мы там хлопковое волокно, хлопчатобумажную пряжу, трикотажные полотна и одежду, легковые автомобили, виноград, овощи, сухофрукты.

По данным Государственного таможенного комитета Беларуси, двусторонний товарооборот в 2013 году составил 125,9 млн долларов. Затем пошел спад, связанный с кризисом в Беларуси и других постсоветских странах.

По итогам прошлого года двусторонний товарооборот уменьшился до 64,9 млн долларов (это на 38,1 млн долларов меньше, чем в 2014-м). Сальдо, правда, оказалось по-прежнему в пользу Беларуси (экспорт — 37,1 млн, импорт — 27,8 млн), но наш экспорт при этом просел почти вполовину.

В первой половине нынешнего года падение продолжилось: экспорт составил лишь 14,8 млн (76,3% к показателю за январь — июнь 2015 года), импорт — 12,7 млн (87%).

В этом плане узбекское направление не выпадает из общего тренда: белорусская внешняя торговля минусует практически по всем азимутам.

 

Два президента: личные отношения не задались

А вот в личном плане отношения между Лукашенко и Каримовым не задались в принципе. Ходили разговоры о некоем давнем закулисном столкновении. Во всяком случае, было ощущение, что какая-то черная кошка между ними пробежала. И пересекались они в основном на коллективных мероприятиях. Да, и до сих пор в белорусской столице нет посольства Узбекистана.

Показательно также, что даже в официальный отчет о встрече двух президентов в Минске в октябре 2014 года (тогда у нас проходило заседание Совета глав государств СНГ) просочились слова Каримова о том, что «на протяжении ряда лет, прежде всего в СМИ, было много толкований и размышлений по поводу неких противоречий в отношениях Беларуси и Узбекистана».

Лукашенко же был в Ташкенте недавно — в июне на саммите ШОС, провел там переговоры с председателем КНР и премьер-министром Индии, а вот с хозяином мероприятия, судя по всему — нет.

При этом история зафиксировала случаи, когда Лукашенко публично высказывал нелицеприятные для Каримова вещи. Например, в октябре 2011 года белорусский президент заявил, что «тройная игра, которую сегодня ведет Узбекистан, не позволяет ему находиться в ОДКБ».

Каримов и впрямь лавировал так, что Лукашенко (которого тоже считают мастером международного эквилибра) и не снилось. Узбекистан то выходил из ОДКБ, то снова входил. Играл с США, причем настолько серьезно, что на авиабазе в Ханабаде с 2001 по 2005 год базировались американские ВВС.

Можно также предположить, что у белорусского руководства вызывало досаду (а может и зависть) то обстоятельство, что Брюссель простил Каримову андижанский расстрел и принял в 2011 году с визитом, в то время как против белорусского режима были введены санкции «всего лишь» за разгон Площади-2010.

 

Под пристальным взглядом мировых игроков

Да, Каримов был жесток, но при этом держал почти 32-миллионную на сегодняшний день страну в железном кулаке. Обеспечивал, если хотите, стабильность и «лишь бы не было войны» по-узбекски. Теперь же возможны всякие варианты.

По мнению ряда аналитиков, не исключена война кланов, способная вздыбить всю страну. Могут воспользоваться ситуацией исламские радикалы. Кроме всего прочего, страна просто бедна, социально неблагополучна. В общем, горючего материала достаточно.

С другой стороны, крупные мировые игроки, прежде всего Россия, Китай и США, попытаются усилить свое влияние на Ташкент. В частности, Россия, возможно, попробует вновь включить Узбекистан в ОДКБ (чтобы укрепить в регионе защиту от угроз с территории Афганистана), втянуть в евразийскую интеграцию.

Причем две самые влиятельные фигуры узбекской правящей элиты — глава Службы национальной безопасности Рустам Иноятов и премьер Шавкат Мирзиёев — относятся, по мнению экспертов, к пророссийскому крылу и при этом взаимодействуют между собой.

На первый взгляд, нынешний узбекский сюжет весьма далек от белорусских реалий. Но только на первый взгляд.

 

Когда судьба страны решается в узком кругу

Да, Беларусь по сравнению с Узбекистаном — едва ли не оазис демократии. Оппозиция хоть и маргинализована, но не уничтожена, действуют критикующие режим партии, есть негосударственная пресса, определенный простор для НГО.

Но по европейским меркам (да, никуда не деться от двойных стандартов, которые всегда так раздражали Минск) наша страна в плане политического режима и гражданского общества выглядит убого, мрачно.

Логика персоналистской автократии (один харизматик, никакой конкуренции) привела к тому, что в Беларуси не сформирован политический класс. И так же, как в Узбекистане, нет понятного, прозрачного механизма передачи власти.

Точнее, формально он есть: в случае чего бразды перенимает премьер, потом проводятся выборы президента и т.д. Но в Беларуси выборы давно перестали быть выборами. И не надо быть большим экспертом, чтобы понимать: судьба власти, а по большому счету — судьба страны в час Х будет решаться в узком кругу номенклатурных группировок с опорой на силовиков.

И это будет тот момент, когда Москва (от которой до Минска несравненно ближе, чем до Ташкента) изо всех сил постарается не просто удержать последнюю союзную страну, но и усилить здесь свое влияние и присутствие по максимуму. Причем этот максимум может стать роковым для белорусской независимости.