Юрий Чиж рассказал, что будет делать на свободе

По словам бизнесмена Юрия Чижа, после освобождении из СИЗО КГБ он находится «в шикарном настроении и прекрасной форме».

В комментарии «Радыё Свабода» он поделился своими планами: «До конца выходных я точно собираюсь отдыхать, а после посмотрим, чем займусь. Я не очень хочу общаться с прессой. По крайней мере, на данный момент».

Как сообщалось сегодня, Юрий Чиж вышел из стен СИЗО КГБ.

Юрию Чижу, задержанному 11 марта, предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 243 УК (уклонение от уплаты налогов и сборов в особо крупном размере), напоминает БелаПАН.

По версии председателя КГБ Валерия Вакульчика, узнав об обысках в офисах компаний, бизнесмен пытался на машине бежать за границу. Чиж ехал на скорости 220 км/ч в сторону границы, для его поимки вводился план «Перехват».

По информации Комитета госбезопасности, летом прошлого года Чиж и два его российских партнера обратились в КГБ с заявлением о противоправной деятельности заместителя Чижа Владимира Япринцева. В ходе расследования было выявлено уклонение от уплаты налогов в «Трайпле», к которому причастен сам Чиж. Прямые доказательства этому оказались в распоряжении КГБ 11 марта.

Установлено, что в 2012 году по указанию Чижа в Москве была создана фирма, осуществление финансово-хозяйственной деятельности которой изначально не планировалось. Ее учредителем стал гражданин России, который во время нахождения Чижа в Москве выполнял функции его помощника и водителя. «Трайпл» передал этой фирме право на свой товарный знак, а затем практически ежемесячно переводил ей крупные суммы под видом платы за пользование товарным знаком. Эти деньги обналичивались в Москве, передавались кассиру, а тот передавал их Чижу.

Таких фирм, по словам Вакульчика, было достаточно много.

12 мая в Палате представителей Национального собрания Беларуси Вакульчик заявил, что Чиж продолжит оставаться под стражей и не будет выпущен под подписку о невыезде. «Таких оснований (выпустить под подписку о невыезде. — БелаПАН.) пока нет», — отметил он. При этом председатель КГБ не стал комментировать ход расследования дела в отношении Чижа. По его словам, бизнесмен в СИЗО КГБ содержится в нормальных условиях.

11 сентября, общаясь с журналистами на избирательном участке, о деле Чижа высказался президент Александр Лукашенко. «Честно скажу, что дело в отношении Чижа — на контроле у президента. И не только потому, что он — крупный бизнесмен. Он все-таки недалеко порой был от президента, и многие ассоциировали его поведение с самим президентом. Небезразлична мне тема эта», — сказал глава государства.

Он выразил уверенность в том, что правоохранительные органы разберутся в деле Чижа и других предпринимателей. «Есть экономическое преступление — неуплата налогов. Умножайте на три, а некоторые на пять, платите за то, что украли у государства, идите работайте. И где они сейчас? Работают и благодарны за то, что их не отправили в места не столь отдаленные лет на 15, как это сделали бы в США. Вот и вся демократия», — сказал Лукашенко.

«То же самое и по Юрию Александровичу (Чижу. — БелаПАН), — добавил глава государства. — Насколько я знаю, он согласен. Это не деньги. То ли 12, то ли 13 миллионов долларов ему уже на сегодняшний этап расследования предъявлены обвинения. К Юрию Александровичу такое же отношение, как и к другим. И даже чуть лучше, поскольку за ним, за его компанией, стоит много людей. Мне это надо? Нет, но истина дороже, закон преступать нельзя... Пусть платит, как следует. Если он меня о чем-нибудь попросит, я рассмотрю его просьбу и отреагирую точно так, как в отношении других. Он прекрасно знает это».

На вопрос БелаПАН, находится Чиж в СИЗО или под домашним арестом (такая информация появилась в СМИ после того, как Чижа доставили в суд по делу его партнера Владимира Япринцева без наручников), Лукашенко ответил: «Чего мы его должны как бандита или убийцу водить в наручниках в суд? Это глупо. И правильно сделали правоохранители. Какие наручники? Он — подозреваемый. Скажу откровенно — если бы он не побежал в свое время и его не ловили на скорости 200 километров, наверное, он бы был под подпиской о невыезде или под домашним арестом и ходил бы к следователям на допросы. Но он сам захотел этой участи».