Михаил Волчек. ПИРАТЫ. Почему фотограф не прав

Михаил ВОЛЧЕК

Михаил ВОЛЧЕК

Социотехник, программист, гражданский активист, вдохновитель Пиратского движения в Беларуси, координатор организации Фаланстер.  Занимается практическим исследованием информационного и авторского права. Реализует проекты, направленные на развитие самоорганизации, свободных знаний, открытых технологий и электронного участия граждан в делах страны.

В недавнем освещении дела блогер против телевидения было слишком много сочувствия блогеру. На мой взгляд, решение в пользу блогера было бы не на пользу обществу. Раскрываю пиратский взгляд на проблему и то, что упустили и пресса, и сам блогер.

Кратко. Судебное разбирательство заключалось в том, что белорусское телевидение взяло для новостной передачи без разрешения и выплаты вознаграждения фотографию блогера Антона Мотолько.

Если в данном случае действия БТ и суда предсказуемы, то блогер являлся активным началом, имел возможность формировать идейный и содержательный фон мероприятия. Поэтому мой анализ будет направлен на действия фотографа.

 

Немного углубимся в законодательство

В деле произошла коллизия норм закона «О СМИ» (статья 41) и закона «Об авторском праве и смежных правах» (статья 16). Первый даёт право СМИ использовать источники оперативно, не погружаясь в юридические тонкости авторских договоров, ожидания разрешений, а второй, наоборот, настаивает на исключительности права распоряжаться любыми творениями.

Стоит заметить, хотя второй закон имеет в своём названии корень «автор», но точнее говорить правообладатель, что часто может и не совпадать с автором.

 

Разбираем тезисы блогера

Блогер определил свои основные тезисы так: «Нужно спрашивать разрешение, выплачивать гонорары и уважать труд чужих людей» . Эти три отдельных требования блогера на самом деле одно, а именно, «право разрешать».

Сейчас важно развернуть эти три требования, не прибегая ни к закону о СМИ, ни к копирайту. Такой подход нам поможет определить общественный интерес с его каждодневными социальными практиками по отношению к интеллектуальному продукту.

«Спрашивать разрешение». Если блогер готов реагировать моментально на запросы, возможно, кто-то получит своевременный ответ. Но есть сотни и тысячи примеров по всему миру, когда библиотеки, школы, начинающие музыканты, режиссеры, некоммерческие общественные инициативы ожидают таких разрешений месяцами/годами и в итоге не получают никаких ответов или получают отказ. Право авторов и правообладателей «не отвечать» существенно затормаживает процесс обмена знаниями и культурными ценностями.

«Выплачивать гонорары». Это требование логичное, особенно если человек ещё к тому же фотографиями зарабатывает на хлеб.

Однако представим, что блогер становится медиакорпорацией и начинает требовать со всех использований гонорары. Это будет значить, что в какой-то момент подобный контент может начать приносить шальную прибыль (windfall profit). Справедливо ли это будет? Подобным сейчас занимаются общества по сбору авторских вознаграждений за музыку в кафе или магазинах, это во-первых.

Во-вторых, обязательная выплата всеми пользователями будет создавать финансовую или моральную нагрузку на любой культурный обмен, в том числе и некоммерческий. Другими словами общественное пространство превратится в рынок, где возможны только операции купли-продажи.

«Уважать труд людей». Требование спорное. Не всякий труд уважаем. Например, некачественные фото мало кто будет уважать. Конечно, скажут, старался, взглянут разок и забудут.

Или другой пример. Это тысячи мемов в интернете, созданных из скриншотов фильмов и закопирайченых фотографий, которые показывают далеко не самое уважительное отношение к труду авторов. Предыдущие произведения используются как ландшафт для новых и так далее. Самое главное, что уважение к труду автора в данном случае было бы вредно для общества. Почему?

Любую критику или иной смысл нужно было бы создавать, «уважая труд автора». Другими словами не высказывать того, что может иметь отличное от авторского мнения или его понимания целостности произведения.

Атрибуция. Имя автора важно указывать в цитатах и при использовании частей произведения в новом. Подобный подход считается нормой в академическом сообществе, но в жизни совершенно иначе. Что касается цитирования в СМИ, это правила и этика журналистики — обозначать источники. «Некоторые очевидцы» (указанное на сайте белорусского телевидения) — это недостаточное обозначение авторства.

Вернемся к ценностному анализу требования блогера.

 

Конфликт ценностей

Проблема лежит глубже и находится вне копирайт регулирования. Это конфликт ценностей. При всей реакционности нашего государства, блогер в данном случае выступает консервативным элементом.

Во-первых, он использует копирайт как защиту своих интересов — другими словами использует монополию, которая не приемлема ни для свободного рынка, ни для других общественных формаций.

Во-вторых, фотограф употребляет категорию «воровство» для обозначения использования копий, что вредно, особенно в контексте культурного обмена. Фотографа никто не обворовывал. Была сделана копия без его разрешения. Оригиналы фото остались у автора.

В-третьих, блогер настаивает на своём праве «разрешать/запрещать». В широком смысле по отношению к интеллектуальным продуктам такое право называется цензурой.

Другими словами, использование монополии (копирайта), подмена понятий («воровство» и «копирование») и цензура («право запрещать») для отстаивания своей может быть и справедливой позиции слабо вписывается в ценности свободного демократического общества.

 

Возможные решения

Для решения «проблемы блогера» существует как минимум два пути.

Консервативный путь использует существующую систему копирайта, где правообладатель получает все права, а пользователь ограничивается ролью потребителя с фактически нулевыми правами. Этот способ заключается в использовании организаций по сбору авторских гонораров. Автор/правообладатель может выбрать организации, которые управляют авторскими правами на его тип контента.

Даже если в нашей стране нет организаций, которые занимаются управлением правами на визуальные произведения, то можно воспользоваться зарубежными, это даёт больше веса в случае возникновения спорных ситуаций. Тем более в преддверии вступления Беларуси в ВТО любые скандалы могут иметь большой политический эффект.

Однако это неверный путь. Почему?

С одной стороны, такой подход закрепляет сложившуюся ситуацию дисбаланса прав пользователей и правообладателей. С другой стороны, автор встраивается в обезличенный конвейер производства и продажи, где на переднем плане цифры: полученный доход. Стоит добавить, что корпоративное творчество может быть и увлекает потребителя, но только до новой модели товара.

Второй, реформистский путь — это свободные лицензии, где автор также использует существующее законодательство, но осознанно передаёт часть прав пользователям, оставляет за собой только то, что ему действительно важно, сохраняя свою автономность.

Хотя и не лишенное недостатков, одно из готовых популярных решений — это лицензии Creative Commons, зарекомендовавшее себя в последнее десятилетие по всему миру. На 2015 год более 1 миллиарда работ (это статьи, книги, фото, видео, аудио) обозначены различными разновидностями данной лицензии. Creative Commons — лицензии, укладывающиеся в текущее копирайт законодательство как у нас в стране, так и по всему миру, следующему Бернской конвенции и ТРИПС соглашению.

 

Как жить дальше?

Вышеописанные решения задают направления для концентрации или распределения власти между пользователями и правообладателями. Однако они не дают ответ на десятки важных для развития страны вопросов. Нужно ли криминализировать «копирование» и культурный обмен, приравнивая его к воровству? Готово ли общество к приватизации общественного пространства через передачу контроля над копированием правообладателям? Должны ли автор и правообладатель иметь одинаковые права? Необходимо ли «спрашивать разрешение» на копирование работ, опубликованных в общественных местах, на улицах или в Сети?

Важно осознать, где в отношении обмена интеллектуальными продуктами лежит граница правил рынка, а где правят общественные интересы. Другими словами, должно ли быть одинаковое отношение к коммерческой и некоммерческой стороне жизни общества? Нужно ли балансировать право «интеллектуальной собственности» и другие права граждан как свободу информации, высказывания и самовыражения?

Эти вопросы, упущенные прессой и фотографом, я задаю читателю сейчас.

 

Статья распространяется под лицензией Creative Commons BY-SA 4.0

 

Мнения колумнистов могут не совпадать с мнением редакции. Приглашаем читателей обсуждать статьи на форуме, предлагать для участия в проекте новых авторов или собственные «Мнения».