На фоне Эрдогана Лукашенко сегодня — почти светоч демократии

Два авторитарных лидера парадоксально поменялись ролями: турецкого Европа хулит, белорусского — поощряет.

В Минске ждут турецкого президента. Реджеп Тайип Эрдоган прилетит 11 ноября на торжественное открытие Соборной мечети, сообщила пресс-служба правительства Турции.

Это тот случай, когда затертый штамп насчет дружбы, выдержавшей испытания, как раз уместен.

Александр Лукашенко подчеркнуто назвал Турцию дружественной в декабре прошлого года. Это выглядело вызовом Кремлю, метавшему в Эрдогана громы и молнии после того, как был сбит российский бомбардировщик, который участвовал в сирийской кампании и, по версии Анкары, залетел в турецкое воздушное пространство.

Лукашенко и Эрдоган во время встречи в Стамбуле 2 октября 2010 года. Фото пресс-службы президента Беларуси

 

Соборная мечеть: строили-строили и наконец построили

О скором открытии в белорусской столице Соборной мечети Лукашенко возвестил в апреле на XIII саммите Организации исламского сотрудничества (ОИС) в Стамбуле. СМИ сообщали, что мечеть станет одной из крупнейших в Восточной Европе: в ней одновременно смогут молиться более полутора тысяч верующих. Из непарадного: мечеть была долгостроем, потом подсобила деньгами турецкая сторона.

Ислам на наших землях отсчитывает свою историю с ХІV столетия. Ныне, по данным сайта уполномоченного по делам религий и национальностей, в стране 25 мусульманских религиозных общин (24 суннитских и одна шиитская), действует семь культовых зданий. Всего мусульман у нас, по неофициальным прикидкам, около 30 тысяч (некоторые называют большие цифры).

С той же стамбульской трибуны Лукашенко заявил, что в Беларуси веками прекрасно уживаются представители разных религий. И это, по большому счету, правда. Иными словами, толерантность белорусов в этой сфере, межконфессиональный мир в стране — отнюдь не исключительная заслуга нынешней власти.

 

Как попала под раздачу «Згода»

Белорусский же президент показал себя особым ревнителем религиозных чувств мусульман в 2006 году, когда назвал «провокацией против государства» перепечатку датских карикатур на пророка Мухаммеда здешней газетой «Згода».

Газету прихлопнули, а опубликовавшему рисунки заместителю редактора Александру Сдвижкову дали три года тюрьмы. Это был самый суровый в мире, включая исламские страны, приговор в рамках того карикатурного скандала.

К слову, недавно блогеру Эдуарду Пальчису, чьи публикации были заточены против агрессии «русского мира», впаяли ту же статью — за разжигание розни. Но ограничились химией и освободили в зале суда. Так что гуманизация белорусского режима (пусть и вынужденная, в логике игры с Западом) налицо.

Что же касается «Згоды», то мусульмане, от имени которых было организовано обращение в правоохранительные органы по поводу карикатур, явно не были целевой аудиторией этого социал-демократического издания. Один из представителей общины потом признался, что номер с рисунками ему показали чиновники. Лукашенко же на Всебелорусском собрании в марте 2006 года бросил характерную реплику: «Я так понимаю, что речь идет о газете этого отморозка, где были напечатаны карикатуры».

Так нелестно официальный лидер охарактеризовал своего жесткого, язвительного конкурента на выборах-2006 Александра Козулина, которого пиарила «Згода». В общем, карикатуры, похоже, стали лишь зацепкой.

 

Чем комфортен белорусскому режиму исламский мир

При этом симпатии Лукашенко к мусульманскому миру бесспорны. Вот и сейчас президент гостит у наследного принца в Эмиратах.

«Стремление укреплять связи с исламским миром — абсолютно осознанный выбор, которого Беларусь постоянно придерживается», — заявил Лукашенко на саммите ОИС в апреле. И добавил: «Проводя политику многовекторности и открытости внешнему миру, не желая замыкаться в узких рамках евроцентризма, мы еще в конце 90-х годов прошлого века стали единственной на тот момент европейской страной — полноправным членом Движения неприсоединения».

Красиво сказано: «не желая замыкаться в узких рамках евроцентризма». На самом деле с Европой режим в конце 90-х капитально пособачился (западные демократии были возмущены референдумом-96, репрессиями против оппозиции, исчезновениями нескольких оппонентов власти). Так что белорусскому президенту, объявленному последним диктатором Европы, поневоле пришлось сделать ставку на поиск друзей в иных частях света.

Контакты с лидерами мусульманских государств комфортны для белорусского руководства тем, что партнеры не выкатывают претензий по части зажима демократии и прав человека. Свои люди. Минск даже запросил статус наблюдателя в ОИС.

 

У Эрдогана с Европой клинч, у Лукашенко — оттепель

А вообще жизнь богата на парадоксы. Еще вчера Турция стояла на пороге Евросоюза, между тем как Беларусь называли черной дырой на карте Старого Света. Ныне же по сравнению с Эрдоганом, которого Запад сурово осудил за дикие перегибы после подавления июльского путча, Лукашенко выглядит светочем демократии.

Турецкий президент, мстя врагам, капитально зачистил внутриполитическое поле. Десятки тысяч людей были арестованы, многие уже осуждены, не менее 80 тысяч (данные на август) потеряли работу из-за подозрений в неблагонадежности, уничтожена оппозиционная пресса. Отношения нынешнего лидера Турции с Европой испорчены, пожалуй, навсегда.

Лукашенко же, напротив, в 2015-м выпустил политзаключенных, чем заслужил снятие санкций Евросоюза, и сейчас вкладывается в развитие отношений с Западом. Плюс ореол миротворца за счет украинского вопроса. В то время как Эрдоган называет, например, Германию убежищем для террористов, у Лукашенко с Берлином (и не только с Берлином) все зер гут.

При этом, как видим, Минск дальновидно не поспешил присоединяться к российским филиппикам, а тем более экономическим санкциям против Турции после инцидента с Су-24. Напротив, Беларусь, надо думать, на этих санкциях кое-что выгадала.

Теперь Кремль замирился с Анкарой, и вся предыдущая война с турецкими помидорами выглядит довольно нелепой. Белорусская дипломатия на этом фоне пожинает лавры.

 

Турецкий бизнес гуляет сам по себе

Но дивиденды в белорусско-турецких отношениях на сегодня больше моральные, чем материальные. Успехами в двусторонней торговле Минск похвастаться не может.

По данным Государственного таможенного комитета Беларуси, наш экспорт в Турцию за восемь месяцев года составил лишь 53,1 млн долларов, сократившись почти вдвое по сравнению с показателем за тот же период прошлого года.

А вот импорт из Турции, напротив, вырос до 438,6 млн долларов. То есть отрицательное для нашей страны сальдо увеличилось. Это очень похоже на белорусско-китайскую торговлю: такой же дикий крен не в нашу пользу.

Турецкая газета Takvim сообщила, что вместе с Эрдоганом в Беларусь прилетят более ста представителей бизнеса. Так что прозвучат не только подобающие торжеству возвышенные слова, но и чисто деловые предложения.

Другое дело, что авторитарный Эрдоган не может так командовать экономикой своей страны, как Лукашенко командует белорусской. Эрдоган не прикажет покупать у белорусского друга товар, который не выдерживает конкуренции, поскольку друг свою экономику законсервировал в «совке».

  




Оставьте комментарий (0)
  • У вас все в ущерб элементарной логике. Так а на чьем пороге Турция стояла с 1987 года до вчера? Точно так же можно сказать, что Беларусь еще вчера была под санкциями. С какого времени — это уже другой вопрос.
  • У вас все в ущерб элементарной логике. Так а на чьем пороге Турция стояла с 1987 года до вчера? Точно так же можно сказать, что Беларусь еще вчера была под санкциями. С какого времени — это уже другой вопрос.
  • У вас все в ущерб элементарной логике. Так а на чьем пороге Турция стояла с 1987 года до вчера? Точно так же можно сказать, что Беларусь еще вчера была под санкциями. С какого времени — это уже другой вопрос.
  • А вы не можете сказать почему эти санкции вдруг отменили? Что случилось такого в республике? Разве белорусская власть стала более пушистой? Не думаю. Или может на законодательном уровне есть какой-то прогресс в области прав простых людей? Тоже вроде ничего. Ну разве что отсутствие т.н. "политзаключенных". То есть посадок давно не было (пока). Так это просто потому, что после последних президентских выборов никто не вышел на площадь, а не потому, что власть стала хорошая. Сажать просто некого по причине полного летального исхода белорусской оппозиции. И вот на этом ничуть не изменившемся фоне вдруг снимаются санкции. Уже и целая делегация Госдепа США готовится приехать в синеокую расцеловаться с батькой. Отчего метаморфоза такая?