Татьяна Новикова. ПОЛЕМИКА. Трамп над американской демократией

Татьяна НОВИКОВА

Татьяна НОВИКОВА

Родилась в Минске. Окончила БГУ. С 1993 по 2000 – внештатный обозреватель газет «Белорусский рынок», «Навiны», «Наша свабода», «Хроника» по таким темам как международные рынки, экология, культура. С 1992 года – участник ряда проектов общественных организаций Беларуси и стран Европы в области экологии и защиты окружающей среды. С 1994 по 1998 – главный редактор журнала экологических знаний «Белорусский климат». С 2007 года – экозащитница, участница Белорусской антиядерной кампании, общественных кампаний в защиту деревьев и природного достояния. С 2007 года – член экологического товарищества «Зеленая сеть», с 2009 – Общественного Объединения «Экодом». С 2007 по 2009 – автор проекта и редактор «Белорусского зеленого портала». С 2009 – публицист, внештатный корреспондент БелаПАН, специализирующаяся на вопросах экологии и охраны окружающей среды.

В обращении к своему электорату после избрания президентом США Дональда Трампа Хиллари Клинтон сообщила, что, как это ни прискорбно, но Трамп избран президентом демократическим путем, поэтому он будет президентом, и мы — его противники, должны это признать.

Это обращение к избирателям многого стоит, также как и утверждения моих друзей-американцев, что они не будут бороться против отстранения Трампа от должности президента, потому что он пришел к власти демократическим путем. Отстранение его от власти сейчас означало бы крест на традициях демократии.

Да, демократии приводят к власти тиранов, которые затем рушат ее основы, но главный фокус механизма демократии состоит в том, что он работает, пока в нем участвуют люди. Поэтому Клинтон сообщила своим избирателям, что демократия — это не активность раз в четыре года, а постоянная борьба, в которой не надо стыдиться поражений. Ценности демократии — равенство всех перед законом, одинаковые возможности для всех — белых, цветных, мужчин и женщин, коренных жителей и иммигрантов, нужно оберегать постоянно.

Такой вот философский вывод из результатов обычных президентских выборов, которые проходят в США каждые четыре года, и которые на этот раз потрясли мир.

В мире и в Беларуси много обсуждают итоги этих выборов, и есть такая точка зрения, которую можно выразить фразой «ничего страшного не случилось». Коротко, она основана на уверенности в незыблемости американской демократии, где президент якобы ничего не решает единолично, а разделение ветвей власти дает надежную страховку от дурака.

Так ли это? Почему при совершенстве механизмов демократии Клинтон, набравшая большинство голосов, потерпела поражение? Чего стоит, а чего не стоит ждать от Трампа, и насколько велики реальные риски реализации его шокирующих предвыборных обещаний?

Попробую найти ответы на эти вопросы с позиции человека, который занимается здесь общественной экологической и политической деятельностью второй год и знаком с механизмами демократии в действии.

 

Почему выиграл Трамп?

Умнейшие люди в США сегодня пытаются найти ответ на этот вопрос. Ничто не указывало на высокую вероятность победы — ни некомпетентность кандидата, ни отталкивающий эпатаж, чего стоят одни только высказывания об отношениях сильных мира сего к женщинам. Самый главный фактор — это неприятие Трампа печатными СМИ, которые делают, по всеобщему мнению, политическую погоду в США. Но, как оказалось, электорат и сторонники Трампа не читают «Нью-Йорк Таймс» и «Нью-Йоркер». И многие из них, по тем же соцопросам, вряд ли способны осилить публикации длиной более двух печатных страниц.

Еще этой весной общественные опросы показали два ключевых «преимущества» Трампа: «это не человек истеблишмента и нынешней политической системы» (люди думают, что он пришел из ниоткуда, как в свое время думали про Лукашенко) и «он говорит правду!».

Что именно является правдой, какое из циничных высказываний или какая из сентенций, менявшиеся каждый раз на противоположные, сторонники не уточняют. Но связь с истеблишментом заслуживает в этой истории отдельного внимания.

Трамп, безусловно, не чуждый «системе» элемент. Он позиционировал себя некогда как демократ, затем стал республиканцем. У него есть определенное политическое прошлое и связи на разных уровнях, без них невозможно быть миллиардером и управлять своими капиталами. Но дело даже не в этом.

Когда избиратели говорят, «он не человек истэблишмента», то имеют в виду две вещи, или одну из них. Первая — это обычная неполиткорректность и неумение оперировать в политическом поле, ведь что позволено в бизнесе, недопустимо в политике. Вторая — это непринадлежность Трампа нынешнему, демократическому истэблишменту, который ряд оппонентов в Америке оценивают как «слабый», как с внешнеполитической точки зрения, так и с позиций внутренней политики — когда одной из сторон хочется более решительных мер, доводящих дело «до конца». Для внутренней политики такими вопросами неизменно являются вопросы Obama care — несмотря на все свои преимущества, система имеет ряд недостатков, из-за которых ее критикуют.

И, похоже, вот это самое главное качество — непримиримость с нынешней политикой демократов абсолютно во всем и стало залогом победы Трампа на выборах. Именно это характеризует нынешних республиканцев, целью которых был реванш в чистом виде, неважно, какой ценой, пусть даже ценой противоречивых или неисполнимых обещаний. Победа Трампа — это всего лишь одна из успешно сыгранных партий республиканцев на выборах. Их теперь большинство и в парламенте, и в законодательных органах ряда штатов, им теперь принадлежит исполнительная власть.

Собственно, риторика Трампа — это чистой воды популизм, отвечающий требованиям большинства — просто, доступно и радикально о сложном, и неважно, что это ложь или неадекватные суждения. Этот популизм республиканцы использовали всего лишь для того, чтобы взять власть, как законодательную, так и исполнительную.

Мой опыт общения с республиканскими политическими активистами в штате Южная Дакота — одном из самых республиканских — еще в прошлом году показывал, что вопрос власти, влияния на принятие решений для них является ключевым. И если год назад риторика республиканцев во внешней политике была направлена на критику России и требование решительных действий от администрации Обамы, то в этом году она поменялась на прямо противоположную. И те, кто еще вчера воинственно раздувал ноздри по поводу Путина, сегодня столь же решительно требуют с ним дружбы.

Почему политика так меняется? Это было необходимо для того, чтобы прийти к власти. А для прихода к власти нужна критическая масса, которой нужен компромисс.

Именно республиканские власти штатов принесли победу Трампу по системе electoral college.

 

Победа Трампа — повод задуматься над реформой избирательной системы

Случай, когда профессионал от политики Хиллари Клинтон, компромиссная для многих фигура, набрала абсолютное большинство голосов, но проиграла выборы, заставил американцев задуматься над правильностью системы коллегии выборщиков.

По теперешней избирательной системе, которая сформировалась пару веков назад, президента выбирают не прямыми выборами. Прямая демократия действует в рамках каждого штата, который имеет определенное количество присвоенных ему голосов — у одного штата, где невелико население, четыре голоса, у другого — двадцать. Система устроена таким образом, чтобы защитить ее от взлома, кражи голосов или диктата большинства, и сделать так, чтобы голос каждого штата был услышан. Иными словами, чтобы президента выбирали не те области, регионы или места, где живет больше всего людей, а вся Америка.

Но на деле выходит так, что голоса демократов, проживающих в республиканских штатах остаются неуслышанными, они вообще как бы не существуют, и наоборот. То есть, как говорят знакомые мне американцы, приписывая себя к определенному штату, ты как бы отдаешь предпочтение определенной партии или являешься политическим аутсайдером.

Например, в Южной Дакоте многие демократы по убеждениям записывают себя республиканцами, потому что так, по их словам, легче влиять на принятие решений в республиканском штате. Если ты запишешь себя демократом — твой голос никто не услышит.

После выборов Трампа появилось много инициатив, требующих пересмотра избирательной системы, в том числе различных петиций, уже собравших несколько миллионов подписей.

 

Республиканцы во власти и предвыборные обещания Трампа — с чего начнут?

Обещаний много. И все они устрашающие.

Приостановить участие в Парижском соглашении по климату и снять все ограничения на выбросы углекислого газа. Снять все экологические ограничения на добычу ископаемого топлива, включая те, что защищают сегодня пресную воду, немногие чистые места, незатронутые эпидемией добычи сланцевой нефти и газа. Свести функции и роль федерального Агентства защиты окружающей среды к минимуму, сняв те небольшие экологические ограничения, которые сегодня защищают жителей и простых налогоплательщиков от варварской добычи.

Отменить медицинские программы для бедных, и они больше не смогут получать бесплатного лечения. Для платной или страховой медицины доход должен быть выше среднего, если у человека серьезные проблемы со здоровьем, требующие регулярного вмешательства или наблюдения.

Все эти меры повлекут волнения и протесты, причем массовые. Все они не решат экономических проблем. Так, расширение добычи приведет к опасному перенасыщению нефтью внутреннего рынка, снижению прибыли компаний, которые будут не в состоянии подчищать окружающую среду от нефтяных пятен, защищать трубопроводы от протечек — на это уже не будет денег.

У новоизбранной власти есть и популярные обещания — вроде снижения налогов. Но пока все эти обещания породили повышенные инфляционные ожидания на рынке. А экономическая ситуация, похоже, требует не столько популярных, сколько взвешенных и грамотных решений.

К слову, о популярности. В США сегодня возвращают налоги полностью тем, у кого низкие доходы. Действует прогрессивная шкала, когда можно выводить из-под налогообложения свою доходную часть, связанную с обязательными расходами и т.п. Современная налоговая система сложна, но продумана и разработана так, чтобы защищить и бедных, и средний класс.

 

Сработает ли защита от дурака?

В защите от дурака ничего особенного, впрочем, нет — все те же три разделенные ветви власти — судебная, исполнительная и законодательная. Сейчас в исполнительной и законодательной власти в большинстве находятся республиканцы. Насколько сильно они могут защитить систему в целом от неудачных решений, законодательных инициатив или непредсказуемых действий — хороший вопрос. Он остро встал только по той причине, что фигура, эпатажная, непрофессиональная, непредсказуемая и, по мнению многих американцев, просто недостойная, оказалась их выбором.

На этот выбор фондовые рынки уже отреагировали колебаниями индексов, что будет дальше?

А дальше срабатывает такая удивительная вещь, как возмущение среды. Стоит бросить в озеро камень — и круги идут по воде. Последствия нарушения табу, безнаказанного преступления общепринятых границ и условностей следуют незамедлительно и могут носить массовый характер.

Покажите пример людям, что можно хватать за причинные места незнакомых женщин на улице, и этот пример многим из толпы покажется привлекательным, продемонстрируйте, что можно не платить налоги, безнаказанно и успешно, и многие последуют этому примеру.

 

Что же будет с родиной и с нами?

Как отразится теперешний выбор на внешней политике и что принесет дружба с Путиным американским гражданам?

Судя по тому, что озвученный Трампом курс ведет к изоляционизму, ожидать каких-то сильных, продуманных со стратегической точки зрения действий на международной арене не приходится. Скорее всего, политика будет сдержанной во всех отношениях.

Но если зашла речь о Трампе, то он, как бизнесмен, будет делать то, что приносит кратковременную экономическую выгоду — даже если это дружба с Путиным, всё остальное — где-то за рамками восприятия.

 

Мнения колумнистов могут не совпадать с мнением редакции. Приглашаем читателей обсуждать статьи на форуме, предлагать для участия в проекте новых авторов или собственные «Мнения».