Александр Федута. НАБЛЮДЕНИЕ. Переписка соловья и страуса

Александр ФЕДУТА

Александр ФЕДУТА

Часть белорусской оппозиции с 1995 года. Кандидат филологических наук. Литературный и политический критик. Виноват во всем.

Переписке Николая Статкевича и Андрея Равкова предшествовали, как известно, другие произведения эпистолярного жанра — в том числе, классическое уже «Ліставанне Івана Жахлівага з Надзея Крупскай», преданное гласности Андреем Хадановичем. Замечательный пример того, как корреспонденты проживают в различных временных пластах, пишут каждый о своем, а в итоге все равно получается или автомат Калашникова, или, прости господи, КПСС.

Вот и на этот раз: Статкевич спрашивает, был ли опрос на предмет лояльности офицерского состава суверенному белорусскому государству, и что этот опрос выявил. А получает ответ в духе: никаких опросов не было, мы и сами с президентскими усами, а потому всё знаем. Броня, так сказать, крепка, и танки наши быстры.

При этом вопрошающий уже по самому факту ответа понимает: вопрос был поставлен своевременно, ответ многозначен и адресован всем сразу — и белорусской патриотической общественности, и офицерскому корпусу, и уж заодно Кремлю. Как писал, с заменой национал-государственной характеристики места действия, Максимилиан Волошин, «не суйся, товарищ, в белорусскую круговерть».

Может быть, подполковник Статкевич прав, и министр Равков именно это и имел в виду. Проблема в том, что аргументация министра не слишком убедительна. Меня, человека не служившего, ссылки на присягу и на уровень постановки воспитательной работы, во всяком случае, не убеждают. Раньше, может быть, и убедили бы, но после аннексии Крыма — точно нет. А никаких более внятных аргументов Равков, к сожалению, не приводит.

Кроме того, я не верю в то, что подобные исследования не проводились.

Если не проводились, то это колоссальное упущение главного управления идеологической работы Министерства обороны и его руководителя генерал-майора Александра Гуры, имеющего представление о том, как и для чего нужно проводить такие опросы, чтобы можно было верить результатам.

Если проводились, а министр не приводит в своем публичном письме никаких цифр, то это и вовсе настораживает. Полагаю, что генерал-лейтенант Равков никак не похож на идиота, а потому если бы цифры сильно отличались от озвученных в интервью Валерия Соловья, послуживших толчком для всего этого эпистолярия, он бы их наверняка озвучил. Ну, пусть даже слегка отрихтовав перед публикацией. А тут — ни одной цифры.

Мне могут ответить: цифры о настроениях офицерского корпуса составляют военную тайну. Надо полагать, ничуть не меньшую, чем содержание стопок бюллетеней на столах участковых избирательных комиссий. И уж если мне как избирателю предлагается верить цифрам в итоговых протоколах комиссий, которые не позволяют наблюдателям проверить их соответствие реальности, то какого хрена мне не предлагают в данном случае вообще никаких цифр?

У меня есть только одна версия. Огласить реальные цифры невозможно, поскольку это будет означать отсутствие белоруской национальной армии как таковой, и что есть лишь группа вооруженных людей, готовых действовать по любому приказу. Безразлично — какому. Безразлично — какой властью отданному. Но при этом хорошо знающих, как обстоит положение дел в реальности.

Именно понимание того, что офицеры знают, как обстоят дела, не дает в данном случае сфальсифицировать результат опроса. Фальсифицированные цифры продемонстрируют: и руководство министерства, и руководство страны боятся реальности и ведут себя подобно страусу, прячущему голову в песок. Отсутствие же цифр менее опасно. Так сказать, Валерий Соловей что-то там насвистел, оппозиционер Статкевич с его слов безответственно спросил, а тут ему со всей ответственностью и ответили... Тем более что из песочной ямы, в которую всунули голову, цифр действительно не видно.

Вы ответили — мы прочли. Что-то там насчет воспитательной и идеологической работы в войсках. Спасибо. Только не задохнитесь в песке, ребята.

 

Мнения колумнистов могут не совпадать с мнением редакции. Приглашаем читателей обсуждать статьи на форуме, предлагать для участия в проекте новых авторов или собственные «Мнения».