Российский контент на белорусском ТВ. Резать боятся, а замещать нечем

Доля российского контента в белорусских СМИ доходит до 65%.

Волна публикаций, передач российских СМИ о якобы растущей у нас русофобии (с откровенным посылом авторов: мол, за Украиной не уследили, теперь не упустить бы Беларусь) заставляет вновь вернуться к проблеме гарантии белорусских интересов в национальном информационном пространстве.

Фото: derzhava.info

 

Минск может опять попасть на мушку

Да, Беларусь и Россия официально являются союзниками. Но и прежде являлись, однако в 2010 году, на этапе очередного обострения противоречий, союзничество не помешало Москве показать по НТВ целый цикл фильмов «Крестный батька». Сериал был явно направлен на дискредитацию Александра Лукашенко (упоминались «эскадроны смерти», исчезновение политических оппонентов, были и личные выпады).

На это Белорусское телевидение ответило показом интервью тогдашнего президента Грузии Михаила Саакашвили, который был в то время (после необъявленной российско-грузинской войны 2008 года) колоссальным раздражителем для Кремля. Казалось бы, 15 минут эфира с Саакашвили в ответ на цикл передач — мелочь. Но, вероятно, прием возымел действие. Хотя в том, что «Крестный батька» в итоге сошел на нет, главную роль сыграли, безусловно, совсем другие факторы (Москва и Минск нашли компромисс в интеграционном споре).

Тогда Россия очень хотела, чтобы Беларусь признала отторгнутые от Грузии Абхазию и Южную Осетию, но удовлетворилась обещанием белорусского руководства подумать над этим и подписанием договоров о таможенном союзе ЕврАзЭС. В итоге Кремль снял белорусского президента с мушки телеобъектива и больше не ставил палки в колеса при переизбрании на следующий срок (выборы состоялись в декабре 2010 года).

Но кто знает, кто будет завтра извечным врагом, а кто извечным другом. Помните, в антиутопии Джорджа Оруэлла Океания, согласно свежим газетам, всегда воевала с Остазией и дружила с Евразией, а во вчерашних было наоборот.

 

Россия сама «кого угодно может поучить»

Из прозвучавшего 1 декабря послания президента России Владимира Путина выяснилось, что созданные ее врагами «заказные информационные кампании, изобретение и вброс компроматов, менторские поучения всем уже порядком надоели — если потребуется, мы и сами кого угодно можем поучить, но мы понимаем меру своей ответственности и действительно искренне готовы принять участие в решении мировых и региональных проблем».

Собственно, «если» в этом контексте неуместно, так как пропагандистские ресурсы «Спутник» и RT уже давно несут свою службу за пределами России. Не случайно 23 ноября Европарламент принял резолюцию о борьбе с российской пропагандой. Там среди прочего утверждается, что Россия ведет пропаганду против Евросоюза и стран Восточного партнерства, а значит и против Беларуси.

В последние годы белорусское руководство предприняло все вообразимые административные меры для контроля над национальным информационным пространством. Однако возможность модерировать контент гибридных белорусско-российских телеканалов и исключение из сетей собственно чисто российских каналов не дает ожидаемого эффекта, в частности из-за наличия спутниковых антенн.

По данным «Сатио», 48,17% белорусов смотрит гибридный канал «НТВ-Беларусь», при этом 21% — российский канал НТВ. Этот канал в обоих форматах является одним из лидеров на белорусском рынке.

Белорусские власти не пользуются цензурными инструментами в отношении российских телеканалов, если в передачах нет прямых выпадов против Лукашенко, хотя значительную часть российского контента показывают отечественной аудитории в записи.

Так, например, российский Первый канал 24 ноября показал в прямом эфире ток-шоу «Соседи. Время покажет», во время которого проводились прямые параллели между отношением украинского и белорусского общества к России и говорилось о росте русофобии в Беларуси. 25 ноября эту передачу показал белорусский канал ОНТ, который запускался в свое время для замещения российского канала ОРТ (нынешний Первый канал), но использует значительную часть контента замещаемого канала.

Следует отметить, что, по данным «Сатио», ОНТ смотрит 65,58% белорусов, а российский Первый канал — доля, которая меньше статистической погрешности. Однако по той причине, что ОНТ использует контент российского телеканала, смотрибельность этих заимствованных передач превышает аудиторию телеканала «Беларусь 1» (50,63%).

Впрочем, и Белтелерадиокомпания активно использует российский контент — приобретает фильмы и передачи российских производителей. Не случайно заместитель главы Администрации президента Беларуси Игорь Бузовский в мае выразил озабоченность тем, что доля российского контента в белорусских СМИ доходит до 65% — «это тоже нас не должно не настораживать с точки зрения культуры национальной, в том числе информационной безопасности».

 

Могут ли белорусские каналы заместить российский контент?

Если рассуждать теоретически, это возможно. Но практически ответ будет «нет».

В Беларуси делаются попытки создавать собственный высокорейтинговый контент, но по большому счету хватает ресурсов только на новогодние музыкальные программы да еще еженедельные общественно-политические ток-шоу. Даже говорящие головы в студии с организационной точки зрения стоят дорого, не говоря уж о современных музыкальных шоу, именно поэтому менеджеры белорусских телеканалов не видят альтернативы покупке российского контента.

В какой-то степени уравновесить российский контент на белорусских телеканалах можно было бы за счет украинского. В 2014 году президенты Беларуси и Украины смогли договориться о сотрудничестве в этом вопросе. Другое дело, что на уровне исполнителей решение не выполнено и сегодня.

Похоже, что белорусская сторона хотела бы получить дешевый украинский развлекательный контент с сохранением контроля на своей стороне (например в виде гибридного белорусско-украинского телеканала). Киеву же сподручнее получить возможность транслировать свой государственный телеканал на белорусскую аудиторию (телеканал «Беларусь 24» доступен украинцам).

Как выяснилось, украинская сторона готова предложить только сотрудничество с государственным иновещательным телеканалом «UA|TV — Іномовлення України», который как раз не особо силен в развлечениях — он в основном планомерно отбивает российские атаки в информационной войне. Впрочем, и на «Беларусь 24» развлекательный контент и кинофильмы составляют менее 50%.

В целом нетрудно понять, что белорусским властям меньше всего нужна неконтролируемая иностранная информационная продукция. При этом белорусское руководство готово терпеть российские информационные передачи, так как Кремль очень ревниво следит, чтобы их не перекрывали, да и белорусская аудитория к ним привыкла, а менеджеры белорусских телеканалов знают в «Останкино» все ходы-выходы.

На сильную же альтернативу нужны прежде всего финансы, которых у Белорусского телевидения сегодня нет. Белорусские телеканалы безнадежно отстали в технологии производства телепередач, почти не снимаются телесериалы, а единственный продукт, который здесь могут более-менее интенсивно выпускать, — новости.

Для использования же в противовес российскому иного иностранного контента — украинского, британского, польского, немецкого и прочего — нужна политическая воля. Это невозможно без изменения картины мира в головах белорусских руководителей.