Любовный треугольник привел к жестокому убийству молодой пары

Стали известны подробности заказного убийства в Минске. Молодые люди сначала жили «шведской семьей», а потом девушки не поделили мужчину.

В Минском городском суде 16 декабря начался процесс по громкому уголовному делу. 27-летняя минчанка не смирилась с тем, что ее парень выбрал другую, и решила отомстить сопернице.

Она наняла хулиганов, которые должны были избить девушку. Заказчица рассчитывала, что пока та будет лежать в больнице, она сможет вернуть возлюбленного. Однако исполнители пошли дальше — они убили и мужчину, и его новую пассию.

«Я жалею только о том, что не позвонила в милицию, — заявила ревнивица в суде. —Тогда бы мне дали менее суровое наказание».

 

Сначала предложил выйти замуж, а потом стали жить «шведской семьей»

На скамье подсудимых три человека. 27-летняя Алина Шульганова не скрывает лицо от камер, ведет себя спокойно. Окончила педагогический колледж. До ареста работала воспитателем в детском саду, до этого — главным специалистом в Ленинской районной организации БРСМ.

Алина Шульганова

На ее странице в соцсетях можно найти милые фотографии животных, кулинарные рецепты и поздравления с праздниками — ничто не выдает в ней расчетливую девушку, которая несколько месяцев планировала преступление. Уже убитый бывший парень Вячеслав до сих пор у нее в «друзьях».

С молодым человеком она познакомилась в торговом центре. Активисты БРСМ проводили там акцию, а Слава работал охранником. Через две недели молодые люди уже познакомились с родителями друг друга и вскоре стали жить в квартире парня.

«Отношения у нас были нормальные, — заявила в суде обвиняемая. — Ну, ругались иногда, конечно, но сглаживали все проблемы. Пока однажды ему не стал кто-то названивать».

Выяснилось, что внимание стала проявлять бывшая девушка Вячеслава Виктория. Однажды Алина вернулась домой, на кухне увидела бокал с губной помадой, а в кровати было перевернуто постельное белье.

«Я поняла, что он кого-то привел, — рассказала Шульганова. — Позвонила маме. Она сказала: изменил один раз, изменит еще раз — собирай вещи. Но я осталась до утра, было уже поздно».

На утро Слава не стал скрывать, что сошелся с бывшей. Но пообещал, что такого больше не повторится. Зимой 2015 года он даже предложил Алине выйти за него замуж. Но подавать заявление в загс не спешил, говорил, что надо, чтобы отношения нормализовались.

Все это время Виктория, по словам подсудимой, звонила ей и требовала бросить Вячеслава:«Говорила, что он принадлежит только ей».

Однажды в июне Алина, вернувшись домой к Славе, застала там и Вику. «Спрашиваю: в чем дело? Он отвечает, мол, это Вика, и она будет жить с нами. Я не поняла, что это вообще такое. Но он сказал, что ей некуда пойти, что это всего на месяц, мол, она нам будет помогать по хозяйству», — вспоминает Алина.

И молодые люди действительно стали жить «шведской семьей». Правда, хватило их примерно на месяц. «Мы распределили с ней обязанности по дому. Иногда даже в магазин вместе ходили. Особых проблем не было», — заявила обвиняемая.

Однако для Виктории, по-видимому, все выглядело не так, потому что она потребовала, чтобы Слава распрощался с «третьей лишней». И молодой человек попросил на выход Алину.

«Он сказал, что будет с Викой. И что я им не нужна. Ну, не нужна, так не нужна. И я собрала вещи. Дома мама сказала, что мне лучше поехать на отдых, потому что состояние у меня было ужасное, я плакала и переживала».

На отдыхе ей неожиданно позвонила соперница. Сообщила, что Вячеслав попал в больницу, и попросила приехать помочь.

«У Славы родители живут за границей. Я им написала, чтобы они связались с Викой. А ей сказала, что пока приехать не могу. Пообещала помочь, когда буду в Беларуси, — заявила подсудимая. — По прилету в Минск я поехала в больницу к Славе. Он сам через маму передал, что меня ждет. Вечером меня по телефону отчитала Вика, мол, какое я вообще имела права к нему приезжать».

После выписки Вячеслав, по словам Алины, приехал к ней домой. И начал жаловаться на Викторию: мол, дома не ночует, ему не помогает. Молодой человек перенес инсульт, и ему нужна была поддержка близкого человека.

«Я поехала с ним помочь ему принять лекарство. Неожиданно вернулась Вика. Слава не хотел ее пускать, она колотила в двери. Тогда он спустил ее с лестницы, но она все равно не успокаивалась, — вспоминает обвиняемая. —Я решила поехать домой, так как обстановка была ненормальная. Вика догнала меня на улице, набросилась. Кричала, что обломает мне ноги. Потом толкнула меня, я упала на клумбу, были ссадины, синяки. Я ничего плохого ей не говорила. Никогда».

Дальше ситуация так продолжаться не могла, поэтому у Алины созрел план.

 

Месяцами ревнивица продумывала, как расправиться с соперницей

По материалам дела, Алина Шульганова впервые задумалась о расправе в сентябре 2015 года. В интернете она нашла так называемого «частного детектива».

«Посмотрела один фильм. Подумала, что мне тоже нужен такой человек. Я хотела, чтобы он нашел компромат на Вику. И показать все это Славе, потому что он сам не мог от нее избавиться», — пояснила девушка.

Славе на тот момент был уже 31 год. Но без посторонней помощи он разобраться не мог, убеждена Алина.

«Детектива я нашла в интернете. Просто написала ему, что у меня такая проблема. Он предложил встретиться, мы все обсудили. Я рассказала все, что знаю про Вику. Он пообещал найти что-нибудь на нее. А если не получится, то при помощи друзей ее поставить. Цена у него была договорная», — пояснила обвиняемая.

За все время знакомства с «детективом» воспитательница детского сада передала ему 1,4 тысячи долларов.

«Откуда такие деньги?» — поинтересовалась прокурор.

«Я откладывала, на отдых», — ответила девушка.

«С зарплаты воспитателя?» — уточнила гособвинитель.

«Нет, с прошлой работы, в БРСМ», — ответила Алина.

Кстати, из союза молодежи ее попросили уйти, когда обнаружилось, что она не справляется с документами. В БРСМ она получала 4 млн рублей, в детском саду — 2,5 млн.

Итак, деньги «детективу» шли, а компромата на Викторию, как говорит Алина, все не поступало.

«Но он нашел что-то, но это было несерьезное. Единственное, рассказал, что квартира принадлежит маме Славы. Я просто знала, что Вика приезжая. Я думала, нет ли у нее корыстного мотива — забрать квартиру в Минске, — пояснила обвиняемая. — Когда выяснилось, что в постель ее затащить не могут, стало понятно, что надо искать другие варианты. Тогда этот детектив написал мне смс, мол, Вика ему уже тоже надоела. Надо отвезти ее подальше, и он знает такие места. Это была его идея, не моя».

По материалам дела, готовилось похищение Виктории. Ее должны были держать связанной без еды и воды. Расчет был, видимо, на то, что Слава обратится за помощью к Алине, ведь после перенесенной болезни ему нужна была помощь.

Однако «детектив» не довел свой план до конца. Похоже, просто развел на деньги ревнивицу. Понимала ли она это?

«Я старалась об этом не думать. Я надеялась, что он поможет мне возобновить отношения со Славой»,— пояснила она в суде.

 

Просила «припугнуть», а молодых людей зверски зарезали

Алина стала искать нового исполнителя. Обратилась к ранее судимому соседу. Рассказала, что бывший парень живет с новой девушкой, которую нужно «обезвредить». 44-летний Александр Жильников согласился помочь и познакомил Шульганову со своим напарником, 23-летним Вячеславом Сухарко. Оба работали на пилораме.

Александр Жильников

Вячеслав Сухарко

Обсудив детали со злоумышленниками, Алина пообещала заплатить за выполненную работу 5 млн рублей (старыми). 2 млн отдала сразу в качестве задатка. Вместе с инструкциями девушка передала все данные о паре: место жительства, фотографии.

До исполнения «заказа» обвиняемые приезжали на место будущего преступления, чтобы все детально спланировать. Так отмечено в обвинении. У Шульгановой своя версия.

Она говорит, что просила новых исполнителей, как и детектива, только об одном: найти компромат на соперницу.

«Ну, я допускала, может быть, мягкие телесные повреждения: ссадины, синяки. Я ведь тоже упала, когда Вика на меня напала, — говорит она. — Но я не думала, что они совершат такое страшное преступление».

Вечером 16 декабря Шульганов и Сухарко приехали в квартиру по улице Алибегова. На встречу с жертвами нанятые мужчины пошли с ножом. В тамбуре выкрутили лампочку, позвонили в дверь. Открыл бывший парень Алины. Обвиняемые долго раздумывать не стали: сразу набросились на жертву, закрывали рот, чтобы никто не услышал криков. Как позже установит экспертиза, мужчине нанесли более 80 ножевых ранений. Скончался он на месте.

После совершения убийства приятели стали быстро искать, что можно вынести из квартиры. Забрали деньги (6,5 млн рублей), одежду, еду и даже обложку от паспорта. Общий ущерб — более 13 млн рублей.

В это время домой вернулась Виктория. Ее постигла та же участь, что и молодого человека. Эксперты зафиксировали на ее теле более 60 ножевых ранений. Судя по тому, что тела убитых нашли спустя несколько дней, соседи не слышали криков. По крайней мере, милицию в ту ночь не вызывали.

Покидая квартиру, злоумышленники прихватили паспорт погибшей девушки. Его показали заказчице в знак подтверждения, что план выполнен. То, что бывшего парня и его девушку исполнители не избили, а убили, они скрывать не стали.

«Я сожалею и раскаиваюсь, что не сообщила в милицию о совершенном преступлении, — заявила Алина в суде. —За это я готова понести наказание».

«А что бы изменилось, если бы вы позвонили в милицию? Ведь людей уже не спасти», — уточнила прокурор.

«Да, их нельзя спасти. Но, может быть, мне бы дали меньшее наказание», — на этих словах обвиняемая впервые расплакалась.

И, кажется, эти слезы были о себе, потому что до этого об обстоятельствах конфликтов и коварном плане она рассказывала спокойно, как будто речь идет о сюжете фильма, а не о реальной жизни.

 

Два убийства — не предел. До этого было еще одно

Милиция задержала злоумышленников на следующий день после обнаружения трупов. В ходе расследования выяснилось, что на их руках еще одно страшное преступление — убийство 59-летнего мужчины в Минском районе.

Из дома погибшего, которому было нанесено более 30 ударов металлическим предметом, злоумышленники вынесли около 10 тысяч долларов. В материалах дела отмечено, что они заранее знали, что у хозяина коттеджа есть крупная сумма денег.

Еще до того, как прокурор начала зачитывать обвинение, Вячеслав Сухарко попросил вывести его из зала суда. «Мне очень стыдно за то, что я совершил, — заявил он. —Прошу рассматривать дело по показаниям, которые я дал ранее».

Однако присутствовать на заседании ему все-таки придется. Молодой человек полностью признал вину. Во время процесса он сидит в капюшоне, с опущенной головой.

Известно, что Сухарко воспитывали бабушка и дедушка. Ранее молодой человек судим не был. Жильникова знал по работе. И хотя разница в возрасте у них больше 20 лет, они были приятелями. Преступления, как следует из обвинения, совершили в состоянии алкогольного опьянения.

Александр Жильников был ранее судим, но вряд ли его можно назвать «уголовником» — судили еще в 90-х за хулиганство и неоконченную кражу. Сейчас Жильников вину признает частично — да, связал Шульганову с Сухарко, да, видел, как тот совершает преступления и не сообщил в милицию, но сам убийства не совершал. Его обвиняют в пособничестве в совершении особо тяжких преступлений.

 

«Смертная казнь для них слишком мягкое наказание»

В суде сегодня выступили потерпевшие — родственники убитых.

Отчим Вячеслава рассказал, что тот был трудным подростком. Семья переехала в Польшу, Слава плохо учился — сказывались проблемы с языком. Несколько раз был осужден — за кражу, драку… В общей сложности за решеткой провел восемь лет. Там присоединился к так называемой субкультуре «бритоголовых», которые выступали за чистоту славянской нации. Сделал себе соответствующие татуировки.

Фото со страницы Вячеслава в социальной сети

«Я не поддерживал его взгляды, — говорит отчим. — Объяснял ему, что все люди равны. Но после выхода на свободу он много осознал. У нас уже не было конфликтов. Его, правда, выслали в Беларусь. Он здесь сначала жил с бабушкой, а когда она умерла, появились эти девушки».

Родители знали, что между Алиной и Викторией был конфликт. Но считали, что Слава взрослый человек, а поэтому сам должен разобраться, с кем ему быть.

«Шульганова угрожала Виктории, что убьет ее. Но никто не воспринимал это всерьез, — говорит потерпевший. — Жена приехала 20 декабря в Минск, увидела в квартире трупы. Я писал Алине, что следователям нужен ее телефон. Так она еще спрашивала у меня, мол, что случилось».

Отчим убитого — юрист, у него свое адвокатское бюро в Варшаве. И он считает, что обвиняемые заслуживают смертной казни.

«Если человек забрал жизнь другого человека, то он заслуживает того же, — заявил потерпевший. — У нас(в Польше, — ред.)нельзя такой приговор, но у вас можно. Я думаю, это будет справедливо».

Такого же мнения придерживается родной брат убитого мужчины в Минском районе. Он также заявил иск о компенсации морального вреда на сумму 1 млрд рублей «старыми» (это около 500 тысяч долларов ).

Такую же сумму запросил и отец убитой Виктории. Однако он считает, что обвиняемые заслуживают другого наказания. «Смертная казнь для них слишком мягкое наказание. Пусть пожизненно сидят в тюрьме», — заявил он.

 

 

Фото Сергея Балая