«Белсат» перезарядят на борьбу с российской пропагандой?

Если телеканал получит достаточное для своего существования финансирование, языковая политика все-таки изменится.

Если телеканал «Белсат» потеряет значительную часть финансирования и будет переведен на русский язык, то массовая белорусская аудитория этого, может быть, и не заметит. Но вот гражданское общество и журналистский цех точно пострадают.

Директор «Белсат» Агнешка Ромашевска-Гузы. Фото Agencja Gazeta

Планы МИД Польши сократить на две трети финансирование «Белсата» и перевести его на русский язык (о чем сообщил 15 декабря польский ресурс wpolityce.pl) взволновали белорусскую общественность.

С одной стороны, «Белсат» с самого начала (10 декабря 2007 года) выходит в эфир под девизом «Первое независимое телевидение в Беларуси», с другой стороны — был и остается подразделением общественного Польского телевидения (Telewizja Polska, TVP), созданным в рамках договора МИД Польши и TVP от 23 апреля 2007 года. Во внутренней структуре TVP телеканал называется TV Białoruś.

И если в плане юридическом «Белсат», существующий в основном на деньги польских налогоплательщиков, практически ничем не отличается от международного польскоязычного телеканала TVP Polonia (также создан по договору МИД Польши и TVP), то реальная белорусская тематика в исполнении белорусских журналистов работала на мечту нашего гражданского общества иметь национальное общественное телевидение.

При этом многие независимо мыслящие белорусские тележурналисты вместо запрета на профессию (все телеканалы в стране прямо или косвенно контролируются правящим режимом) получили возможность работать по европейским журналистским стандартам. Для белорусов появился альтернативный телеканал, на котором могли высказать свою точку зрения те, кого не готовы пускать в белорусский государственный эфир.

Здешние же государственные идеологи, мягко говоря, не приветствовали появление «Белсата». Александр Лукашенко еще до выхода телеканала в эфир, весной 2007 года назвал проект «глупым, бестолковым и недружественным».

До 2016 года сотрудники телеканала работали в Беларуси нелегально, так как не могли получить аккредитацию при МИД, а за работу без нее многие получали штрафы. Перед парламентскими выборами этого года несколько журналистов «Белсата» все-таки получили аккредитацию на пару месяцев в качестве сотрудников TVP.

Потом аккредитацию продлили, и могло сложиться впечатление, что ситуация с присутствием «Белсата» нормализуется — белорусские власти делают вид, что не замечают этот раздражитель, что речь идет не о белорусских, а о польских журналистах. Белсатовцам же и при наличии аккредитации не особо интересно делать материалы о происходящем в государственных органах. Ведь их основная миссия — рассказывать о том, о чем не расскажут государственные СМИ.

На этом фоне появились слухи, что белорусские дипломаты просят польских коллег закрыть «Белсат» и обещают за это пустить в кабельные сети TVP Polonia.

Если так, то искушение для польских политиков, конечно, велико. Ведь Минск предлагает сэкономить более 4 млн долларов (примерная сумма годовых расходов на «Белсат») из денег польских налогоплательщиков и при этом получить канал доступа к белорусской аудитории, к польскому национальному меньшинству в Беларуси (спутниковые антенны проигрывают в конкуренции кабельным сетям там, где такие сети есть).

Вероятно, в предполагаемое пакетное соглашение могло входить еще что-то. Так или иначе, но, судя по всему, польская сторона не решилась на радикальный шаг — речь, как видим, идет теперь не о ликвидации «Белсата», а о сокращении его финансирования на две трети. Впрочем, директор телеканала Агнешка Ромашевска-Гузы в интервью wpolityce.pl и такой вариант расценила как фактическую ликвидацию канала, отметив, что для «Белсата» сокращение и на 10% было бы драматичным.

Ромашевска также заявила о требовании к телеканалу перейти на русскоязычное вещание. Она назвала это неприемлемым, так как белорусский язык всегда был визитной карточкой «Белсата» (следует учесть, что на белорусских государственных телеканалах доминирует русский язык).

Скорее всего, за идеей перевода «Белсата» на русский язык кроется расчет на участие в европейских программах противостояния российской пропаганде — так сказать, надежда на кусочек брюссельского пирога. Польский налогоплательщик уже без малого десять лет несет почти весь груз финансирования «Белсата», и это не первый раз, когда возникали идеи сократить или прекратить благотворительный проект.

Как следует из отчета на сайте «Белсата», кроме польского бюджета телеканал использовал также гранты фондов SIDA (Швеция), Совета министров Северных стран, министерств иностранных дел Норвегии, Нидерландов, Канады, Литвы, правительства Великобритании и Ирландии, Госдепартамента США. Но это было лишь дополнением к польским деньгам.

Во время визита в Минск в мае директор «Белсата» рассказала БелаПАН, что телеканал потерял больше четверти общего объема финансирования. «Мы потеряли финансирование из Западной Европы. У нас было шведское, норвежское, канадское финансирование, сейчас этого нет. Пока неизвестно, как будет выглядеть ситуация с общим финансированием от Евросоюза, потому что пока нет решения. Сейчас финансирование «Белсата» исключительно польское», — отметила Ромашевска.

Между тем появились европейские фонды, готовые финансировать создание русскоязычного контента, так что бухгалтерская мотивация к пересмотру редакционной политики становится вполне понятной. Иное дело, что в очереди за крошками пирога TVP окажется далеко не первым, да и фокус «Белсата» на белорусскую аудиторию тут будет не столько помогать, сколько мешать.

Но если говорить о белорусской аудитории «Белсата», то, как и большинство иновещающих проектов, он не может похвастаться высоким рейтингом. По данным опроса САТИО*, в 2015 году «Белсат» смотрели 1,73% жителей Беларуси.

Самые популярные иностранные телеканалы в Беларуси (если не рассматривать российские) — это Euronews (20,55%) и Eurosport (12,14%). Оба можно смотреть онлайн, но их успех у белорусской аудитории во многом можно объяснить присутствием в кабельных сетях. Раньше к успеху у белорусских зрителей шел и международный русскоязычный телеканал RTVI, но в 2014 году его выбросили из кабельных сетей, и рейтинг потом оказался не лучше, чем у «Белсата».

Агнешка Ромашевска-Гузы не складывает руки и продолжает борьбу за свое детище. Как следует из интервью wpolityce.pl, она предлагает польскому внешнеполитическому ведомству разные варианты, в том числе создание иновещательного телеканала TVP Zagranica по примеру аналогичной радиостанции, ищет средства в международных фондах и даже не исключает, что попытается собирать пожертвования у белорусских телезрителей.

Но и тут на первое место вновь выходит русский язык. «Мы подали заявку в британский фонд, который будет поддерживать вещание на русском языке на территории бывшего СССР», — рассказывает директор «Белсата» в том же интервью.

Поэтому можно предполагать, что если телеканал все-таки получит достаточное для своего существования финансирование (16 декабря на заседании комиссии по международным делам сейма Польши Ромашевска признавалась, что пока нет информации, будет ли финансирование «Белсата» в 2017 году), языковая политика все-таки изменится — либо по воле МИД Польши, либо по желанию международных доноров. Тогда канал или полностью перейдет на русский язык, или станет делать русскоязычные передачи наряду с белорусскоязычными.

Как это скажется на Беларуси? Хештег ‪#‎белсатжыві собрал в социальных сетях множество постов, авторы которых, зрители «Белсата», подчеркивают, например, что не жалеют на его просмотр дорогого мобильного интернет-трафика. В целом публика очень эмоционально реагирует на предполагаемое закрытие телеканала. В Беларуси разворачивается целая общественная кампания в поддержку «Белсата».

Как оказалось, еще в июне были первые сигналы о возможном закрытии «Белсата» и такие известные белорусские общественные деятели, как Светлана Алексиевич, Алесь Беляцкий, Станислав Шушкевич, Николай Статкевич, Жанна Литвина, Александр Милинкевич, Владимир Некляев обращались в польское внешнеполитическое ведомство с просьбой сохранить «нашу защиту от российской телеагрессии».

Сейчас вероятна волна писем в МИД и Сейм Польши, руководству правящей партии «Право и справедливость» с точно таким же призывом. Судьба «Белсата» на сегодня в тумане.

 

* Исследование проведено в период с августа по сентябрь 2015 года.
Метод — личные интервью по месту жительства респондента
(городские населенные пункты от 18000 жителей в возрасте от 18 до 75 лет).
Объем выборочной совокупности — 1499 эффективных интервью.
Максимальная ошибка выборки не превышает 2,5% по совокупности в целом.