Курейчик — Кобякову: надо менять отношение чиновников к отечественному кино

Режиссер Андрей Курейчик написал эмоциональные письма в Администрацию президента и Совет министров о сложностях с прокатом белорусского кино, которые, по его убеждению, создают чиновники Министерства культуры.

В письмах утверждается, что снятая им картина «Party-Zan фильм» столкнулась с дискриминационным отношением. По мнению Курейчика, директор департамента кинематографии Минкульта Ирина Белякова не только не помогает, но и активно мешает прокату белорусского кино.

Чтобы читатели могли ознакомиться с аргументами и претензиями кинорежиссера, приводим текст его письма премьер-министру Беларуси Андрею Кобякову.


 

Уважаемый Андрей Владимирович!

Меня зовут Андрей Владимирович Курейчик. Сегодня мне исполнилось 37 лет, из них 12 лет я профессионально занимаюсь кино и театром.

Мои пьесы поставлены в крупнейших театрах Беларуси, включая все три национальные сцены страны: Янки Купалы, Якуба Коласа и Максима Горького. Будучи молодым человеком, я работал с великими белорусскими режиссерами и актерами: Валерием Николаевичем Раевским, Ростиславом Ивановичем Янковским, Геннадием Михайловичем Гарбуком, Сергеем Борисовичем Журавлем и многими другими выдающимися деятелями белорусского театра.

Я своими текстами представлял нашу страну на подмостках МХТ им. Чехова, академических театров Пушкина, Маяковского в Москве, Леси Украинки в Киеве, десятках сцен в России, Украине, Казахстане, Армении, Польше, Австрии, Великобритании и США. 

В сфере кинематографа также есть чем гордиться: сценарии к 11 полнометражным фильмам и 8 сериалам, снимавшимся в России, Беларуси, Украине, Казахстане и Франции. Мои фильмы собрали более 75 миллионов долларов в прокате СНГ. Многие, как «Ёлки», «Любовь-морковь», «Юленька», стали рекордсменами по сборам и установили новые стандарты производства и проката для рынка СНГ.

Но много работая за рубежом, я всегда и везде говорил, что моей целью была работа в Беларуси и для Беларуси. Я белорусский драматург и режиссер. Я патриот своей страны. Я белорус.

Меня, как и Вас, всегда удручало и расстраивало современное состояние белорусского кинематографа. Уровень аферизма, дилетантизма, откровенного разгильдяйства, лжи и глупости в этой сфере — просто невозможный!

Некомпетентными чиновниками государство было втянуто в откровенные киноаферы: «Код Каина» и «С 8 марта, мужчины!». Потерянными оказались миллионы долларов государственных денег.

«С 8 марта, мужчины!» можно назвать эталонным «кидком» государства Беларусь. Удивительно, что до сих пор никто не понес ответственность за это очевидное преступление с прямым огромным экономическим ущербом. Когда детали этой аферы дойдут до общественности, мне кажется, будет возмущен каждый белорусский налогоплательщик.

К преступлениям добавляется откровенная глупость: зачем было обещать белорусам Егора Кончаловского, если очевидно было, что у страны нет возможности удовлетворить его огромные финансовые запросы? В результате проект «Следы на воде» фактически провален. Зачем было снимать дорогущие сериалы без понимания их дистрибуции? Но главный вопрос: зачем мешать тем, кто действительно старается своими силами возродить белорусский кинематограф и вернуть его в кинотеатры нашей страны?

Вам часто жалуются по поводу тех или иных проблем, которые создают людям нерадивые чиновники, которые забывают свое назначение — служить гражданам и создавать условия для развития экономики. И я — не исключение.

Это жалоба. Это крик души. Это искреннее обращение за помощью и справедливостью.

Сделайте что-нибудь с начальником департамента кинематографии Министерства культуры Ириной Беляковой! Это не чиновник — это катастрофа. Её назначение на должность было ошибкой — она не на своем месте. Первые её шаги показали, что она не понимает сути своей должности — оберегать, продвигать и помогать белорусскому кино.

Мы — маленькое творческое объединение. Мы снимаем в Беларуси зрительское кино. Наша идея проста: снимать о белорусах, для белорусов и силами только белорусов. Национальное кино в его чистейшем виде. За прошлый год гигантский «Беларусьфильм» представил только один фильм. А мы — два: «ГараШ» и «Party-Zan фильм». Мы обошли госконцерн и по сборам в кинотеатрах, и по зрительскому интересу. Оба фильма оказались самоокупаемыми и рентабельными. Это первые в истории независимой Беларуси полнометражные художественные фильмы, которые окупили себя в национальном прокате. При этом не было затрачено ни копейки государственных денег.

Хорошо это или плохо?

Впервые продюсирование в белорусском кино было осуществлено не в форме вытягивания денег у государства с последующим «распилом» и возвращением государству неликвидного продукта, не как субсидирование за госсчет российского кино, а как инвестирование средств с последующим их возвращением через хороший прокат.

Это достойно поддержки Министерства культуры?

Господин премьер-министр, я никогда и нигде не видел, чтобы чиновник Министерства культуры, отвечающий за развитие кино, сознательно вредил прокатной судьбе картины своей страны в условиях паралича отечественного кинопроизводства.

Я не видел, чтобы чиновник так открыто действовал во вред единственной национальной картине в угоду иностранным конкурентам, фактически блокируя импортозамещение (и это в сфере, где импорт составляет 97 процентов).

Я не мог представить, что чиновник, вместо создания максимально благоприятных условий для реализации белорусской продукции, будет фактически срывать прокат, нанося прямой финансовый ущерб национальным кинопроизводителям.

Мы закончили снимать «Party-Zan фильм» в конце сентября 2016 года. Фильм доделывался до самой премьеры в невероятные, почти невозможные сроки на пределе человеческих способностей. Последние правки вносились в последние дни и даже часы перед показами, исправлялись технические и творческие огрехи. Мы подали все документы в Минкульт в обозначенный законом срок, предупредив, что мы в процессе пост-продакшна. Получили прокатное удостоверение и спокойно готовились к прокату, технологически совершенствуя кино.

Ирина Белякова, заступив на должность, осуществила целый ряд атак на белорусское кино. Она выступала против белорусской картины в прессе, обвиняя в излишней рекламе нашего фильма. {…} Она заставила нас заново собрать весь пакет документов и снова нести картину в Минкульт на получение прокатного удостоверения. Нам пришлось показывать зрителям старую, урезанную, с техническими огрехами копию кинокартины, которая «соответствует» старому разрешению. Это была диверсия и против нас, и против зрителя! Нас буквально заставили прокатывать недоделанную версию фильма!

Она не брала телефон, не отвечала на звонки, «переключала» нас на разных сотрудников Минкульта, которые ничего не решали и только разводили руками… Она издевалась над белорусскими кинематографистами как могла, лишь бы минимизировать наши сборы, запугать кинотеатры, чтобы они меньше показывали белорусское кино, а даже когда показывали, чтобы зритель видел худшую версию белорусского кино!

Ей удалось отнять максимальное количество нашего времени и сил на тройное (!!!) получение этого прокатного удостоверения, а также нанести прямой финансовый ущерб. По нашим оценкам, мы недополучили примерно 40 процентов наших сборов из-за козней этого бюрократа. 

При этом наша комедия «Party-Zan фильм» показала прекрасные результаты на старте, лишь на 20 процентов уступив российской картине «Викинг» — главному новогоднему фильму России, с бюджетом в 20 миллионов долларов (в 500 раз больше, чем у нас), который выходил в гораздо большем количестве залов по всей стране. Но второй уикенд у нас «украл» Минкульт.

Куда ушли эти деньги? В карманы иностранных конкурентов! В валюту и за границу!

При этом возмущает несправедливое и тенденциозное отношение именно к белорусскому фильму в получении прокатного удостоверения!

Ни для кого не секрет, что прокатное удостоверение для проката носит абсолютно формальное значение и для иностранных фильмов делается за несколько часов. Никто никаких DVD никогда не носит. Нет в Минкульте ни одного DVD голливудской или российской картины! Просмотр осуществляется в день премьеры. А многие прокатные удостоверения делаются задним числом.

На показ белорусского фильма чиновники приходить отказываются! Трижды Ирина Белякова приглашалась прийти и посмотреть фильм на предпоказы и премьеры. Ни разу не пришла!

Мы, белорусские кинематографисты, не просим денег, не просим преференций (хотя 100-процентный импорт в кинотеатрах с последующим многомиллионным выводом валюты — это позор Минкульта), мы готовы сами искать бюджеты, снимать, конкурировать с иностранцами, прокатывать, реинвестировать деньги в новые фильмы — мы просим только одно, не мешать! Не создавать невыносимых условий и препон в интересах иностранцев! Просим объективного, честного и главное равного отношения к белорусским и иностранным фильмам! Неужели так сложно Минкульту — поддержать белорусское?

К огромному сожалению, многие эти вопросы сводятся к кадрам. Ирина Белякова, по моему мнению, — худший из госслужащих, которые занимались вопросами кино, за то время, которое я работаю в этой сфере. Более хамского, уничижительного, неуважительного отношения к людям, которые создают национальный кинематограф и по сути в одиночку бьются за то, чтобы прокатные деньги оставались в стране, я не видел.

И на прежнем месте работы Ирина Белякова показала себя с наихудшей стороны. Возглавляя Могилевский кинопрокат, она довела госпредприятие почти до банкротства. Бездумные предварительные валютные выплаты иностранцам за фильмы (Как можно было выплатить 750 тысяч российских рублей вперед за фильм «Агенты А.Н.К.Л»? А таких договоров были десятки (!!!) ежегодно), которые потом столько не собирали в Могилевской области, привели к огромным долгам и убыткам могилевского проката. Под ее руководством предприятие проиграло целый ряд судов дистрибуторам, и Могилевский кинопрокат до сих пор «расхлебывает» результаты ее руководства. А могилевский зритель лишился более 20 премьер! Все это красноречиво описано в письмах Могилевского областного исполнительного комитета по поводу ее работы, которые я прилагаю, и в решениях судов.

{…} В то же время ее отношение к белорусскому кино было крайне негативным. Могилевская область была единственным регионом Беларуси, где не показывался наш фильм «ГараШ». Ирина Белякова уже тогда отказала белорусскому кино в прокате. Не исключено, что с ее подачи только в Могилевской области в отличие от всех областей не показывают сейчас и «Party-Zan фильм».

Как человек, который так относится к белорусскому кино, может назначаться главой белорусской кинематографии?

Мы хотим дальше снимать и прокатывать белорусское кино, отвоевывать рынок у импорта. Мы просим поменять отношение чиновников Министерства культуры к отечественному кино. Просим, чтобы и иностранцы, и белорусы получали прокатное удостоверение одинаково: за один день в день премьеры. Чтобы чиновники не занимались черным пиаром, не гадили и не делали подлости в отношении белорусского кино. Не мешали, а помогали его максимальному распространению в кинотеатрах. Приходили на премьеры. Занимались популяризацией белорусских фильмов. При любых проблемах — старались разрешить их в интересах национального производителя и белорусского зрителя! Гордились бы теми, кто делает кино без копейки бюджетных средств! И не делали бы экономических диверсий! Не подрывали прокат! Возможно ли это?

Ведь наша цель одна — возрождение белорусского кинематографа. Чтобы в белорусских кинотеатрах каждый год было больше отечественной продукции. Чтобы мы так критически не зависели от импорта в этой сфере, ведь каждый украденный сеанс у белорусского кино — это подарок иностранному продюсеру. Это выведенные из страны валюта и средства граждан! Чтобы деньги белорусов оставались в стране и работали на свой кинематограф.

Как это объяснить Ирине Анатольевне Беляковой?