Беларусь исчерпала ресурс пассивного миротворчества

Получив некоторые дивиденды на Западе в результате занятия относительно нейтральной позиции в российско-украинском конфликте, белорусские власти пытаются развить успех.

На снимке — глава МИД Беларуси Владимир Макей и представитель ОБСЕ в трехсторонней контактной группе по Украине Мартин Сайдик. Фото: Сергей Сацюк

 

Переговоры по Донбассу перестали приносить Беларуси дивиденды

16 января в Минске возобновились переговоры контактной группы по Украине. В собственно переговорном процессе Беларусь, как известно, участия не принимает. Предоставление площадки для переговоров и обеспечение их участников надлежащим количеством кофе, безусловно, играет определенную роль, однако это все же трудновато рассматривать как весомый вклад в разрешение проблемы востока Украины.

То есть если под активным миротворчеством понимать реальное, а не вербальное, побуждение противников к миру, в том числе использование вооруженных сил для их разведения, то действия Минска можно назвать миротворчеством пассивным.

Тем не менее, белорусское руководство пытается формировать имидж весьма энергичного миротворца.

К тому же нельзя отрицать, что поначалу оно действительно выражало готовность к более активным действиям. Так, 2 октября 2014 года Александр Лукашенко заметил: «Если нужно (…), то я готов был бы использовать и свои вооруженные силы для того, чтобы развести конфликтующие стороны».

Внешнеполитическое ведомство Украины с этим предложением не согласилось, и в январе 2015-го на встрече с представителями белорусских и зарубежных СМИ Лукашенко отметил, что «мы не рвались в миротворцы. Я никого не собираюсь мирить, если нас об этом не просят».

Впрочем, уже через три недели появилась новая инициатива: «Мы готовы не просто быть посредником, а достойно прекратить этот конфликт в районе Дебальцево и вывести всех военнослужащих Украины оттуда под наши гарантии, что они больше никогда воевать не будут». Однако она также поддержки не получила.

Наконец, 17 ноября прошлого года белорусский лидер сообщил о готовности приложить все усилия для достижения мира в Украине — вплоть до организации местных выборов.

Однако наши южные соседи под предлогом, что этим вопросом в странах ОБСЕ уже занимается Бюро по демократическим институтам и правам человека, отвергли и эту идею. Судя по всему, в Киеве все же считают, что белорусские власти занимают не совсем нейтральную позицию.

В подтверждение своих сомнений Киев ссылается на недавнюю попытку Беларуси заблокировать принятие в ООН резолюции, осуждающей положение с правами человека в Крыму.

Соответственно, можно отметить некоторое охлаждение в белорусско-украинских отношениях.

 

Перспективы «минского процесса» туманны

Несмотря на это, официальный Минск по-прежнему определяет нашу страну как донора региональной безопасности, потому что она, по словам министра иностранных дел Владимира Макея,«не только не представляет угрозы кому-либо, но и участвует в решении самых сложных конфликтов в соседних государствах».

В течение последних полутора лет этот тезис постоянно озвучивается, в том числе на самом высоком уровне. И, надо сказать, временами находит поддержку как в моральном, так и в материальном плане. Дорогого стоит, например, высказывание папы римского Франциска на встрече с Лукашенко: «Минск может быть местом мира».

Что же касается прагматичных аспектов, то здесь можно отметить заметное улучшение взаимодействия с Евросоюзом и Соединенными Штатами, включая экономический компонент.

Не очень, правда, понятно, в чем упомянутое донорство конкретно выражается. К тому же провозглашаемый статус может быть утрачен в случае прекращения минских переговоров, что не исключено, поскольку соглашения фактически не работают.

А потому намерение белорусского руководства продолжать ковать железо, пока горячо, выглядит абсолютно логичным. Речь идет о недавнем выдвижении новой, гораздо более глобальной инициативы.

21 ноября на встрече с делегацией Комитета по политике и безопасности Совета ЕС Лукашенко сказал: «В свое время для разрядки в отношениях между Западом и Востоком потребовался Хельсинкский процесс, который в итоге привел к созданию ОБСЕ. Давайте, чтобы улучшить атмосферу взаимоотношений государств, подумаем об обновлении Хельсинкского процесса и попробуем запустить миротворческий процесс, возможно, «минский процесс».

Две недели спустя на заседании Совета министров иностранных дел ОБСЕ в Гамбурге Макей развил эту идею, предложив организовать в Беларуси соответствующие консультации международного экспертного сообщества.

Евросоюз устами главы своего представительства в Беларуси Андреа Викторин отреагировал осторожно: «Как только мы получим больше информации, то все 28 стран-членов ЕС обсудят эту инициативу и примут решение». Так что пока сложно предсказать, насколько благоприятны перспективы этого предложения.

Хотя если оно принято не будет, у Минска наверняка найдется еще несколько в таком же роде. В свете ряда сложностей на российском направлении сохранить и тем более улучшить отношения с Западом для белорусского руководства крайне важно.