«Зачем так унижать людей?» В Речице тоже собирают подписи против декрета № 3

За отмену декрета «о тунеядстве» подписываются практически все, к кому подходили, отказывались единицы.

Жительница Речицы Елена Цыбульская, как и тысячи ее земляков, была признана государством «тунеядцем». Елена по собственной инициативе решила организовать в райцентре сбор подписей с требованием отмены «антинародного» декрета № 3.

Связалась с единомышленниками из Гомеля, распечатала бланки и пошла по райцентру заполнять пустые графы фамилиями, адресами и автографами. Ей помогла подруга и пару парней, которые отозвались в «ВКонтакте».

Наиболее активно подписывались в первый день сбора индивидуальные предприниматели, торгующие на местных рынках — более 200 подписей.

«Предприниматели в прошлом году поняли, как важна солидарность между людьми, когда боролись за отмену указа о сертификации товара, и поэтому подписывались все без исключения. Они понимают, что сегодня работаешь, а завтра станешь «тунеядцем», — говорит Елена.

Корреспондент Naviny.by прошлась с Еленой по дворам, магазинам, вокзалам — материализовали в бланках 66 подписей, оценили настроения людей. Подписывались за отмену декрета № 3 практически все, к кому подходила Елена, отказывались единицы.

 

Несправедливость

Екатерина работает в магазине Second Hand и в связи с декретом № 3 чаще всего употребляет слово «несправедливость».

«Это унижение чести и достоинства людей, которых загонят в рабство, чтобы работали за копейки и оставались там, это несправедливо. О чем вообще разговор, когда это нарушение Конституции, нарушение прав человека? Нигде в мире такого нет. Наоборот, людям помогают, если они не работают», — возмущена девушка.

Она думает, что декрет можно отменить, только не надо молчать, «и так народ уже по поводу всего молчит, а это уже предел». «Если декрет не отменят — придумают еще что-то, что ты замуж не вышла или что у тебя один ребенок, а не два. Вообще в этом декрете дело, это глобальная проблема»,— уверена продавец. 

 

Обида

Светлану с мужем мы встретили на вокзале, они ждали автобус в свою деревню. Молодая пара воспитывает двоих детей.

«Я получила извещение. У меня двое детей, они ходят в садик, значит, я должна платить. Я не буду платить, кому и за что? За то, что я занимаюсь своими детьми? У меня муж работает, я никому ничего не должна, не обязана. Ничего. Это мое право — работать или нет. Я ни у кого ничего не брала. В деревне многим пришли извещения, а у нас работы нет», — злится молодая мать и охотно ставит подпись.

 

Долг

Сергею 55 лет, и он — за декрет № 3, потому что «люди должны работать».

«Должны работать и обеспечивать своих детей. Я вот работаю, а если уволят — я работу найду. А если матери с детьми — пусть отец работает. Я понимаю так — если дети больные, то пусть мать сидит дома с ними, а если она трудоспособная — она должна работать», — объяснил мужчина.

Галина Александровна считает, «декрет будет лишней возможностью, лишним козырем, чтобы помочь молодым устроиться». «Если не могут устроиться — пусть пишут жалобы в Комитет по труду и социальной защите, что им отказывают в работе. Декрет о тунеядстве должен существовать, как альтернатива, как антагонизм закону о трудоустройстве, о конституционном праве каждого человека на труд», — продемонстрировала жительница райцентра кашу в голове.

Ее землячка рассказывает нам, что декрет № 3 должен существовать, потому что дети в садике получают бесплатное питание, а за семь дней «набегает круглая сумма, и почему государство должно платить за всё?»

 

Надежда

Продавцы в привокзальном буфете охотно подписываются за отмену декрета. Они говорят, что завтра, скорее всего, пополнят ряды «тунеядцев», так как работать стало«невозможно».

«И устроиться некуда, в вакансиях — только мужские специальности, даже уборщицей не устроиться. Мы думаем, что сбор подписей поможет отменить декрет. Надежда есть. Пусть она умирает последней, но она есть. Надеяться надо», — советует продавец Елена.

С готовностью подписываться продавцы в небольшом магазине, который закрывается, потому что «потенциальные тунеядцы». Пенсионерка, работающая в киоске, также за отмену декрета, потому что ее зятю пришло извещение. «А он в аспирантуре учится, пошел и заплатил, потому что за границу не пустили бы», — замечает жительница райцентра.

 

Пессимизм

Не понимают смысла декрета, когда в райцентре нет работы, и подписываются без слов продавцы продуктового магазина.

Помогут ли собранные подписи отменить декрет? «Маловероятно. Это от президента только зависит, а кто на него может повлиять — мы не знаем», — качают головами женщины.

Молодой человек Борис солидарен с продавцами: «Не поможет сбор подписей, ничего уже не получится, но как-то бороться надо».

Прохожий средних лет подпись ставит сразу, но уточняет: «А не посадят за это?».

 

Гнев

На вокзале встречаем Сергея. У молодого человека двое детей, и они с женой ждут третьего. А папа — «тунеядец». Житель райцентра сильно возмущен.

«Езжу на Россию, на Север, зарабатываю, стараюсь, а тут извещение. Я не ходил его получать, и не буду платить. Я не знаю, к чему это. Наверное, будет война, мы к этому идем. Зачем так щемить людей?» — он говорит громко, так, что пассажиры на соседних креслах испуганно оглядываются.

Они отказались подписываться, глядя друг на друга и объясняя, что «мы не можем, мы все из одной организации».

Тем временем Сергей говорит, что готов сидеть 15 суток.

«Дай им Бог здоровья, тем, кто писал такой декрет, пусть это будет на их совести. Они говорят о бесплатной медицине, а где она? Знакомая рассказывала — мужу нужно лечь в больницу на операцию, ему сказали на работе: увольняйся, а потом ложись в больницу. Это нормально? Президент берет везде кредиты, а нам что с этого? Может, он создал завод за те деньги или рабочие места для нас? Они себе дома построили за границей, если что — смотаются за рубеж, а вы тут как хотите», — кипятится молодой человек.

 

Смелость

Елена Цыбульская показывает итог двухчасового забега по Речице — 66 подписей. Всего уже 550.

«Очень редко попадались люди, которые не хотели подписываться. Те, кто нормально пристроен — им плевать на остальных, хотя они не понимают, что и их может завтра коснуться декрет. Людям не хватает смелости, каждый сам за себя и о себе только думает. Я вижу, что абсолютное большинство все же против декрета. Только поможет ли его отменить сбор подписей — честно, не знаю», — отмечает Елена.