Беларусь — Россия: граница будет на замке?

Москва вводит погранзону. Минск будет вынужден отвечать симметрично.

Решение Федеральной службы безопасности (ФСБ) России ввести Москва спешит погасить тревоги белорусов: мол, для вас ничего не меняется, можете ехать к нам, как обычно, с паспортом — и все дела.

Фото pravda32.ru

Меру объясняют желанием отлавливать всяких злоумышленников из третьих стран. Риск проникновения которых, мол, увеличился в связи с недавним указом Александра Лукашенко о пятидневном безвизовом режиме для граждан 80 стран.

Но если покопаться в деталях, то эта мотивация не прокатывает.

 

Бортников сделал ход первым

Российскую сторону «немножко настораживает этот указ о безвизовом въезде в национальный аэропорт граждан 80 стран», пояснил в комментарии Sputnik.by посол России Александр Суриков. Он также напомнил, что «ИГИЛ никуда не делся».

Но нашумевший указ Лукашенко о безвизе был подписан 9 января, а три приказа об установлении пределов пограничной зоны на территории Псковской, Смоленской и Брянской областей директор ФСБ Александр Бортников подписал — внимание! — еще 29 декабря. Просто эти документы оказались бомбой замедленного действия, которая взорвалась лишь месяц спустя — после того как они были опубликованы на российском портале правовой информации.

Вы скажете: так Минск же информировал Москву, что указ о безвизе готовится. Это верно. Но, во-первых, Лукашенко мог и передумать. Во-вторых, а почему российская сторона не была столь же любезна и не сообщила о приказах Бортникова хотя бы сразу после их подписания?

«…Вопреки всем существующим договоренностям, регулирующим охрану государственных границ двух стран и порядок их пересечения, российская сторона приняла решение об установлении пограничной зоны на границе с Беларусью без предварительного уведомления», — отмечает в комментарии на сайте белорусского МИДа начальник отдела пресс-службы этого ведомства Мария Ваньшина.

Для белорусских пограничников решение Москвы тоже стало сюрпризом. Подчеркнем, что они тщательно проверяют всех, кто прибывает в национальный аэропорт «Минск» (только на таких гостей будет распространяться безвиз), по двум базам данным (своей и российской), так что мышь не проскочит.

К тому же у Беларуси давно безвизовый режим, например, с Грузией, Украиной — странами, с которыми у России, мягко говоря, не лучшие отношения. И как-то все утрясалось. А тут вдруг Москву так испугал указ союзника, рассчитанный прежде всего на то, чтобы заманить богатых, респектабельных гостей с Запада (другой вопрос, хлынут ли они, но уж нищие из третьего мира точно не хлынут).

В общем, крепнет подозрение, что не здесь собака зарыта.

 

Погранично-визовые трения начались не вчера

«К сожалению, это не первый подобный случай. Схожая ситуация произошла в начале 2016 года, когда Россия фактически начала вводить ограничения на въезд граждан третьих стран через границу Беларуси и России», — напоминает Ваньшина.

Действительно, это тоже стало неприятным сюрпризом как для европейцев, ехавших в Россию через Беларусь, так и для самих белорусов, получавших от этого транзита доход. Иностранцев заставили объезжать нашу страну, мотивируя тем, что на белорусско-российской границе нет международных пунктов пропуска. Вот те на! А зачем тогда городили огород с Союзным государством, единой миграционной картой?

«Если иностранный гражданин имеет соответствующую миграционную карту единого образца, которую Беларусь и Россия вводили еще в 2003 году для формирования общего миграционного пространства, имеет визу России, прошел контроль по всем системам, то какая разница, через какой пункт пропуска он приехал на государственную границу?» — заявил на днях в интервью ТАСС начальник департамента по гражданству и миграции МВД Беларуси Алексей Бегун.

Российский же министр иностранных дел Сергей Лавров в ноябре прошлого года прокомментировал эти заморочки с иностранцами так: «Мы давно продвигаем идею единого визового пространства. (…) Единое визовое пространство должно, конечно, снять эти проблемы».

Но идея единой визовой политики (когда, по словам Лаврова, «у нас будет на сто процентов скоординировано, кому выдавать, а кому не выдавать визу»), похоже, не вызывает восторга у белорусских властей, представляется им ущемлением суверенитета.

Независимые белорусские комментаторы рассуждают на этот счет без излишней дипломатичности: мало ли с кем еще Россия поссорится, а мы будем вынуждены автоматом объявлять ее врагов персонами нон грата и у себя.

 

Один из симптомов многослойного кризиса

Нетрудно сделать вывод, что по ряду вопросов интересы союзников серьезно расходятся, а недоверие между ними нарастает. Нынешнее «пограничное обострение» выглядит одним из проявлений многослойного системного кризиса двусторонних отношений.

С начала прошлого года развивается нефтегазовый конфликт. Возглавляемый Сергеем Данквертом Россельхознадзор тормозит на той же границе фуры с белорусскими продуктами («У нас, если даже все будет нормально, такие деятели, как Данкверт и прочие, оплюют, оболгут и обгадят…» — так эмоционально обрисовал свое видение этой коллизии Лукашенко). Россия задержала транш евразийского кредита (это вдобавок к тому, что урезала поставки нефти).

Стороны обмениваются ударами и на информационном фронте. Свежий вброс (отметился, к слову, небезызвестный Регнум) — якобы Минск намерен выйти из интеграционных структур — сегодня были вынуждены опровергать белорусские дипломаты.

И это наслоение конфликтов не объяснишь лишь стечением плохих обстоятельств. Подоплека в том, что Москва стала скупее дозировать экономическую поддержку и жестче требовать взамен уступок, в том числе политических. Лукашенко же не хочет портить нормализацию с Западом и потому, в частности, резко, вызывающе отказался от размещения российской авиабазы. Усиление военного присутствия Москвы в Беларуси рассматривается и как угроза самому режиму.

В общем, коса нашла на камень.

 

Погранзона как символ недоверия

Что дальше? Хотя белорусский МИД призывает не драматизировать ситуацию с установлением Россией погранзоны, руководитель аналитического проекта Belarus Security Blog Андрей Поротников считает, что «это та ситуация, когда следующим логичным шагом будет полноценная граница».

«Если процесс будет запущен, то остановить его будет тяжело и дорого», — подчеркнул аналитик в комментарии для Naviny.by.

По его мнению, у Беларуси нет другого варианта, кроме как отвечать симметрично, зеркально, разве что выдерживая паузу, чтобы показать: не мы здесь инициаторы.

«Если россияне выйдут на так называемую зеленую границу (вне дорог. — ред.), то через некоторое время там начнут появляться и наши», — отметил собеседник.

Кроме всего прочего, введение погранзоны — один из символических факторов, которые говорят о недоверии России к союзнику, планах уменьшать его финансово-экономическую поддержку, полагает эксперт. По его словам, россияне как бы говорят: вы только одна из соседних стран и никакими преимуществами пользоваться не будете.

Во всяком случае, условия субсидирования станут жестче и, вероятно, будут связаны с политическими моментами, прогнозирует аналитик. «Есть на столе у Лукашенко ожидания Москвы, и выполнение этих требований откроет дверь для возможной российской поддержки», — предполагает Поротников.

 

Придется вкапывать полосатые столбы?

Тем временем Дмитрий Песков, пресс-секретарь Владимира Путина, сообщил «Известиям», что планируется встреча президентов Беларуси и России, в ее повестке — вопрос энергетического сотрудничества. Предположительно встреча может состояться 9 февраля на заседании Высшего госсовета Союзного государства. Но это информация лишь из российских источников, Минск молчит.

Здесь стоит вспомнить, что последние переговоры Лукашенко с Путиным 22 ноября в Москве, судя по гробовому молчанию постфактум, закончились с нулевым результатом. А потом белорусский президент демонстративно проигнорировал саммиты ЕАЭС и ОДКБ 26 декабря в Санкт-Петербурге.

Возможно, теперь Москва посчитала, что Лукашенко созрел для ее условий (размещения авиабазы?). Но у самого Лукашенко может быть иное мнение. Для него сейчас сдаться означает потерять лицо.

Пока же мы видим, что кризис интеграции крепчает, перекидывается на новые сферы. Лукашенко патетично заговорил об угрозах независимости и попытках город летят камни.

А недавнее высказывание белорусского президента о том, что «нам независимость очень дешево досталась: все народы воевали, сегодня воюет наша братская Украина», лишь подлило масла в огонь. Российские комментаторы назвали это недружественным выпадом, грязной политической игрой и даже «пособничеством врагу».

В принципе, это все, что нужно знать о сегодняшнем дне «братской интеграции», некогда начатой выспренними тостами с разбиванием чарок в Кремле. Наступило тяжелое и долгое похмелье.

Да, и еще на заре интеграции, в 1995-м, Лукашенко с тогдашним российским премьером Виктором Черномырдиным торжественно выкопали под Смоленском символический пограничный столб. Как бы не пришлось теперь вкапывать.

Стоит добавить, что, по мнению внутренних оппонентов белорусского режима, нормальную границу с Россией следовало установить давно и это было бы только на пользу Беларуси. Но это уже отдельная тема.