«Смотри, Батька — рога-то обломают!» Российские СМИ о спиче Лукашенко

Пятничный «Большой разговор» Александра Лукашенко вызвал немалый интерес не только в Беларуси, но и у наших восточных соседей. Это и неудивительно, ведь официальный белорусский лидер достаточно уделил внимания двусторонним отношениям.

 

«Теперь нам может дерзить в лицо Лукашенко»

Манера Александра Лукашенко — обострять кризис до крайности, добиваясь уступок в тарифах, но теперь на эту манеру наложилась новая реальность, сказал «Дождю» политолог Глеб Павловский.

По его словам, «в одиозном мире Лукашенко перестал быть одиозным, мир стал странным, а поле игры [для белорусского президента] расширилось», — считает политолог.

«Россия настолько заигралась в украинскую модель сдерживания Запада, что теперь нам может дерзить в лицо Лукашенко, — считает он, — Мы превратились в идеальное пугало, мишень для изолирующей политики, Лукашенко на этом и играет».

Это обострение отношений между странами — самое сильное за всю историю, считает политолог Валерий Соловей.

«Россия долгое время сквозь пальцы смотрела на флирт Лукашенко с Западом, но сейчас цель — показать ему, что есть флажки, за которые заступать не стоит, иначе последует жесткая реакция», — считает эксперт.

Он не исключает, что реакцией может быть даже смена белорусского руководства. «Российские связи в КГБ и военных ведомствах Беларуси позволяют рассуждать о «дворцовом перевороте». Лукашенко это понимает и сейчас отступает — конфликт, скорее всего, завершится обоюдным компромиссом, но осадок останется», — резюмировал Соловей.

 

«Никакого конфликта Лукашенко с Кремлем нет»

Депутат Госдумы от «Единой России» Константин Затулин напомнил РБК, что «испытательный период» в российско-белорусских отношениях начался в 2014 году, когда Россия оказалась под санкциями, а белорусское руководство решило, что можно усилить давление на Россию, «выбивая тем самым себе преференции в экономическом плане».

Парламентарий напомнил, что Лукашенко не признал присоединения Крыма и публично заявлял «об угрозах русского мира».

Впрочем, полагает он, таким образом понравиться западным партнерам белорусскому лидеру не удастся: «На Западе он мил никогда не будет».

В свою очередь, заместитель директора Института стран СНГ Владимир Жарихин, говорит, что никакого конфликта Лукашенко с Кремлем нет, а есть «ежегодная доза острых заявлений от Александра Григорьевича, которая обычно предшествует переговорам по поводу стоимости нефти и газа для Беларуси».

По его словам, выступления Лукашенко — «стандартный ход»: «Он возбуждает российскую общественность, после чего приезжает в Россию и выбивает удовлетворяющие его цены на энергоносители, а также очередную реструктуризацию долгов».

 

«Лукашенко потерял ощущение реальности»

«Не слишком ли дерзкие заявления для президента страны, которая в экономическом плане полностью зависит от России? — задается вопросом на сайте news-front.info Андрей Князев. — Лукашенко, как мне кажется в последнее время «потерял ощущение реальности» и возомнил, себя этаким «самодержцем всея Беларуси», которому все можно».

Он предупреждает, что Батьке стоит помнить, что «Россия и не таким «самодежцам» рога обламывала!»

На том же ресурсе Павел Шипилин пишет, что Александр Лукашенко по разным причинам, среди которых не последнее место занимают его личные амбиции, на воссоединение с Россией никогда не пойдет.

«Для меня осознание этого факта звучит как приговор. И поэтому его претензии — нарушение договоров, обманы, суды и прочую чушь я не воспринимаю. Потому что он говорит о двух разных государствах», — отмечает автор.

По его мнению, если белорусы хотят жить отдельно, пусть живут, но тогда Россия должна выстраивать с ними отношения как с чужими — с границей, контрактами по разным поводам, разной валютой и властью.

«Но если мы свои, — милости просим домой. Примем, как родных. Потому что белорусы нам родные и есть», — резюмировал Шипилин.

 

«У России большое сердце. Даже к предателям»

Политолог Юрий Баранчик на сайте regnum.ru высказал мнение, что пресс-конференция главы белорусского государства оставила «грустное впечатление».

Он отмечает, что накануне «Большого разговора» чуть ли не из каждого «ФМ-утюга» разного рода эксперты обвиняли ИА REGNUM в том, что информация одного из источников агентства о готовности Беларуси к выходу из ЕАЭС и ОДКБ — недостоверна.

«Как показала пресс-конференция белорусского лидера и ответная, в тот же день реакция Москвы, данный сценарий, к сожалению, для белорусских граждан, весьма и весьма близок к реальности. Просто если руководство республики делает такой выбор, то он уже будет проходить не по минскому, а по московскому сценарию — без «воя и воплей»», — считает Баранчик.

Он говорит, что «Москва слезам не верит»: «Как Украина, расплевываясь со своим прошлым, рано или поздно потеряет всё, что она получила в советскую эпоху, так завершится и эпоха Лукашенко в случае выхода Беларуси из Союзного и Евразийского проектов. Не понимать это не может только слепой».

Баранчик убежден, что даже слепой теперь видит холодную решимость Кремля: у России большое сердце. «Даже к предателям нашего общего священного прошлого и наших общих героев. Но не всегда», — резюмировал политолог.

 

«Демаршей не может быть в принципе»

«Судя по тому, что близкие отношения для Лукашенко — это возможность ругаться и ссориться, апокалиптичные заявления некоторых экспертов о том, что «Беларусь уходит на Запад», пока что не имеют под собой серьезного обоснования», — пишет Антон Крылов в деловой газете «Взгляд».

Однако, отмечает автор, Минску пора определиться: если Беларусь — это абсолютно независимая страна, то вопросы стоимости нефти и газа, а также допуска на российский рынок должны решаться на общих основаниях.

«Если же у нас Союзное государство, то демаршей вроде односторонней отмены виз с третьими странами или выдачи российского гражданина третьим странам не может быть в принципе», — подчеркнул автор.

 

Не те коровы, не те бараны

В эфире радиостанции «Эхо Москвы» политолог Дмитрий Травин отметил, что Лукашенко занимается торгом:

«Он политик опытный. Немножко странный, конечно, но сколько лет он уже там у руля. Конечно, он торгуется с Россией. Время от времени говорит: «Ах, так! Вот я сейчас в Европу уйду…». Пытается улучшить имидж в Европе. Европа тоже так подумывает, что, конечно, неплохо было бы назло Путину Батьку к себе привлечь. Но по большому счету каких-то очень серьезных сдвигов, какого-то серьезного разрыва Беларуси с Россией нет».

«С утра Батька выступил сказал что-то о том, что у нас [в России] министр один неправильный, а у них [в Беларуси] коровы неправильные в Минской области оказались тут же — вот мы новости слышали. Вот у нас — министр, у них — коровы. Завтра Батька еще что-нибудь скажет — у них там еще бараны будут какие-нибудь не такие», — отметил политолог.

А дальше, по его словам, начинается торг, в ходе которого коровы выздоравливают, министры исправляются и на чем-то сторговываются на этом деле.

«Уже неоднократно так бывало», — напомнил Травин.

 

«Лукашенко хочет полной капитуляции Москвы»

Белорусский лидер не сказал ничего необычного, заявил в разговоре с openrussia.org  доцент факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ Андрей Суздальцев.

По словам эксперта, Лукашенко хочет показать, что Путин, в его понимании, не держит своих слов: «Разговор, на самом деле, шел вокруг вполне конкретных вещей. Лукашенко хочет поставок нефти, снижения платы за газ — тут он даже намекнул, что кто-то в российском руководстве занимает слишком выгодную для Газпрома позицию и хочет отменить пограничный контроль. Естественно, по мнению президента Беларуси, во всем кругом виновата Москва».

Как считает Суздальцев, Лукашенко встревожен: белорусский президент всегда считал, что владеет республикой, с интересами которой в Кремле считаются, а это оказалось не всегда так. «Сейчас он хочет полной капитуляции Москвы по ключевым вопросам», — резюмирует эксперт.