Беларусь on/off. «Когда вернулся из Польши, никто не сказал, что я лузер»

История белорусского поляка, который шесть лет прожил в Кракове, но решил вернуться на родину.

Редактор гродненского сайта Алексей Шота вырос в польской семье, окончил польскую школу и польский университет. Шесть лет он прожил в Кракове, но решил вернуться на родину.

«В Беларуси жизнь — приключение, — говорит он. — Здесь каждый день выживаешь. Новости читаешь и думаешь: ну, всё, большего бреда уже не придумают. На следующий день читаешь и понимаешь: черт, все-таки может быть еще хуже! В общем, Беларусь — это страна, которая может удивить». 

 

«У нас целыми классами уезжали в Польшу»

Я воспитывался в достаточно традиционной польской семье, потом пошел в польскую школу. И, конечно, логично было, что я поступал в Польше. Тогда целыми классами уезжали. Из моих одноклассников, может, человек пять здесь остались, остальные за границей.

Мы могли поступать по специальной программе, которая гарантировала довольно приличную стипендию. Экзамены мне показались даже проще, чем белорусское ЦТ. В итоге я оказался в Кракове, в Ягеллонском университете.

Хотел поступать на журналистику, но тогда набора на эту специальность для поляков из Беларуси не было, поэтому пришлось пойти на политологию.

В принципе, на четвертом-пятом курсе я мог выбрать журналистику как специализацию, но я еще на третьем курсе понял, что на политологии журналистику преподают неудачники, которые не смогли задержаться в профессии, их просто выгнали с местного телевидения. В общем, хорошие журналисты занимаются своим делом, а плохие — учат студентов.

 

«В Польше тоже списывают на экзаменах»

У польских студентов до 26 лет бесплатная медицинская страховка. Это правило распространялось и на меня, поскольку я учился по специальной программе. Других привилегий для нас, как представителей, так сказать, диаспоры, не было. Общежитие дают всем иностранным студентам вне очереди. Разве что первое время иностранцам делают небольшие поблажки на экзаменах. Считается, что человеку нужно больше времени, чтобы адаптироваться, выучить язык. Поэтому можно сдавать письменно, например.

Вместе со мной учился одноклассник. У нас был идеальный польский язык, без акцента. Так что несколько недель однокурсники даже не догадывались, что мы приехали из Беларуси. Когда узнали, были в шоке. Спрашивали, как вы так круто разговариваете. Ну, так годы тренировок! Поэтому я лично не ощущал, что ко мне относятся как-то особенно. Иностранцем я себя чувствовал только на границе, когда нужно было проходить паспортный контроль. Ну, и когда нужно было продлевать визу.

Чтобы оформить вид на жительство, нужно было заплатить 100 евро за год. Потом, правда, появились карты поляка. И для студентов, которые их имеют, вид на жительство уже оформляли бесплатно.

С первых дней в университете были достаточно высокие требования к студентам. Не так, как у нас — месяц раскачиваешься, а ближе к сессии берешься за голову. Здесь такое не прокатывает. Но, кстати, списывают и в Польше. Видимо, это такой постсоветский синдром. Не зря ведь говорят: курица — не птица, Польша — не заграница.

Если сравнивать с Беларусью, то в Польше от студента требуется больше самостоятельности. Здесь больше творческих заданий, а еще студенты должны высказывать свою точку зрения. Не прятаться за учебники и преподавателя, не поддакивать ему, а высказывать и защищать свое мнение.

Лекции, кстати, необязательны для посещения. Можешь вообще на них не ходить. Смотрят только на практические семинары. На них нужно работать, отсидеться не получится.

 

«В Польше модно быть доктором наук, но мне эта размеренная жизнь надоела»

В Кракове за один день может произойти больше мероприятий, чем в Гродно за год. Но за шесть лет жизни в этом городе мне стало скучно. Меня напрягала рутина в университете. Я думал поступать в аспирантуру. В Польше, кстати, это очень модно. Все, кому не лень, получают степень доктора наук.

Но я в итоге в аспирантуру не прошел. Решил пойти на вторую магистратуру по специальности «Исследование миграции», мне было интересно это направление. Потом взял на год академический отпуск и уже не вернулся. Я просто как подумал, что снова нужно будет ходить на все эти занятия, писать отчеты, участвовать в дискуссиях... О, нет. Все-таки мне хватило всего этого за пять лет.

Пока жил в Польше, вместе с друзьями основал «Таварыства беларусаў у Кракаве». Мы организовывали дни белорусской культуры, делали образовательные туры для молодежи. В таких проектах у координатора есть зарплата. Имея несколько проектов и стипендию, можно было нормально жить. Но, повторюсь, мне надоела такая размеренная и скучная жизнь.

Кроме того, я решил жениться, на белоруске. Один год мы пожили с женой в Польше. Правда, в разных городах. Я оставался в Кракове, у нее была работа в Белостоке. И я подумал, почему бы не вернуться. Тем более в Гродно у нас было жилье и мне предложили стать редактором сайта и преподавателем в «Школе молодых журналистов».

Мне понравилась эта идея, хотя изначально я думал, что задержусь где-то на год. Но жизнь в Беларуси затягивает. Я здесь уже пять лет.

 

«В Беларуси многого нет. Но это плюс, потому что можно стать новатором»

Большинству белорусов, которые уезжают в Польшу, Беларусь по барабану. Они очень быстро интегрируются и забывают о своих корнях, о своей родине. У них обычно такая постсоветская тусовка, где и русские, и казахи, и украинцы. Есть, конечно, ребята, которые продвигают белорусскую культуру, которые хотя бы дома и с друзьями говорят на белорусском, но их мало.

Когда я был в Польше, отношение к белорусам было очень дружелюбное. Можно было услышать такое: мол, мы победили коммунизм, и вы Лукашенко победите, всё у вас будет нормально. Хотя я встречал людей, которые были критично настроены к реформам в Польше, они обычно хвалили Лукашенко, говорили, что им тоже нужен такой президент.

В любом случае, отношение к белорусам было хорошее. Я не встретил ни одного человека, который бы всерьез заявлял, что белорусов не существует как нация и что Польше пора бы вернуть свои земли. Все понимают, что Беларусь — независимая страна, никаких вопросов.

Когда я вернулся, в Беларуси еще не было налога на тунеядство. Но у нас все равно очень весело жить. В Польше тоже сейчас весело, потому что «правые» пришли к власти. Но если в общем посмотреть — они победили коммунизм, это нормальная европейская страна, даже зажиточная для своего уровня. Там все предсказуемо.

А в Беларуси жизнь — приключение. Здесь каждый день выживаешь. Новости читаешь и думаешь: ну, всё, большего бреда уже не придумают. На следующий день читаешь и понимаешь: черт, все-таки может быть еще хуже! В общем, Беларусь — это страна, которая может удивить.

После шести лет в Польше я понял, что в Беларуси многого нет, но это даже плюс — можно это изменить и стать новатором.

Возьмем даже банальные вещи: розетки в общественном транспорте. Ведь даже в Белостоке в автобусе уже можно зарядить мобильный. Или расписание на остановках. Оно должно быть на уровне глаз и с указанием всего маршрута. Это очень простые вещи, но они делают жизнь лучше.

Мой друг был одним из первых, кто открыл в Минске хостел. В Европе они были на каждом шагу, а в Минске это была сенсация. Казалось бы, что может быть проще?

Несмотря на то, что в Польше мне было достаточно комфортно, все-таки в Гродно себя чувствуешь действительно в своей тарелке. Это мой город, это мои люди. Никто не сказал мне, что я лузер, после того, как вернулся в Беларусь. Наоборот, все очень позитивно это восприняли. Говорили: молодец, чувак. У меня здесь семья, интересная работа.

Сегодня нет проблемы уехать из страны, границы открытые. И, конечно, если русские оккупируют Беларусь, как Крым, я могу за пару дней собрать все свои вещи. У меня всегда есть в паспорте виза.