Лукашенко в tank’е. Независимым экспертам дали право быть услышанными

Обольщаться не стоит. Белорусские независимые think tanks на сегодня не вовлечены в механизм принятия важных государственных решений.

В ходе «Большого разговора с президентом» 3 февраля Александр Лукашенко неоднократно обращался к либеральному экономисту Ярославу Романчуку. Свидетельствует ли это о тенденции обращения власти к независимой экспертизе?

Если делать выводы исключительно на основании того, сколь часто звучало обращение «Ярослав» из уст президента на организованном его пресс-службой мероприятии, то легко попасть в западню: дескать, Лукашенко запросто беседует с либеральным экономистом, и это что-то значит.

Между тем за два десятилетия правления официальный лидер уже не раз использовал прием как бы публичной беседы с оппонентами. Собеседники президента связаны приличиями, протоколом, а также тем, что микрофон находится под контролем пресс-службы главы государства. Они не столько могут участвовать в беседе, сколько являются мишенью для критики и одновременно как бы военным трофеем — не они, а именно Лукашенко пришел к власти, ведет корабль белорусского государства вопреки их советам, и это судно остается на плаву. Примерно такую же роль в древних царствах играли аристократы побежденной стороны на пиру победителя.

Поэтому показательно не то, что либерального экономиста пригласили на «Большой разговор», и не то, насколько часто к нему обращался президент, а предложение главы государства, чтобы Романчук вошел в состав Совета по предпринимательству. На самом деле он и ранее откликался, когда спрашивали его мнение по страновому маркетингу, например. Однако тогда не заострялось внимание на том, что это идеологический оппонент.

Сейчас же глава государства прямо говорил о том, что не разделяет экономические, да и политические воззрения Романчука, но принадлежащая Администрации президента газета «Советская Белоруссия» по горячим следам, в номере за 8 февраля, интересуется мнением Романчука относительно предложения работать в Совете по предпринимательству. Либеральный экономист принимает пас и оценивает факт своего приглашения в позитивном ключе: «Радует, что формируется спрос на интеграцию различных точек зрения в процесс выработки экономической политики».

Нужно отметить, что Романчук выразился предельно точно. Действительно, государственные организации уже готовы участвовать в тех же конференциях, что и независимые аналитические центры (think tanks). При этом речь совсем не идет о возможности выработки политики государства с участием независимого экспертного сообщества. В Беларуси участковый терапевт с большим вниманием относится к консультативному заключению коллеги из частного медицинского центра, чем государственный служащий к policy paper (программному аналитическому документу), ставшему результатом исследования, проведенного независимым think tank.

Сколько в принципе аналитических центров в Беларуси? Белорусский исследовательский совет (Belarusian Research Council, BRC), созданный в мае 2012 года международной некоммерческой организацией Pact, в минувшем году знал о существовании 33 белорусских организаций, работающих в сфере проведения исследований и аналитики. Они очень разнятся и по количеству исследований, и по авторитетности.

В рейтинге BRC участвуют 14 белорусских think tanks. В 2016 году по обобщенным показателям на первую позицию вышел Белорусский экономический исследовательско-образовательный центр BEROC (совместный проект Стокгольмского института переходных экономик (SITE) и Экономического образовательного и исследовательского консорциума (EERC)).

На второй и третьей строчках рейтинга, соответственно, оказались Белорусский институт стратегических исследований (BISS, Вильнюс) и экспертное сообщество «Наше мнение».

В категории «Аналитическая и исследовательская деятельность» первую позицию занял BEROC, вторую — «Наше мнение» и третью — Исследовательский центр Института приватизации и менеджмента.

Участвующие в рейтинге BRC белорусские аналитические центры авторитетны на Западе. При этом некоторые из них зарегистрированы за пределами Беларуси и, в общем-то, лишены права на ведение официальной деятельности внутри страны. В прошлые годы чиновники очень осторожно общались с представителями таких think tanks на посольских приемах и международных конференциях.

Между тем в 2016 году BISS, например, стал партнером Национального агентства инвестиций и приватизации (НАИП) по организации в Минске форума «Расширяя горизонты: инвестиции, финансы, развитие». Показательно, что мероприятие открыл премьер-министр Беларуси Андрей Кобяков. Как указывают в BISS, этот форум стал первым успешным кросс-секторальным проектом в Беларуси, в котором сложилось партнерство государственного агентства, частной компании и независимого исследовательского института.

Не менее успешна инициатива Исследовательского центра ИПМ (в сотрудничестве с BEROC и Центром социально-экономических исследований CASE Belarus) по проведению «Кастрычніцкага эканамічнага форума» (KEF). Практически весь экономический блок правительства с удовольствием принимает участие в KEF, не обращая внимания на негосударственную природу этой площадки, и дискутирует с независимыми экспертами-экономистами.

Дискуссионно-аналитическое сообщество «Либеральный клуб», в свою очередь, может похвастаться своей дискуссионной площадкой «Минский диалог», на которой встречаются министр иностранных дел Владимир Макей, высокопоставленные официальные лица, представляющие ЕАЭС, ЕС и ООН, а также эксперты-политологи из Беларуси и зарубежья, интересующиеся геополитическими процессами, в которые вовлечена наша страна.

В общем, как и отметил Романчук, спрос на интеграцию различных точек зрения в процесс выработки государственной политики действительно заявлен. Однако все эти форумы проходят без участия президента, а он себя не без оснований считает единственным игроком на белорусской политической сцене.

На политический уровень без Лукашенко белорусские think tanks вырваться не могут. Поэтому не зря руководитель «Либерального клуба» Евгений Прейгерман во время «Большого разговора» приглашал главу государства почтить своим вниманием какой-то форум и поэтому особенно ценно прозвучавшее из президентских уст приглашение руководителя Центра Мизеса при аналитическом центре «Стратегия» Ярослава Романчука в состав Совета по предпринимательству.

Вместе с тем обольщаться не стоит. Белорусские независимые think tanks на сегодня не вовлечены в механизм принятия важных государственных решений даже на том уровне, на котором в этом участвуют союзы предпринимателей.

В белорусской истории уже были проекты (например, широкий диалог общественно-политических сил в 1999 году, а также Общественно-консультативный совет при Администрации президента в 2009 году), в которые по воле властей могли попасть представители независимого экспертного сообщества. А уж оказавшись там, они могли задавать вопросы, добиваться ответов и убеждать представителей правящего режима предпринимать те или иные шаги.

Вот только реализации этих самых шагов пока не было. Как только доходило до принятия практических решений на политическом уровне, так и диалоги с советами в одночасье исчезали с горизонта — как будто их вообще не было.

В этом плане независимым либеральным экономистам с заражением госаппарата своими идеями немного проще, так как по обе стороны условной баррикады есть люди, которые учились по одним учебникам, читают The Financial Times и The Wall Street Journal, ну или по крайней мере «Ведомости» и «КоммерсантЪ».

Другое дело, что, с одной стороны советы посторонних могут восприниматься или даже являться безответственными (например, Минфин не может всерьез рассматривать предложение Романчука отменить налог на прибыль, хоть тот дает бюджету лишь менее 1,6% от ВВП), с другой — мало кто из рядовых граждан Беларуси знает фамилию премьер-министра, потому что при нынешней системе власти ответственность за все, вплоть до цифр в жировке, лежит лично на президенте.

Свое присутствие в общественном дискурсе представители независимого экспертного сообщества обеспечили себе сами — в отличие от чиновников, они реально готовы давать комментарии журналистам, публично оглашают свои прогнозы и критикуют президента и правительство, если считают это нужным.

Теперь, если прав Романчук, что «формируется спрос на интеграцию различных точек зрения в процесс выработки экономической политики», то речь идет о запросе уже не общества, а главы государства.

Президент как бы выдает Романчуку и прочим независимым экономистам лицензию на право быть услышанными госаппаратом. Это еще не диалог, но, как говорят военные, меры по укреплению взаимного доверия.

Участвуя в работе консультативных органов, представители think tanks получают доступ к массиву информации, на основе которой принимаются важные государственные решения, а их партнеры со стороны госсектора лично знакомятся со своими традиционными критиками и начинают обмениваться аргументами с людьми, находящимися вне иерархии государственной службы.

Даже если запрос на Романчука — это в первую очередь имитация диалога, на деле это дает эффект, увеличивающий в перспективе шансы на межсекторальное сотрудничество и расширяющий уже сейчас возможности независимого экспертного сообщества.