Александр Федута. ПОЛЕМИКА. Середич и туфелька для Золушки

Александр ФЕДУТА

Александр ФЕДУТА

Часть белорусской оппозиции с 1995 года. Кандидат филологических наук. Литературный и политический критик. Виноват во всем.

Комментарии по поводу встречи Александра Лукашенко и Иосифа Середича зашкаливают от эмоций: дескать, вот-вот, сейчас обманут, имитируют и т.п.

Собственно говоря, что случилось?

Два постаревших за годы внутриполитического противостояния циника встретились, обнялись (благо, знакомы давно, и близость былых отношений позволяет это сделать без внутреннего напряжения) и поговорили. Часть разговора — явно по согласию обеих сторон — была продемонстрирована общественности. Каждый послал свой месседж.

В чем обман?

Главный редактор и учредитель «Народной воли» заявил о необходимости проведения «круглого стола» по польской модели, дабы обсудить пути выхода из кризиса. Он никого не обманывал, поскольку две мелодии, на протяжении последних лет исполняемые Иосифом Павловичем, — это романс «Пустите газету в Дом печати!» (просьба, как мы знаем, была после долгих лет молчания удовлетворена) и оратория «Давайте поговорим, как нам всем жить!».

Действующий глава государства ответил: «Надо подумать». Ответил сдержанно, без обычных издевок. Но, во-первых, он разговаривал в этот момент с человеком, у которого за плечами примерно тысяч сто читателей (ибо каждый номер «Народной воли» читает не менее четырех человек в среднем), а эта цифра посерьезней любой политической партии. Во-вторых, он ничего не обещал, не давал гарантий. Он сказал только: «Надо подумать».

А кто сказал, что он об этом не думает?

Не о конкретном мероприятии, которое, при необходимости, действительно сымитируют. О выходе из сложившейся ситуации. Наверняка думает. Ресурсы насильственного удержания власти еще работают, но «топлива» все меньше. Социальный контракт перестал выполняться по инициативе государства. Нужно думать о гарантиях, ибо чем глубже в пропасть скатится страна, тем трудней будет добиться этих гарантий.

Середич сформулировал тезис: проведем круглый стол по образцу польского. Скептик Класковский ответствовал: неудачный пример, ибо генералу Ярузельскому крови попортили в судах.

Ну, во-первых, портили ему кровь за расстрелы рабочих, которых, слава Богу, у нас в стране не было. Во-вторых, умер Ярузельски на свободе и в своей постели. И семью его никто не трогает. Какую альтернативу предлагает Александр Владимирович? Румынскую? Не приведи Бог! (Ах, он ничего не предлагает — он просто высказывает сомнения? Флаг в руки — но не румынский.)

Скептик Статкевич комментирует: в имитациях не участвуем, в реальной дискуссии участвуем. Здравый подход. Проблема в том, кто и что собирается имитировать. Обсуждение двух главных вопросов, с моей точки зрения, имитировать невозможно. Это вопрос гарантий независимости и суверенитета державы и вопрос гарантий безопасности правящей и оппозиционной элит.

Вот как Николай Викторович представляет себе имитацию обсуждения этой темы? Статкевич встанет и скажет: мы сажаем Лукашенко в тюрьму? А Макей ответит: да-да, конечно, с радостью? Не так? А как? Или: Беларусь должна вступить завтра в НАТО — нет, Беларусь должна шестью губерниями вступить в Российскую Федерацию? Не понимаю, как имитировать процесс дискуссии по этим вопросам. Такое даже Гигину не удается: обсуждение итогов Февральской революции в его телепрограмме было очень интересно смотреть — хотя никто ничего явно не имитировал.

Ну, разумеется, и общий вопль: белорусская оппозиция — не «Солидарность», о чем с ней говорить! Коллеги, я в свое время специально интересовался историей польского «круглого стола». В момент его созыва рейтинг «Солидарности» в Польше был реально не слишком высок. И сама «Солидарность» была отнюдь не единодушна в порыве сесть за стол переговоров с властью, утратившего своего политического донора в результате горбачевских реформ. Последствия, кстати, отсутствия этого единства мы сегодня и видим в Польше.

Можно сказать, что Ярузельски лично приглашением за стол переговоров консолидировал оппозицию, создав тот субъект, который и гарантировал ему безопасность. Но при этом за столом сидели реальные оппоненты, а не имитаторы. Напротив Валенсы сидел бывший министр внутренних дел генерал Чеслав Кищак — тот самый, который и арестовывал, и стрелял, и вербовал. Но и Кищаку нужны были гарантии. И диалог был искренним. Хотя бы потому, что ни Валенса, ни Кищак не хотели прихода в страну любых внешних вооруженных сил. Любых.

Мне жаль, что в свое время — когда были живы многие участники событий — никто из доноров не поддержал мою идею написать историю польского «круглого стола» для белорусов. Мне сказали:

— Нам, полякам, это не интересно.

Но никто и не собирался описывать эту историю для поляков. А для белорусов это был бы неплохой учебник по преодолению внутриполитических кризисов.

Что же касается Середича, он проявил свои лучшие дипломатические качества. Помните, в «Золушке» Кошеверовой и Шварца — вожделенная хрустальная туфелька оказывается на ножке Марианны, дочери злобной мачехи? Что делать? Танцевать.

Середич пригласил власть к танцу.

Танцевать можно по-разному. Сумеет власть быть ответственным партнером — туфелька останется на ноге. Захочет вывернуть коленце — туфелька слетит. Правда, может случиться и так, что вывернуть коленце попробует оппозиционный партнер, но тогда он рискует остаться просто за пределами нашей политической танцплощадки.

Может быть, есть повод подумать (всем), согласиться с идеей Середича (кому-то — скрепя сердце и поскрипывая зубами) и попытаться исполнить новый политический танец, отказавшись от излюбленных принципов мордобоя? Иначе перемен действительно не будет. А взрыв, который сметет и нас всех, и страну, вполне может произойти.

 

Мнения колумнистов могут не совпадать с мнением редакции. Приглашаем читателей обсуждать статьи на форуме, предлагать для участия в проекте новых авторов или собственные «Мнения».