Нарастает кризис неплатежей. Какая участь ждет должников?

У предприятий нет денег не только, чтобы платить по кредитам, но даже для своевременного расчета за энергоресурсы.

Финансовые результаты работы предприятий в 2016 году показали бурный рост просроченной задолженности по кредитам. Мало этого, не редки случаи, когда корпоративный сектор не платит даже за потребляемую тепловую и электрическую энергию. С должниками, по сведениям БелаПАН, государство уже стало предметно разбираться. Вопрос в том, какой у этой деятельности будет эффект.

Фото с сайта elcredits.ru

 

Судьба плохих долгов

Глава Минэнерго Владимир Потупчик во время недавней коллегии министерства заявил, что промышленные предприятия своевременно не платят за энергоресурсы. Как следствие, газораспределительные предприятия, подведомственные Минэнерго, берут кредиты, чтобы рассчитаться за российский газ.

По данным Минэнерго, на начало этого года задолженность потребителей за энергоресурсы составляла 868 млн рублей и в январе 2017-го продолжала увеличиваться. За первый месяц нынешнего года долги реального сектора перед энергетиками выросли более чем на 50 млн рублей.

Стоит отметить, что корпоративный сектор Беларуси в последнее время несвоевременно платит не только за энергоресурсы, но и по кредитам. Просроченная задолженность предприятий по кредитам и займам увеличилась за 2016 год почти в 1,8 раза — до 2,6 млрд рублей на 1 января 2017 года.

Особенно тревожная ситуация с погашением долгов сложилась у сельхозорганизаций. За 2016 год просроченная задолженность организаций Минсельхозпрода увеличилась в 2,1 раза до 1,4 млрд рублей. 

В связи с ростом плохих долгов в АПК правительство осенью 2016 года утвердило перечни сельскохозяйственных организаций, подлежащих досудебному оздоровлению, а также сельскохозяйственных предприятий, в отношении которых необходимо провести процедуру экономической несостоятельности (банкротства).

Согласно решению Совмина, досудебному оздоровлению подлежат 323 сельхозорганизации, а в отношении 102 возбудят процедуру банкротства.

Предполагается, что заниматься проблемными предприятиями АПК будет Агентство по управлению активами, созданное правительством в прошлом году.

По информации БелаПАН, в Агентство по управлению активами за последние месяцы уже переданы долги (из банковского сектора) около 200 предприятий на сумму более полумиллиарда рублей.

Минфин ранее объяснял, что агентство должно определить дальнейшую судьбу проблемных предприятий. Теоретически возможны несколько вариантов развития событий, один из них — агентство предоставляет отсрочку проблемному заемщику в надежде на то, что через какое-то время предприятие начнет гасить долги.

«Агентство сможет дать отсрочку на обслуживание проблемных долгов. Кроме этого, агентство сможет посмотреть бизнес-план проблемных предприятий и принять меры, необходимые для оздоровления этих организаций. Если этого не случится, тогда можно будет вести речь о щадящем режиме банкротства таких предприятий», — пояснил цели создания агентства замминистра финансов Юрий Селиверстов, представляя депутатам осенью прошлого года бюджет на 2017 год.

 

Банкротить не хотим, а продаем втридорога

По данным Нацбанка, проблемная кредитная задолженность в 2016 году увеличивалась в связи с неплатежеспособностью госсектора — более 80% прироста плохих кредитов связано с деятельностью предприятий с госкапиталом.

По мнению экспертов, к бурному росту проблемных долгов госпредприятий привела модернизация, которую государство в последние годы пыталось проводить.

«Новые мощности не были увязаны с продажами, соответственно, проведенная модернизация оказалась неэффективной. Как следствие, кредиты, которые привлекались под модернизацию, стали необслуживаемыми, и поэтому выросла доля проблемных активов в банковской системе», — отметил в комментарии для БелаПАН кандидат экономических наук Феликс Чернявский.

Чтобы избежать роста социальной напряженности, считают белорусские экономисты, государство не идет на немедленное банкротство проблемных заемщиков, и поэтому создало Агентство по управлению активами, которое теперь и занимается «плохишами».

«Немедленное банкротство — это удар по трудовому коллективу, который остается без работы. Государство не стало резать по живому, а щадящим образом решило подойти к проблемным предприятиям. Возможно, платежеспособность отдельных организаций, когда им дадут отсрочку, и удастся восстановить», — предполагает финансовый аналитик Исследовательской группы BusinessForecast.by Александр Муха.

Вместе с тем, создание агентства, добавляет он, — не панацея, а дополнение к необходимым структурным реформам, которые должны быть направлены на повышение эффективности госпредприятий.

«Стоит в этой связи организовать совместную деятельность Агентства по управлению активами и Национального агентства по инвестициям и приватизации. Важно, чтобы на проблемные предприятия пришли инвесторы, которые смогут организовать выпуск востребованной продукции и вывести производителей на новые рынки сбыта», — считает Александр Муха.

Вместе с тем, практика показывает, что проблемные предприятия государство пока продавать не торопится, а если и предлагает инвесторам, то по балансовой стоимости, то есть по цене, которой на бумаге соответствует стоимость основных фондов.

Показательный пример — «Брестское пиво», признанное банкротом еще осенью 2014 года, государство в апреле 2017-го попытается на аукционе продать за 9 млн долларов. Между тем, эксперты пивного рынка уверены, что брестский актив столько не стоит.

«Пивной рынок в Беларуси не растет, реальные доходы населения снижаются. Кроме этого, на рынке сформировалась жесткая конкуренция, поскольку уже присутствуют международные игроки (Carlsberg,Heineken,Olvi). В этих условиях продать «Брестское пиво» за 9 млн долларов практически нереально», — отметил в комментарии для БелаПАН эксперт с большим опытом работы на руководящих должностях в пивной сфере.

По мнению белорусских экономистов, практика, когда проблемные активы государство продает по стоимости, близкой к балансовой, — бесперспективная.

«По балансовой стоимости продать проблемные активы не получится. Инвесторы, которым будут предлагаться такие предприятия, заинтересованы покупать их с большим дисконтом», — убежден Феликс Чернявский.

Однако понимания, что в процессе приватизации необходимо учитывать в том числе интересы инвесторов, у государства пока не наблюдается. Поэтому можно ожидать, что количество проблемных активов будет продолжать увеличиваться, и остается только гадать, когда появится политическая воля, чтобы остановить этот процесс.