Геннадий Давыдько: тот, кто призывает на площадь, он для меня не изюм, а таракан

Уточнение президентской формулировки о выковыривании изюма из булки, сделанное Геннадием Давыдько, возмутило очень многих. Председатель Белтелерадиокомпании в программе «Клуб редакторов», говоря об уличных акциях последнего времени, сказал, что выковыривать надо не изюм, а тараканов.

Naviny.by попросили Геннадия Давыдько пояснить, почему он назвал людей, которые участвуют в акциях протеста, тараканами.

— Геннадий Брониславович, может быть, вы погорячились, назвав протестующих людей тараканами?

— Какие тараканы?

 

 

— Вы сказали в «Клубе редакторов», что вам не понравилось сравнение с изюмом и что из булок надо выковыривать тараканов.

— Мне сложно сравнивать с изюмом людей, которые призывают к свержению государственного строя, оскорбляют других. Вы хотите, чтобы я отмежевался от этой фразы? Сказал, что погорячился?

— Тараканы — это три тысячи человек, которые вышли на «Марш нетунеядцев» в Минске?

— Ни в коем случае не три тысячи! Я имел в виду двух-трех человек, которые призывают выходить на несанкционированные митинги и устраивать там безобразия.

— То есть основную массу участников акций вы не имели в виду?

— Нет. Вышли люди, которые не знают номера телефона руководства, чтобы позвонить в администрацию, не знают номера телефона депутата. Хорошая погода была, и вышли на улицу. Я не имею в виду простых людей. Я точно также могу куда угодно выйти и против чего угодно высказываться и говорить. Это мое право как любого человека. А вот организовывать какие-то противоправные деяния нельзя.

— Однако акция 15 марта в Минске была санкционированной.

— Мы не об этом говорим. Я имею в виду призывы к участию в новых несанкционированных акциях. И только не выдергивайте мои слова.

— Чтобы не выдергивать, мы бы тогда хотели уяснить, не изменилась ли ваша точка зрения по некоторым другим проблемам, по которым ваши высказываниям в свое время также имели большой резонанс.

— Я понимаю, вы готовите материал, так как надо ударить по мне.

— Мы обращаемся к вам как к чиновнику, который возглавляет государственную телерадиокомпанию.

— Я не чиновник. Я как руководитель завода, который называется «Белтелерадиокомпания».

— Вы производственник?

— Конечно, производственник.

— И все же, позвольте уточнить… Например, будучи депутатом парламента, вы выступали за легализацию проституции. По-прежнему «да»?

— Этот вопрос в сегодняшнем контексте мне не хотелось бы обсуждать. К сожалению, это ужасное социальное явление не удалось искоренить ни в одной стране. Несчастные эти девушки, которые этим занимаются.

— По поводу журналисткой профессии вы высказывались также очень неоднозначно. Например, на встрече со студентами сравнивали журналистов с животными. Мол, журналист, как и животное, всегда сделает так, как хочет он.

— Это метафора. Сравнение казалось остроумным для узкого круга. Естественно, что нашлись люди, которые вынесли сказанное на круг обывателя, который не знает кухни, технологии профессии. Для простого нормального человека это может показаться шокирующим, точно так же, как любое обсуждение проблемы профессионалами.

— В «Клубе редакторов» вы часто резко критически обсуждаете работу негосударственных СМИ. Например, недавно брызгали из освежителя воздуха при обсуждении канала «Белсат». Складывается впечатление, что вы не рассматриваете как настоящую журналистику тех, кто не подчиняется Администрации президента и не получает бюджетного финансирования?

 

 

— Обратите внимание, что я с вами разговариваю. Не отношусь к вам пренебрежительно или уничижительно.

Что касается бюджета, то он утверждается в парламенте, я подчиняюсь любому депутату, который вправе спросить у меня о качестве программ. И бюджетных денег хватает ровно на половину, остальное мы зарабатываем рекламой. И позвольте мне усомниться, что у вас нет бюджета. Надеюсь, что вы работаете честно, но вы тоже выполняете редакционное задание.

У вас есть определенная установка — подорвать авторитет государства, государственных средств массовой информации. Я могу ошибаться, и вы любите родину, но у вас свое представление, у меня свое. Я готов спорить, но не готов оскорблять, бить своих оппонентов или призывать к четвертованию.

Наша установка — стабильность государства, уважение государственных структур и законодательства. Наша установка — рассказывать о людях труда, о героях, научных деятелях, хирургах, космонавтах, спортсменах и так далее.

Я не люблю предателей нашей страны, которые требуют, чтобы ввели санкции по отношению к стране, чтобы было тяжелее, чтобы здесь был какой-то бунт, дестабилизация. Но я не готов и никогда в жизни не кину в них камень. Я готов сражаться с ними языком, средствами в законном поле.

Если кто-то призывает на площадь, он для меня не изюм, а таракан. И его надо из булки выковырять и в рамках суда разобраться, что делать с тараканами.

Что касается телевизионных форматов, когда надевают майки, брызгают из баллончика (освежителем воздуха, — Naviny.by), это использование выразительных средств для достижения целей. А цель простая — консолидация общества.

— Как в эту идею вписывается расследование Белтелерадиокомпании «Звонок другу»?

— Это идеологическая борьба. Есть расследования, которые производят оппозиционные сайты и за которые потом не извиняются, например, о том, что у этого человека есть это, у этого то.

— Вы имеете в виду расследования о том, как чиновники строят себе коттеджи в Дроздах? Мы считаем, что общественность вправе знать о фактах, когда чиновники, живущие за счет налогоплательщиков, вдруг становятся владельцами усадеб за миллион долларов.

— А вы посмотрите, что продал чиновник, какой кредит и где взял и что у него остается на жизнь. Вы спросите у этого чиновника, если он захочет с вами разговаривать. Я знаю сантехника, который построил особняк на окраине Минска. А сколько безработных имеют особняки в Брестской и Гродненской области!

Вообще же у меня ощущение, что сейчас пошла травля меня.

— Но вы ведь тоже ведете свою борьбу через БТ и «Клуб редакторов», в частности.

— Я веду ее и, видимо, очень удачно, судя по тому, как я раздражаю.