Статкевич: меня задержали, чтобы дискредитировать в глазах сторонников

«Чтобы все обстояло таким образом, будто я испугался акции 25 марта и спрятался».

Николай Статкевич, отпущенный на свободу утром 27 марта, рассказал журналистам подробности своего задержания, пишет БелаПАН.

По словам политика, он вышел из дома утром 23 марта. Оставил свой смартфон, чтобы по его сигналу милиция не смогла его найти. Оторвавшись от наружного наблюдения, Статкевичу удалось добраться до метро. Затем его встретил один из соратников и на машине увез «в квартиру жены коллеги», в которой сейчас идет ремонт.

Там политик надеялся «продержаться хотя бы до вечера пятницы». Однако поздним вечером 23 марта в квартиру, где скрывался Статкевич, пришли сотрудники правоохранительных органов. По его словам, дверь они открыли ключом. Политика увезли на гражданском автомобиле, а чтобы не запомнил дорогу, на глаза ему натянули шапку.

В СИЗО КГБ следователь капитан Василевский сообщил политику, что тот является подозреваемым по уголовному делу «о подготовке массовых беспорядков вместе с группой неустановленных лиц» (20 марта Александр Лукашенко заявил о выявлении «лагеря боевиков» и задержании двух десятков человек, которые готовили в Беларуси вооруженные беспорядки, как о свершившемся факте).

Однако, по словам Статкевича, документ о задержании, который ему показали, был утвержден первым заместителем председателя КГБ генерал-майором Игорем Сергиенко 21 марта, то есть, спустя сутки после того, как об этом заявил Лукашенко.

Ознакомившись с деталями дела, Статкевич с удивлением отметил: в протоколе о его задержании, который был подписан сотрудником КГБ Рожком, значилось, что оппозиционер готовил массовые беспорядки с 2011 года, несмотря на то, что с конца 2010 года до середины 2015-го он находился в заключении.

Три дня Статкевич пробыл в одиночной камере в СИЗО КГБ. Утром 27 марта его вывели из камеры и сообщили, что везут «для проведения следственных действий». Однако в реальности политика завезли в поселок Сокол недалеко от Минска и отпустили, отдав все личные вещи, но не оставив никаких документов, связанных с его обвинением.

Николаю Статкевичу неизвестен статус, в котором его выпустили из КГБ.

«Не знаю, был подозреваемым. Задерживался как подозреваемый (по уголовному делу о массовых беспорядках. — БелаПАН). Бумаги забрали, и теперь, насколько я понимаю, они будут отказываться, что меня там держали в 16-й камере».

Он сообщил, что в СИЗО КГБ подписал несколько бумаг, в частности, об отказе от дачи показаний. Однако, по словам политика, подписку о неразглашении либо подобные документы он не подписывал.

По мнению Статкевича, его задержали для того, чтобы дискредитировать в глазах сторонников, чтобы все обстояло таким образом, будто политик испугался акции 25 марта и спрятался. То, что его отпустили, может свидетельствовать об оставшихся надеждах белорусских властей на сохранение отношений с Западом, считает политик.

Также Николай Статкевич связывает свое освобождение с потребностью властей Беларуси в получении кредита МВФ.

Статкевич подчеркнул, что налаживание диалога Беларуси с Западом началось в 2015 году именно с его освобождения. «По сути, если посадить меня по уголовному делу, то получается, что основания для этого диалога исчезают», — сказал он.

«То, что я пока еще на свободе, свидетельствует о том, что [власти] сейчас будут смотреть на реакцию Запада. «Мы же всех освободили, как же так, почему?» Вы же понимаете, что белорусское общество уже не в состоянии содержать машину репрессий. Нужен кредит, нужны деньги. И поэтому, если шанс еще остается их вытянуть из кого-то, то еще снова немного отпустят и будут смотреть», — заявил политик.

Николай Статкевич намерен организовывать в столице новые акции протеста.

«Мы должны менять просто форму протеста. Если не дают нам наш праздник отпраздновать, то есть другие даты — 1 мая, 9 мая», — сказал он.

«На мой взгляд, режим переходит от этапа социальных контрактов к оккупации страны. Это акции устрашения, — считает политик. — 1 мая провести маевку. У меня есть рекомендации, как поднять пенсии и социальные пособия: продать все резиденции Лукашенко, его самолеты, лимузины. 9 мая собраться и почтить память наших дедов. Если мы позволим сейчас себя запугать, то они не то что ходить по нам будут, а гадить на головы. Милиция, спецслужбы, суды содержатся за счет внешних заимствований».

Статкевич также отметил, что, находясь в КГБ, не имел информации о том, что происходило в городе 25 марта.

Политики прокомментировал и показанный 25 марта сюжет телеканала СТВ о том, что в районе станции метро «Академия наук» перед началом несанкционированной акции был задержан его водитель с «коктейлями Молотова» и звукоусиливающей аппаратурой в машине.

«У меня нет водителя. Сергей Кунцевич участвовал в моей «эвакуации». Это коллега по партии (незарегистрированная Белорусская социал-демократическая партия (Народная Грамада). — БелаПАН.). Это элементарная схема — оторваться от любого хвоста, особенно в столице. Но тут нужно иметь просто договоренность», — рассказал Статкевич, комментируя обстоятельства попытки скрыться от возможной слежки перед Днем Воли.

Политик сообщил, что попасть в квартиру, в которой его впоследствии задержали поздно вечером 23 марта, ему помогали коллеги по партии, которые «все находятся под присмотром».

«Коктейли Молотова», подчеркнул Статкевич, фигурировали еще в уголовном деле по факту «массовых беспорядков» 19 декабря 2010 года, и их новое упоминание на государственном телевидении его не удивило. «Я думаю, это из той же серии — взяли этого парня. У него действительно была звукоусиливающая техника. Остальное все ему, безусловно, подложили. Я надеюсь, что моим коллегам хватит твердости не оговаривать ни себя, ни других, а лучше — не давать показания», — добавил он.

Статкевичу также известно о задержании еще одного его соратника — Сергея Марцелева. Это политик связывает с тем, что во время переезда на конспиративную квартиру он пересаживался из одного автомобиля в другой в районе станции метро, недалеко от которой живет Марцелев.

 

 

Фото и видео Сергея Сацюка