Беларусь on/off. «Я вернулась в Беларусь, чтобы научить женщин защищаться»

История тренера по самообороне, которая 13 лет прожила в Польше, но решила вернуться на родину.

«Когда мне было 17 лет, я не хотела жить в Беларуси, — начинает свой рассказ Ольга Ланевская. — По программе уехала в Польшу и даже не планировала возвращаться на родину. Но потом я прошла курс по самообороне для женщин, стала тренером и поняла, что могу быть полезна в Беларуси. Так я приехала в Минск».

В интервью Naviny.by Ольга рассказала, как наших людей воспринимают соседи и что хорошего она увидела на родине, когда вернулась сюда спустя 13 лет эмиграции.

Фото Ирины Новик, Hrodna.life

 

Некоторые поляки говорили: «Гродно и Брест — это ведь наши города»

В 2004 году я выиграла олимпиаду по польскому языку. Первое место давало мне возможность бесплатно учиться в Польше, и я с радостью уехала. Мне тогда было семнадцать, и я просто не хотела жить в Беларуси. Хотелось увидеть что-то новое, хотелось учиться не на родном языке, хотелось почувствовать самостоятельность. Надо сказать, что моим польским однокурсникам было по 19 лет.

Сначала я жила в Кельце, потом переехала в Краков. Польша для меня не была новой страной, ведь я до этого часто здесь бывала с родителями. Но одно дело приехать как турист и другое — жить постоянно.

Чувствовала ли я себя иностранкой в Польше? Пожалуй, нет. Я окончила польскую филологию, у меня практически не было акцента. И окружающие, если я им не говорила, что приехала из Беларуси, даже не догадывались, что я иностранка.

В то же время мои белорусские родственники со временем стали воспринимать меня, будто бы я из Польши. Все-таки 13 лет жила там, не планировала возвращаться. Так что я нигде не была «своей» на сто процентов.

Поляки довольно редко ездят в Беларусь. Причиной всему — виза. Им гораздо проще поехать в соседнюю европейскую страну, чем заморачиваться с документами и стоять часами на границе. Поэтому у многих сформировались стереотипы о белорусах, в основном благодаря прессе, где любят рассказать, какая у нас здесь диктатура.

Фото из личного архива Ольги Ланевской

У многих поляков родственники живут в Беларуси. Все-таки у нас общая история, культура. Некоторые любят говорить, что Гродно и Брест — польские города, называют Беларусь «Крэсы всходни», мол, все земли до Минска на самом деле должны принадлежать им. Но я лично с таким отношением сталкивалась не часто. В основном поляки довольно доброжелательно настроены к нашим людям.

У польских властей сейчас достаточно открытая политика в отношении белорусов и украинцев, особенно на фоне отношения к сирийцам.

 

Первый вопрос в польской поликлинике: номер вашей страховки

Первое время, помню, было сложно с бюрократическими моментами — получить идентификационный номер, прописаться, отправить первую декларацию в налоговую. Да-да, поляки сами заполняют документы. В Беларуси за работника это делает наниматель, если, конечно, речь не про собственный бизнес.

Фото из личного архива Ольги Ланевской

Я жила в разных городах. Тяжелее всего получить вид на жительство в Варшаве, поскольку там больше всего желающих — люди с четырех часов утра стоят в очереди, выкупают места, то есть некоторые на этом даже делают бизнес. В Кракове с этим гораздо проще.

Есть свои особенности в здравоохранении. Если ты заболел и пришел к врачу, первое, что у тебя спросят, не как ты себя чувствуешь и что тебя беспокоит, первым вопросом будет: «Номер вашей страховки». Если страхового полиса нет, пациента могут не принять, поскольку больница не уверена, что человек может оплатить услуги. В этом случае лучше сразу идти к платном врачу.

Если ты студент, у тебя есть польские корни, и ты учишься по программе от польского правительства, медицинская страховка покрывается. Если польских корней нет, поступаешь, как обычный иностранец, в год нужно платить за страховку порядка 400 злотых (около 100 долларов).

Самим полякам страховку оплачивает университет, работникам — компания.

Большой минус в польской медицине — очереди к узким специалистам. Если хочешь по страховке попасть к хирургу, гинекологу, окулисту и так далее, приходиться ждать три-четыре месяца. Если готов пойти к платному специалисту, неделю-две нужно подождать. Мне кажется, в Беларуси очереди поменьше. К платному специалисту на прием можно записаться сегодня на завтра, лишь бы деньги были.

Кстати, в Польше, чтобы попасть к узкому специалисту, как и в Беларуси, нужно получить направление у семейного доктора.

Плюс польской медицины — человек не привязан к конкретной поликлинике. В Польше ты можешь сам выбрать терапевта, в любой клинике. Главное, чтобы была страховка.

 

В Польше для защиты жертв насилия приняты специальные законы

Еще во время учебы я была волонтером в общественных организациях, которые помогают жертвам домашнего насилия. Потом начала работать в штате. Поступила на тренерский курс по самообороне Wen-Do. Этот метод в 60-е годы придумали в Канаде. Сейчас движение распространено во всем мире.

Фото ОО «Радислава»

В Польше есть уже 40 тренеров. В Беларуси не было ни одного, поэтому я решила, что могу быть полезна, и вернулась на родину. Здесь вместе с организацией «Радислава» мы начали проводить занятия.

Метод включает в себя и физическую защиту (как вести себя, если на тебя кто-то напал), и психологическую (как распознать насилие на самой ранней стадии, чтобы не пришлось защищаться при помощи силы).

Ни одна женщина не застрахована от насилия. Курс рассчитан на девочек от семи лет, верхней возрастной планки не существует. К нам приходят как жертвы домашнего насилия, так и те, кто, я надеюсь, после наших занятий с проблемой не столкнется.

В Польше ситуация с противодействием домашнему насилию лучше, чем в Беларуси. Там есть закон. В полицию может заявить не только жертва, но, например, соседи, которые стали свидетелями агрессии. Сотрудники правоохранительных органов обязаны отреагировать. Они заводят на семью так называемую «голубую карту», следят за ситуацией. Если данные о насилии подтверждаются, агрессор несет ответственность. В Беларуси пока женщина сама не напишет заявление на мужа, он может ее годами избивать и издеваться.

В моих планах развивать курсы на всем постсоветском пространстве. В России, к примеру, сейчас всего один тренер работает.

 

«Думала, что Беларусь не развивается, но убедилась, что это не так»

Признаться, за то время, что я жила в Польше, у меня у самой выработался стереотип, что весь мир развивается и только Беларусь стоит на месте. Но я была приятно удивлена, что это не так.

За 13 лет, пока меня не было, появилось столько общественных организаций, столько инициатив. Работают кампании по поддержке инвалидов, экологи, зоозащитники. Столько фестивалей, конференций, мастер-классов сейчас проводится. Я вижу по молодежи, что они стремятся узнавать что-то новое, люди путешествуют, изучают мир. Вокруг очень много образованных и толковых ребят. На этом и строится гражданское общество. Конечно, оно у нас не так развито, как на Западе, но я вижу потенциал.

Фото ОО «Радислава»

Если сравнивать уровень жизни, то, конечно, нужно признать, что белорусы живут беднее, чем поляки. В Польше считается нормальным два раза в год отдыхать за границей. У нас, к сожалению, многие проводят отдых или дома, или на даче.

В Польше люди спокойно берут ипотеку на жилье, они уверены, что смогут всё выплатить. В Беларуси ставки по кредитам такие, что среднестатистическая семья не может позволить себе купить квартиру.

Еще меня всегда поражало, что зарплаты в Беларуси ниже, а цены на одежду и продукты выше, чем в Польше. Взять, например, импортные товары. Французский сыр в Минске стоит в два раза дороже, чем в Варшаве.

Но я бы не хотела идеализировать жизнь за границей. Ведь многие уезжают, не зная толком языка. И работают там, где не хотят работать местные. Часто это тяжелый и низкооплачиваемый труд. Поляки ведь тоже в поисках лучшей жизни уезжают за границу. Чаще всего — в Англию. Да, они там зарабатывают больше, чем дома, но люди с образованием сидят на кассах в супермаркетах.

Как вернуть белорусов в Беларусь? Если говорить о специалистах, то нужно создать достойные условия, чтобы люди, которые получили зарубежное образование и опыт, хотели этим поделиться. Нужно, чтобы люди чувствовали, что их ждут на родине.