В МВД отрицают, что спецназ тренируется на заключенных

Но признают, что личный состав может проводить учения на территории тюрьмы.

Naviny.by получили ответ из Департамента исполнения наказаний МВД на запрос, действительно ли в могилевской тюрьме № 4 бойцы ОМОН и СОБР проводят учения с участием заключенных. Такую информацию нам сообщили сразу несколько источников.

Фото zhodinovel.com

В письме за подписью заместителя начальника ДИН Ивана Мыслицкого отмечается, что в 2016 году подразделения ОМОН и СОБР не привлекались к учениям на территории тюрьмы № 4 в Могилеве. Вместе с тем, в ДИН сообщают, что внутренними приказами предусмотрено проведение учений и тренировок личного состава, в том числе на территории исправительных учреждений.

«Учения и тренировки личного состава тюрьмы № 4 проводятся без участия лиц, содержащихся в учреждении, — отмечено в ответе ДИН. — Заявлений о фактах жестокого и бесчеловечного обращения с лицами, содержащимися под стражей, и осужденными при проведении специальных мероприятий руководству тюрьмы № 4 и Департамента не поступало».

Напомним, источник, который на данный момент находится в СИЗО, сообщал, что в могилевской тюрьме «в течение 2016 года как минимум пять раз проводились тренировки спецподразделений СОБР и ОМОН, сопровождавшихся побоями лиц, содержащихся в тюрьме».

«Также взрывались шумовые гранаты в опасной близости от людей. 2 декабря 2016 года, например, проводилась такая тренировка», — сообщил мужчина.

По его словам, администрация исправительного учреждения не предупреждала, когда будут проводиться такие учения, каждый раз для него это было неожиданностью и стрессом.

Информацию об учениях корреспонденту Naviny.by подтвердил правозащитник Андрей Бондаренко, он отбывал наказание в могилевской тюрьме и недавно вышел на свободу.

«Да, такие учения действительно проводились, но я далек от мысли, чтобы они на ком-то проводили тренировки, кого-то избивали, — пояснил Бондаренко. — Я видел, как открывали камеру, закидывали туда бойцов. Одни находились в роли заключенных, другие в роли омоновцев. В соседних камерах в это время находились реальные заключенные, мы все слышали и даже видели: я сидел напротив, смотрел в щель. Видел, как они идут, ляпают по щитам, отрабатывают свои движения. Потом кричали: «Атака!» Они летели, и было слышно: «Бах! Бах!».

По словам правозащитника, администрация только один раз предупреждала его, что будут проводиться учения.

«Потом я уже сам понимал, когда слышал крики: «Работаем!» И понеслось — двери выносят, ломают, ругаются друг на друга, кричат, заламывают, — рассказывает Бондаренко. — Но я один раз здорово перепугался, когда взорвалась шумовая граната. Забыл про эти учения».

Также информацию об учениях подтвердила мать одного из обвиняемых, который находится сейчас в СИЗО:

«Я обращалась в администрацию тюрьмы. Замначальника Анисимов пообещал, что больше такие учения проводиться не будут. То есть он не отрицал, что тренировки были».

В Департаменте исполнения наказания так и не пояснили, почему заключенных не предупреждают о том, что на территории тюрьмы планируется проведение учений.