По полочкам. Что делать, если КГБ предлагает сотрудничество?

В поле зрения чекистов не только известные оппозиционеры, но также правозащитники, журналисты, бизнесмены, чиновники и даже студенты.

1. Почему мы об этом говорим?

Активист «Молодого фронта» Сергей Пальчевский признался, что под давлением сотрудников спецслужб согласился быть агентом КГБ. Это произошло на первом же допросе по «делу патриотов». Пальчевский, как и большинство фигурантов, тогда находился в СИЗО. А когда вышел на свободу, рассказал про шантаж и попросил прощения у соратников. После этого другие активисты начали рассказывать в соцсетях о том, как им тоже предлагали сотрудничество чекисты. Стало понятно, что в поле зрения КГБ не только известные оппозиционеры, но также правозащитники, журналисты, бизнесмены и даже студенты. 

 

2. КГБ предлагает стать информатором — это вообще законно?

В законе четко прописано, что граждане могут оказывать содействие органам госбезопасности. Могут, но не обязаны. Прежде всего, человек должен дать свое согласие — добровольно, без давления и шантажа.

В таком случае с гражданином заключается договор о сотрудничестве. После этого чекисты ставят задачи информатору. Могут даже выдать документы, подтверждающие легенду агента. Человек, который согласился на сотрудничество, обязан соблюдать договоренности, не разглашать государственные секреты, не предоставлять заведомо ложную информацию. Данные, которые информатор передает в КГБ, конфиденциальны и могут быть разглашены только с согласия агента.

Надо понимать, что во всем мире спецслужбы имеют право заключать подобные договоры. Другое дело, как белорусские правоохранители распоряжаются этим правом и насколько добровольно наши граждане соглашаются на сотрудничество.  

 

3. Кому обычно чекисты предлагают сотрудничество?

Прежде, чем предложить сотрудничество, чекисты тщательно изучают биографию человека — с кем живет и общается, где работает и отдыхает, нарушал ли закон, какие имеет слабости и привычки. Так складывается портрет — на что можно надавить, а что можно пообещать.

То, что спецслужбы следят за оппозиционерами, не значит, что каждому из них предлагали стать информатором. Есть люди, которым предлагать это просто бессмысленно — у них четкие понятия о границе между «добром» и «злом», сильные морально-волевые качества.

Сотрудничество предлагают не только оппозиционерам, но также правозащитникам, журналистам, бизнесменам, чиновникам, студентам — зависит от профиля чекиста. В зоне риска, прежде всего, люди, которые содержатся под стражей или над которыми нависла угроза уголовного преследования. 

 

4. Как обычно предлагают стать информатором?

Если человек сидит в СИЗО, ему могут предложить сотрудничество прямо на допросе, причем адвокат вряд ли будет при этом присутствовать. Подробно объяснят, что его ждет, если откажется — здесь многое зависит от собранного компромата. Пальчевскому, к примеру, угрожали, что заведут уголовное дело по факту наезда на пешехода.

Могут угрожать распространить интимные фото, которые нашли при обыске на компьютере. Или рассказать супруге об измене. Или начальнику о том, что вы халтурите на работе. Или начальнику вашей мамы, что сын занимается подрывной деятельностью. Среди распространенных угроз также «сгноить в тюрьме», «посадить в камеру с опущенными», «отправить в пресс-хату». Это стратегия кнута.

Но есть также стратегия пряника: «Все будут сидеть, а ты пойдешь как свидетель», «У них бизнес накроется, а тебя мы не обидим».

К административно задержанным чекисты приезжают прямо в изолятор. Работает все та же стратегия кнута и пряника. Например, могут предложить телефон, чтобы человек позвонил родным и сообщил, что он жив и здоров. Также могут призывать к совести: «Вы же закон не нарушаете. Помогите сделать страну лучше».

Студентов часто вызывают в кабинет к заместителю декана по идеологической работе, а там уже поджидает сотрудник КГБ, который пришел «просто побеседовать, если вы, конечно, хотите по-прежнему учиться в университете».

К чиновникам чекисты приходят на работу, иногда вызывают по телефону — тоже «просто поговорить». Звонят и журналистам, иногда под предлогом «встретиться в городе, выпить чашечку кофе». «Мы можем быть полезны друг другу», — такой аргумент сотрудники КГБ тоже частенько используют. 

 

5. А можно ли отказаться и как это сделать?

Если вы не хотите сотрудничать с правоохранительными органами, никто не имеет права вас заставить. Не верь, не бойся, не проси — этот принцип не подведет.

Нежелательных встреч лучше избегать. Если вам позвонил человек, который представился сотрудником правоохранительных органов, попросите его прислать повестку и сообщите, что вы придете с адвокатом. По телефону вас могут обмануть и разыграть. Используйте этот аргумент.

Если чекист пришел к вам на работу или в университет, попросите сотрудника представиться и показать документы. После этого попросите прислать повестку и сообщите, что придете в комитет с адвокатом. Если покинуть кабинет не можете (студентов, были случаи, просто закрывали), сидите молча. По возможности, сообщите знакомым, что с вами происходит, и запишите разговор на диктофон.

Если вы находитесь под стражей, требуйте, чтобы при вашем разговоре с чекистом присутствовал адвокат. Помните, у вас есть право не свидетельствовать против себя и своих близких. Народная мудрость о том, что молчание — золото, это как раз об этом случае.

Вы можете заявить: «Я не хочу сотрудничать с КГБ. Вы не имеете права мне угрожать».

 

6. Можно ли согласиться на сотрудничество с КГБ, чтобы лучше узнать эту систему изнутри? 

Некоторые наивно полагают, что можно согласиться на сотрудничество со спецслужбами, чтобы использовать это в личных целях: рассказать соратникам, как на самом деле действуют комитетчики; или договориться с КГБ, что они не будут трогать вашу организацию.

Во-первых, нужно понимать: если КГБ что-то дает, взамен попросит в три раза дороже.

Во-вторых, не стоит недооценивать сотрудников спецслужб. Они знают, какие вопросы задавать, чтобы получить от вас как можно больше информации. Даже если это, как вам кажется, глупые или безобидные вопросы. Например:

— Ваша подруга занимается контрабандой алмазов в Америку.

— Вы что, она учится в Европейском гуманитарном университете. В Америке она была всего один раз, по образовательной программе Колумбийского университета, все легально, она психолог, причем здесь алмазы?

Вот вы и рассказали, где учится и чем занимается ваша подруга.

В-третьих, были случаи, когда активист согласился «просто встретиться в кафе» с чекистом. Их встречу фиксировали оперативники, а потом угрожали человеку, что фото разошлют всем соратникам по партии, чтобы те знали, что на самом деле имеют дело с предателем.    

 

 7. Можно ли заработать на сливе информации?

По закону, гражданам, которые согласились на сотрудничество с КГБ, могут выплатить вознаграждение. Могут, но не обязаны. Конкретные суммы нигде не прописаны. Но нужно понимать, что КГБ — это все-таки государственная структура, с ограниченными ресурсами и большими потребностями. Подумайте сами: если информатор согласился работать на КГБ со страху, то зачем ему платить?

Помните, предателей не любят даже в КГБ, поэтому наивно полагать, что информатор может стать генералом. Таких людей всегда держат на коротком поводке.

 

 8. Если меня заставили сотрудничать, нужно ли об этом рассказать?

В Комитете государственной безопасности следят за конфиденциальностью. Если вы рассказываете, что к вам проявляют интерес, этот интерес, как показывает практика, сразу же пропадает. Другой вопрос, что не каждый находит смелость признаться. Возвращаясь к истории Пальчевского, уголовное дело, которым ему угрожали, до сих пор не возбуждено. Правозащитники советуют: если вас шантажировали и заставили подписать соглашение о сотрудничестве, расскажите об этом — не обязательно широкому кругу, хотя бы близким людям, которым тоже могут угрожать в связи с вашей деятельностью.  

 

 9. Нужно ли обращаться в правоохранительные органы после шантажа?

Вы имеете право написать жалобу в прокуратуру — с подробным описанием, как вам угрожали и заставили подписать договор о сотрудничестве. Вряд ли в прокуратуре ваши слова найдут подтверждение — так уж сегодня работает система. Но для вас это еще один способ публично заявить о шантаже. Если в своем «сотрудничестве» вы успели оговорить человека, и этот факт потом всплывет в суде, жалоба в прокуратуру будет дополнительным аргументом отказаться от показаний, которые были даны на стадии предварительного следствия.  

 

10. Как реагировать на признания информаторов? 

В первую очередь, нужно понимать, что решение пойти на сотрудничество и отказаться от него человеку дается непросто. А признание в этом — тем более. Осудить человека, повесить на него клеймо, значит, пойти на поводу у спецслужб, которые часто используют аргумент: «Ты для «своих» уже предатель, они тебя никогда не примут». Гораздо важнее понять человека и поддержать. Чтобы другие активисты это видели и понимали, что если их тоже будут заставлять подписать «договор», то у них будет возможность отказаться от сотрудничества и при этом не стать изгоем. 

   

  

 




Оставьте комментарий (0)