Как на Полесье ищут и добывают белорусскую нефть

Naviny.by побывали в Жлобинском районе и посмотрели, как ведется поиск белорусской нефти.

Каждый год в Беларуси находят одно-два месторождения нефти. Обычно углеводороды залегают довольно глубоко и сложно извлекаются. При этом добыча все равно остается выгодной.

Naviny.by побывали в Жлобинском районе и посмотрели, как специалисты ведут поиск нефти, бурят новые скважины и верят, что черное золото обеспечит нам национальную безопасность.

«Это та нефть, которая у нас с вами под ногами», — показывает бутылку с черной жидкостью начальник Мозырской нефтеразведочной экспедиции глубокого бурения Научно-производственного центра по геологии Александр Дикан.

Недавно его подчиненные заложили скважину возле деревни Доброгоща. Она пробурена до глубины 2990 метров. До этого ученые проводили здесь сейсмо-разведочные работы.

«В результате бурения мы отбирали керн (образец горной породы. — ред.) и определили пять нефтенасыщенных интервалов», — рассказывает Александр Дикан.

Три из них уже испытаны. Из первого получен приток нефти с водой, со второго и третьего — притоки нефти. Сейчас специалисты работают над четвертым интервалом, потом займутся пятым. После этого будут определены приблизительные запасы нефти в этом месте. По предварительным оценкам, они могут составить от 350 тысяч до 800 тысяч тонн.

После испытаний скважину передадут РУП «Белоруснефть» для эксплуатации.

Рядом с соседней деревней Василевичи идет бурение такой эксплуатационной скважины. Оно было начато в феврале этого года и, по планам, должно завершиться в июле.

В целом от разведки до эксплуатации может пройти несколько лет. Все зависит от глубины залегания нефти, затрат на работы и графика добычи нефти.

Сейчас общий фонд скважин в Беларуси превышает тысячу единиц, в их числе — 790 добывающих. На балансе числятся 82 месторождения, из них эксплуатируется 60. Ежегодно добывается 1,6 млн тонн нефти.

«Этих объемов, которые добывают в Беларуси, безусловно, недостаточно для загрузки мощностей наших предприятий, которые могут переработать 20-25 млн тонн, а собственные потребности мы обеспечиваем на 25-30%», — отмечает министр природных ресурсов и охраны окружающей среды Андрей Ковхуто.

По этой причине сейчас проводится большая работа по поиску новых месторождений нефти. Как говорит министр, каждый год открывается одно-два.

«Есть еще у нас много недостаточно изученных и разведанных объектов, поэтому запасы нефти будут, безусловно, прибавляться», — полагает Андрей Ковхуто.

По его словам, за прошлой год прирост запасов составил 1,2 млн тонн. В тоже время, отмечают специалисты, нефть на новых месторождениях, как правило, залегает довольно глубоко и сложно извлекается.

«Сейчас найти нефть труднее, так как изученность стала плотнее. Крупных месторождений нет. Остались только мелкие месторождения — до миллиона тонн запасов. И они находятся или на больших глубинах, или трудноизвлекаемые», — рассказывает Александр Дикан, который работает в отрасли с 1978 года.

За последние годы трудноизвлекаемая нефть составляет все больший удельный вес в общих объемах запасов. Если во времена Советского союза к таким углеводородам «почти никто и не подходил», то сейчас 40% добычи идет с месторождений, где нефть сложно извлекать. Это требует дополнительных затрат на внедрение новых технологий.

«Если мы эти технологии не будем применять, то мы эти нефти вообще не сможем достать из земли. <> Получается, сейчас мы находимся в таком периоде, когда практически половина добычи происходит с очень высокими затратами», — говорит исполняющий обязанности заместителя генерального директора по геологии РУП «Белоруснефть» Виктор Привалов.

Вместе с тем, как утверждает глава Минприроды, добывать свою нефть дешевле, чем закупать российскую.

«Одна тонна нашей нефти стоит, как пять тонн российской. Это с учетом транспортировки и так далее, поэтому поиски нефти и ее добыча — это экономически выгодно», — говорит Андрей Ковхуто.

По его словам, в некоторых местах добывать белорусскую нефть будет выгодно даже если мировые цены опустятся до 20 долларов за баррель.

«Чтобы ни говорили, но своя, родная нефть является одной из составляющих обеспечения национальной безопасности любой страны», — говорит по этому поводу Александр Дикан.

С учетом ежегодных объемов добычи собственной нефти нам хватить, по крайней мере, на 30-35 лет.

 

 

Фото Сергея Балая